Гонка на двоих

Глава 4. Здесь водятся аномалии

Согласовав с начальником содержание заявки на проверку регистраторов, Кьярра засобиралась. До праздника оставалось еще часа четыре. Она надеялась подыскать за это время место под лагерь в Радиксе и начать его расчищать. Заодно оживить каких-то местных жителей и расспросить их о мире поподробнее. Заставить показать местные архивы, выяснить наконец, почему Радикс называли миром Пятерых и насколько это важно. О Радиксе сохранилось очень мало сведений. Царство жизни, жизнь во множестве непривычных проявлений — вот и все. Еще информация о климате, астрономические данные и…

— Успеете до праздника? — с сомнением поинтересовался Винати. — Только я вас прошу, оденьтесь во что-то женское, это же торжество!

— Обязательно, — пообещала Кьярра.

Выйдя из кабинета, она тут же выбросила просьбу из головы. Ей было вполне удобно в старых джинсовых штанах, сапогах и матерчатой куртке. Для Радикса — в самый раз. Бывшее царство жизни оказалось довольно холодным местом.

Сжав пальцами коммуникатор, Кьярра негромко позвала:

— Гердин, сбор у портала в Радикс. Позови Левиани и Честано.

И направилась к выходу.

Кабинет верховного мага располагался в административном здании магического Центра, которое возвышалось над стоящими кольцом постройками, как тонкий клык. Винати был консерватором, поэтому его кабинет выглядел всегда одинаково. А вот интерьер в остальных корпусах Центра подстраивался под мир, который инсданские маги осваивали в то или иное время.

Сейчас коридоры и холлы безмятежно сияли солнечным светом и шелестели оранжевыми листьями. В них царил Арлис. Чары расширяли пространство, окрашивали воздух в светлую лазурь с апельсиновыми штрихами, строили стены из розово-оранжевых лиственных зарослей, выпускали на волю мелких, как шмели, арлисских птиц с ажурными крыльями и пушистых сиреневых кошек с двумя хвостами. Но всему этому вот-вот предстояло втянуться обратно в Арлис и уступить место пейзажам Радикса. Кьярра вспомнила засыпанный костями мир и поморщилась.

Снаружи, у порталов, Арлис почти исчезал. Легкие забивал спертый душный воздух, казалось, полностью лишенный кислорода; над головой нависали монотонные серые тучи, расчерченные трубками и опорами магопроводов. Но арлисские животные иногда носились по выложенному черно-серой плиткой двору, перебегая из здания в здание.

Пушистое до шарообразности ярко-сиреневое создание подошло к Кьярре и начало тереться об ноги, умильно урча. Она наклонилась погладить, но не успела и пару раз провести ладонью по мягкому меху.

Перед глазами появилась нога, обутая в сапог, и с силой пнула кошку. Та коротко взвизгнула и бросилась прочь.

Кьярра выпрямилась, потирая мизинец, которому тоже досталось. Перед ней стояла первая помощница. Лицо испещряли глубокие, с полкулака, серые рытвины, одежду покрывал слой грязи, а от волос несло застарелым куревом.

— Привет, Гердин. Где ваши аэромобы?

— Чтоб ты сдохла, дура, — ответила та. — Счас будут, Честано ангар открывает.

Она сплюнула, целясь в сапог, и изо рта ее полилась грязная ругань. Кьярра вздохнула и перестала слушать.

У Гердин просто не оставалось выбора. Помощница еще пару лет назад подхватила пылянку, магическую болезнь, от которой ткани постепенно отмирали, рассыпаясь в пыль. Оттого лицо ее покрывали рытвины, а сама Гердин вела себя так странно. Пылянка передавалась через чувства. Любой, кто искренне полюбил бы Гердин — как женщину, как друга или даже как хорошего работника, — немедленно заразился бы. Приходилось принимать меры.

Кьярра предлагала ей пенсию с содержанием, но помощница отказывалась. Недуг вызвала «серая мгла». Гердин хотела лично с ней бороться.

Передняя стена ближайшего к порталу ангара лязгнула и начала подниматься. Из недр помещения блеснули тупые носы аэромобов.

***

При повторном открытии портала аномалий перехода не было. Не считая короткого видения, в котором красивую женщину в красном платье пожирала «серая мгла». Кьярра смотрела, как выцветает и распадается ее тело, и отстраненно думала, что все должно быть иначе. А еще — не верила…

…чему-то. Переход закончился, и ее выбросило из  видения, оборвав навеянные чувства.

Кьярра тряхнула головой и внимательно осмотрела простирающийся внизу пейзаж. Похоже, здесь была окраина города. А может, город примыкал к парку. Кажется, неплохое место для лагеря, хотя вон там поодаль есть холмы… Она бросила моб к холмам, зная, что помощники догонят.

Мертвый мир внезапно дрогнул, и Кьярра увидела черный провал в одном из холмов — там, где что-то словно ножом срезало край, и теперь на боку холма серел отвесный обрыв.

На земле под обрывом замерцала какая-то дымка, но тут же пропала. Провал щерил бездонный зев повыше нее, на высоте пары десятков метров.

Кьярра даже не стала проверять, далеко ли помощники. Как завороженная, она подлетела еще ближе. К самому обрыву и черной пещере, которой только что там не было.

Пещера звала. Из нее веяло опасностью, но в то же время отчего-то казалось, что это самое важное место в мире. Нужно лишь влезть туда… пройти по лабиринту… пересечь мост из каменных палочек, отбиться от живой пустоты, найти Храм…

Чей храм? Кьярра не успела додумать. Наваждение исчезло вместе с провалом. Обрыв снова стал безжизненным и серым.

А под ним, у подножья холма, раскинулись до боли знакомые домики лагеря.

— Рогатый и его чешуя! — вырвалось у Кьярры. Первым порывом было посадить аэромоб и проверить, что внутри домиков, но она одернула себя. Затем, не снижаясь, взялась за интерком.

Как это понимать, Косматый его проглоти? Она еще не впала в маразм. Она знала, что не разбивала лагерь в Радиксе. Даже место еще не выбрала! Только задумалась, не устроить ли базу здесь, под этим холмом. Радикс что, откликается на желания? Так это было не желание, и потом, нигде в документах о подобном не упоминалось.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться