Гонка на двоих

Глава 6. Надежды влекут нас вперед

Перед праздником Кьярра успела зайти домой и переодеться. Все-таки стоять перед камерами рядом с Магом-протектором, открывающим цепь порталов, в пыльных штанах и запятнанной землей куртке было бы некрасиво.

Небольшая квартира в Иннсе, столице Инсдана, давно казалась чужой. Крошечная ячейка в гигантском безликом муравейнике — тридцатиэтажном доме на два десятка подъездов — стесняла и угнетала. Снаружи давило болезненно-серое небо, исчерканное двойным контуром магопроводов, изнутри — осознание того, что она заперта в этом унылом гнезде. Кьярра выросла вдали от столицы, и где-то в Пальюсе до сих пор жили ее родители. Но общение с ними сошло на нет, когда тестирование выявило у Кьярры магический дар. Она жила в Иннсе все время обучения. Потом ее домом стал приземистый раскладной домик в лагере. Она чувствовала себя уютно под небесами чужих миров, но не здесь. Многоэтажка больше всего напоминала колумбарий.

Кьярра надела темно-синий брючный костюм, подчеркивающий фигуру, и туфли без каблуков. При высоком росте она могла себе их позволить. Серые глаза из-за оттенка пиджака тоже отливали синевой. Гладкие черные волосы она собрала в пучок, выпустив пару прядей, подкрасила губы и решила, что даже Винати будет не к чему придраться.

Теперь следовало узнать, кто и где собирался проводить подпольные магические бои этим вечером.

На улицах уже собирался народ. На огромной центральной площади, как раз между двух обелисков, верхушки которых терялись в туманном небе, маги и техники монтировали сцену. Обелиски символизировали, кажется, волю к жизни. Их верхние части встраивались во второй контур магопроводов, сеть из тонких трубок, проложенную высоко в небе, над крышами самых больших башен и небоскребов. Первый контур гудел и чуть светился от перенапряжения. Он тянулся на уровне седьмого этажа. И хотя Кьярра понимала, что без этих трубок не обойтись, что они нейтрализуют влияние «серой мглы» и позволяют безопасно ходить по улицам, их решетчатые переплетения навевали ассоциации с тюрьмой. Странно — она никогда не сидела в тюрьме…

Центральная площадь размерами не уступала хлебному полю. Сейчас это поле уже вовсю обживали торговцы, устанавливающие свои передвижные киоски с едой и безделушками. Здания вокруг площади едва виднелись сквозь привычный инсданский туман и казались крошечными.

Кьярра направилась прямиком к ним.

Первые этажи занимали магазины и рестораны. Серые коробки зданий не украшало почти ничего, кроме стрельчатых выступов. Муравейники. Колумбарии.

Кьярра вошла в оружейный магазин, кивнула продавцу и, миновав стенды с оружием, встала перед дулом декоративной пушки, вделанной в стену.

Дуло заскрипело и начало целиться. Раструб уставился Кьярре прямо в лицо. Потом раздался глухой выстрел.

Ядро было самым настоящим, старинным, аутентичным. Оно летело точно в лоб. Но не размозжило голову. Едва оно соприкоснулось с кожей, как стены магазина исчезли, сменившись другими, темными и облезлыми, подсвеченными малиново-синим неоном.

Кьярра вполголоса ругнулась. Другого способа попасть к Феретро не было. Всем, кто хотел встретиться с организатором подпольных магических боев, приходилось вставать под дуло. Говорили, что ядро само распознает намерения посетителей. И убивает тех, кто пытается проникнуть в логово Феретро, чтобы помешать его бизнесу.

Возможно, так оно и было, если полиция до сих пор не накрыла этот притон.

Кьярра огляделась и начала пробираться по однообразным узким коридорам. От неонового света в глазах переливались кислотные пятна. Она не представляла, где оказалась и куда идет — коридоры сами выводили туда, куда требовалось посетителю.

Ей нужен был Люк или Феретро, который знал, как связаться с Люком. Поэтому коридор изогнулся, выплюнул Кьярру на длинную витую лестницу, уходящую вниз, снова подхватил, закружил в неоновом лабиринте и забросил прямо в зрительный зал.

Трибуны ступенями спускались вниз, к арене. На арене разминался боец — не Люк. Зеваки уже заполнили зал почти на треть. Феретро обнаружился на самом верхнем ряду в дальнем углу. Его было трудно не заметить — человек-гора, сплошная масса жира, укутанная в черный костюм. Кьярра ни разу не видела его на ногах и не представляла, как он передвигается. Если он вообще передвигался.

— Привет, — бросила она, пробравшись к нему и устраиваясь на спинке соседнего сиденья. — Процветаешь?

Тонущие в щеках глазки медленно моргнули, взгляд с запозданием сместился с арены на Кьярру.

— Ага, — прогудел Феретро.

— Люк будет сегодня?

— Люк, — голос Феретро звучал, как из бездонной бочки, — пока не выступает. Может, придет. Может, нет. Можешь подождать здесь.

Она опять ругнулась. Ждать ей не улыбалось.

— Почему не выступает? Как его найти, ты знаешь?

Феретро пожал плечами — необъятная гора опасно всколыхнулась.

— Не знаю. Он сказал, чтобы я на него не рассчитывал.

— Надолго?

— Не знаю…

Кьярра вздохнула. Нет, то, что Люк взял паузу в поединках, радовало. Когда он не выступал, он всегда соглашался помочь. Но вот разговорить Феретро было задачкой не из легких.

— Ладно, — вдруг смилостивился тот. — Когда Люк придет, я передам, что ты его искала.

— Спасибо! — с чувством ответила Кьярра и чмокнула его в щеку.

Феретро удовлетворенно кивнул, принимая «плату» за выход, и пробурчал заклинание.

Арена с трибунами исчезла. Кьярра снова стояла перед пушкой в оружейном магазине. Она поспешила отойти в сторону. Огромное дуло никогда не внушало ей доверия.

Люк знал, как с ней связаться. А Феретро не нарушал обещаний. Люк мог явиться на встречу уже сегодня.

Но Феретро ни за что не выдал бы одного из своих лучших бойцов, если бы не был уверен, что тот надолго вышел из строя. А значит, с Люком случилось что-то серьезное. Поработать следопытом он соглашался, лишь когда получал ранение и временно не мог драться.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться