Гонка на двоих

Глава 22. Ультиматум

По вечерам в Центре всегда было людно и оживленно. Аналитики, химики, биологи и прочие кабинетные работники выбирались из своих нор, сдавали отчеты, делились информацией со смежными отделами или просто торопились поскорее вернуться домой. Правда, те, кто слишком торопился, обычно не задерживались на своих должностях.

Но сегодня оживление показалось Кьярре нездоровым. В воздухе разливалось что-то тревожное. Трубки магопроводов чуть фосфоресцировали в темноте и гудели — громко, высоко, на одной пронзительной ноте. Коридоры, вопреки обыкновению, почти пустовали, однако нервозности тех, кто изредка пробегал по ним, с лихвой хватило бы на всех работников Центра, включая тех, кто уже ушел домой.

Направляясь к Винати по гулким переходам, похожим на недавно разоренное гнездо, Кьярра столкнулась с парой знакомых. Ее обогнал Зари — глава военных некромантов, формально подчинявшийся Кьярре, но на деле работавший исключительно с Винати. За ним последовал Лукас Соу, один из генералов инсданской армии. Черная борода топорщилась неопрятными клочьями, смоляные волосы запылились и растрепались.

Кьярра вытаращила глаза. Да Соу никогда не показывался в Центре! Его скорее можно было бы увидеть в южной пустыне, в руинах Кахану, заброшенного города в белесых песках. Там, в центре Кахану, высился загадочный монумент Радикса, там в последние годы кипели непрекращающиеся бои. В крайнем случае Соу мог появиться в администрации Несте, на стратегическом совете, но никак не здесь.

Она ускорила шаг и догнала полководца.

— Добрый вечер! Вы к сино Винати?

— Да, — бросил тот, не сбавляя ход. — Добрый вечер, хотя я бы не назвал его добрым.

Кьярра поняла, что безнадежно что-то упустила. Неудивительно — в новоосвоенных мирах всегда было плохо со связью. Систему начинали налаживать, уже когда открывались порталы для населения… Что стряслось за те сутки, что она следила за Магистром, а потом пыталась влиться в работу собственного лагеря? Если бы что-то серьезное и непоправимое, в Радикс бы отправили посыльного!

Или нет — если непоправимое оказалось бы слишком фатальным…

— А что случилось?

— Сайтаррцы, — Соу выплюнул это слово, как ругательство, — выдвинули нам ультиматум. Причем очень причудливым способом. Сейчас их президент собирается выйти на прямую связь с Винати. Наверное, чтобы повторить.

Он умолк. Кьярра с трудом успевала за его поспешным размашистым шагом.

— Ультиматум? И чего они требуют? Что за причудливый способ?

— Сейчас сами увидите, — буркнул Соу. Он резко свернул, едва ли не прыжками преодолел расстояние до кабинета Винати и дернул дверь.

Входя следом, Кьярра негромко ругнулась. Здесь собралась добрая половина некромантов Центра!

Моргая, она разглядывала столпотворение. Винати восседал за своим столом перед включенным телекомом, настроенным на вывод визуальных каналов. Кругом расселись главы так называемых «домашних» некромантских отделов — специалисты, которые работали в Инсдане, а не воскрешали мертвые миры. Кьярра узнала десяток основных функционеров. Кроме них, было трое или четверо генералов, оба советника Винати, глава аналитической службы и человек пять экспертов-биологов.

Разношерстная компания. Но чего они ждут, если ультиматум, по словам Соу, уже выдвинут? Повторить? Кьярра ничего не понимала.

Увидев ее, Винати недовольно поморщился, но махнул рукой, жестом приказывая взять стул и не отвлекать. Кьярра огляделась, не нашла свободных стульев и прислонилась к шкафу. В спину уперлась дверца бара. Перед Винати на трехмерном дисплее интеркома соткалась голограмма.

С голограммы в глаза верховному магу смотрела Кандия Стенсен, президент Сайтарра.

Конечно, Кьярра не раз видела ее раньше. Но почему-то лишь теперь обратила внимание, как сильно Стенсен похожа на Смерть. Если заменить строгий черный костюм с глухим воротником на алое платье, распустить безжалостно стянутые в пучок волосы, снять очки в громоздкой металлической оправе (как будто нельзя исправить зрение магией!), выкрасить ногти в красный цвет, разгладить тонкие недобрые морщины у рта и на лбу…

Интересно, что это значит. Смерть может стать такой, какой ее хочет видеть проситель. А Магистр захотел увидеть свою начальницу — в весьма фривольном наряде. Он с ней спит или только безответно вздыхает? Впрочем, Блэкберн в последнюю очередь напоминал человека, способного безответно вздыхать.

Все это мимолетно пронеслось в голове, пока Стенсен приветствовала Винати. Приветствовала очень сдержанно, холодно и чуточку высокомерно. Верховный маг кивнул, не отрывая взгляда от голограммы.

— Конечно, добрый вечер, разумеется, рад вас видеть. К чему эти реверансы, госпожа Стенсен? Вы, кажется, хотели объяснить, что означало это представление с нашим солдатом? Почему вы не свяжетесь с Несте?

Кьярра скривилась. Винати нервничал и показывал слабость. И сайтаррка это понимала. Сочные губы, накрашенные неяркой бежевой помадой, изогнулись в усмешке.

— Разве он не сказал вам?

— Солдат? Сказал, — буркнул Винати. — Полноте. В наше время никто не делает из мертвецов кукол-зомби. Я надеялся, вы что-то объясните.

Кьярра по-прежнему не понимала, что произошло. Представление с мертвым инсданским солдатом. Солдата, судя по словам Винати, превратили в куклу-зомби. И он передал какое-то послание. И что теперь?

— Объясняю, — мягко сказала Стенсен. — Ваши солдаты больше не оживут, как не ожил тот, которого мы к вам прислали. Не оживет ни один. Сколько бы магии вы в них ни вливали. И так будет до тех пор, пока вы не сложите оружие у монумента Радикса и не предоставите нам доступ к расшифровкам его частоты.

Да. Это действительно был ультиматум. Очень смелый, очень наглый, бесконечно далекий от дипломатии. Так не вели переговоры, даже если визави был представителем противника. Это было не официальное предупреждение и не дипломатическая нота, а пощечина. У Кьярры нехорошо засосало под ложечкой, стоило ей задуматься, за счет чего сайтаррцы могут позволить себе такую смелость.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться