Гонка на двоих

Размер шрифта: - +

Глава 27. Наживка

Кьярра не удивилась. Это было ожидаемо. Но по венам быстро-быстро заструилось предвкушение. Не самое радужное, с ощутимым зловещим привкусом, но все же предвкушение. Ей хотелось оживить Ненависть. Еще больше хотелось научиться управлять ею… точнее, им, ведь эта бесполая стихия в Радиксе отчего-то причислялась к мужскому полу. И остановить Магистра с его ручной Смертью. Еще у Кьярры имелись кое-какие соображения насчет того, как приструнить сайтаррцев и обезопасить себя от того, что они могли перехватить управление Ненавистью. И сейчас планам предстояло воплотиться в жизнь.

Она опасалась осложнений, но желание добраться до новой стихии заглушало боязнь.

В конце сообщения Винати велел посмотреть фотографии, которые он прикрепил. Кьярра послушно посмотрела. Трупы. Ровные ряды мертвых солдат, прикрытые какой-то дерюгой, и бродящие среди них некроманты — потерянные, с опрокинутыми лицами. Ничего неожиданного. Она закрыла сообщение и вернула интерком посланцу.

— Скажите сино Винати, что все будет исполнено. Ах да, еще. Что сейчас на фронте — мы потеряли монумент Радикса?

Об этом начальник не упомянул, только рассказал о проигранном бое.

— Пока нет, — отозвался гонец. Кьярра кивнула, и он направился обратно к стоянке.

Пока нет… Это «пока» объясняло ситуацию лучше любых цветистых описаний.

Кьярра поискала глазами край обрыва над черным провалом пещеры, констатировала, что альпинистскую точку там так и не обустроили, и тоже зашагала к стоянке.

У аэромоба ей пришло в голову, что неплохо бы позвать кого-нибудь в помощь, но Кьярра отбросила эту идею. То, что она собиралась предложить Ненависти, не годилось предлагать в присутствии посторонних.

Очутившись в лабиринте из каменных палочек, она ненадолго замерла, раздумывая, как попасть в святилище. Нужно кого-то очень сильно возненавидеть. Как выразился Люк, до звездочек из глаз. Если бы известие о сайтаррском прорыве было неожиданным, пожалуй, у нее бы получилось. Но сейчас эмоции схлынули, звездочки погасли, а все мысли занимали попытки понять, какого все-таки Косматого Магистр рассказал Кьярре то, что рассказал.

Она обозлилась сама на себя. Ну да, идиотка, получила подачку в виде порции новых сведений и уже поплыла, потеряла хватку. Вот и сайтаррская стратегия — играть на чужом любопытстве, чужих эмоциях, чужих стремлениях и страхах, при этом не испытывая ничего! А что, если Магистр все предвидел? Кьярра уже запуталась и не могла бы точно сказать, куда простираются границы его информированности. Что, если он понял, как найти Ненависть, но сам пока не мог туда добраться? И намеренно сбивал с толку противницу… Проклятие, почему она вообще должна стоять здесь и думать о сайтаррцах, гадать на их случайных обмолвках и сказанных фразах, напоминая самой себе древнюю язычницу, пытающуюся узнать волю богов? Почему все сложилось так, что сайтаррцы стали напоминать непредсказуемое древнее божество, от поступков которого зависело ее благополучие? Может, хватит, в конце концов?!

…Кьярра не заметила, как злость и раздражение переросли в короткую вспышку ненависти, и не заметила, как эта вспышка миновала. Ее слишком увлекла случайная аналогия. А ведь и правда, сайтаррцы заняли в ее сознании место какого-то божества. И не потому, что она перед ними благоговела, а потому, что их действия были такими же непредсказуемыми, а сила казалась такой же безграничной. А сама Кьярра могла лишь беспомощно следить, что они предпримут дальше, и была не в силах что-то противопоставить. Ах да, еще она могла выслушивать претензии Левиани по этому поводу. Еще один идиот. Как уже надоело!

Она вынырнула из пучины безрадостных мыслей и обнаружила, что лабиринт исчез. Вокруг возвышались острые черные зубья разрушенных стен.

Кьярра коротко и зло рассмеялась. Ну хоть какая-то польза от беспомощности.

Впрочем, беспомощность перед сайтаррцами доживала свои последние минуты.

Она прошлась по святилищу, провела рукой по зазубренному черному срезу стены, по углублению алтаря. Потом пересекла осыпавшийся лабиринт и шагнула наружу.

Каменная сеть возникла над головой куполом, как по волшебству. Карабкаться по ней было совсем не сложно. Когда ее покатый край уперся в сетчатый потолок, Кьярра села, выбрав перекладину подлиннее, и посмотрела вниз.

Мертвая — точнее, спящая, конечно, спящая! — Ненависть напоминала дикобраза. Неизвестно, откуда взялось это впечатление, ведь самой стихии Кьярра не видела, только панцирь — полуразрушенное святилище. Сверху зубья стен складывались в замысловатый узор, какую-то невозможную фигуру — спираль, замкнутую в кольцо на плоскости. К черноте, серости и прозелени пейзажа добавился красноватый оттенок. Казалось, Ненависть дышит. Спит и дышит, а не лежит замертво.

Кьярра тряхнула головой, достала из кармана припасенный контейнер для «серой мглы» и принялась читать очистительное заклинание.

Заразы оказалось неожиданно много. Ваштамар, да будет ли ей конец? Заклинание давно закончилось, а «серая мгла» все лилась и лилась нескончаемым потоком. Контейнер наполнился до отказа, и Кьярра стала отводить поток в сторону, как делала, воскрешая Смерть.

Магия работала плохо, как всегда в сферах бытия. Следовало изловчиться и стащить у сайтаррцев хоть одну батарейку… Перед глазами заплясали черные точки, голова начала кружиться. Кьярра ощутила, как теряет ориентацию в пространстве и кренится в сторону, и крепче вцепилась в каменные палочки. А «серая мгла» все не кончалась.

Когда поток наконец начал иссякать, миновала, казалось, вечность.

Кьярра откинулась на сеть и прикрыла глаза. На грудь давила незримая тяжесть. Откуда-то из-за спины веяло затхлым мертвым духом «серой мглы». Звук собственного дыхания доносился, как сквозь слой ваты.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться