Гонка на двоих

Глава 31. Буря

В черно-зеленых сумерках изредка вспыхивали короткие фосфорические молнии. Даже в темноте было заметно, какая густая дымка клубится в вышине.

«Серая мгла» вернулась, а трудоемкие попытки от нее избавиться пошли насмарку. Откуда сайтаррцы только взяли столько этой гадости? Но их попытки отбиться от Ненависти с ее помощью не увенчались успехом…

Лагерь гудел, обсуждения не умолкали. От сайтаррцев не доносилось ни звука. Кьярра сидела на крыльце своего домика и рассеянно игралась синеватым магическим огоньком. Магия постепенно возвращалась.

У Люка не было никаких доказательств, но он не сомневался, что Ненависть преследовал только собственные интересы. Что Ненависть надул Кьярру, и вот-вот грянут последствия. Положа руку на сердце, она бы не удивилась. Она не верила в бескорыстность стихий. Надписи на алтаре Ненависти только усиливали подозрения. «Ничего не попросит взамен»… О бескорыстности кричат во всеуслышание в основном те, кто ломит за свою помощь самую высокую цену.

Можно сказать, Кьярра рискнула с открытыми глазами. И с одобрения Винати. Пока что результат оправдывал риски.

Вспомнив о результате, она поднялась, погасила магический огонек и осмотрелась. На нее изредка оглядывались, но в основном все занимались своими делами. Самое важное Кьярра уже сказала им на недавнем совещании. Рассказала о Ненависти, напомнила правила безопасности, велела докладывать, если из-за исчезновения Смерти что-то пойдет не так или если Ненависть будет докучать. Но пока что он не докучал. Да и мир без Смерти на поверку мало отличался от мира с ней. Хотя судить по первому дню было рановато.

Кьярра скользнула к ангарам, обогнула их, прошла между их задними стенами и отвесным краем горы, а потом свернула к пологому склону.

На холме ей не встретилось ни одного покойника. Только скелеты животных и пара неспособных взлететь птиц в ветвях. Мертвые хищники крались по траве вслепую, не понимая, что не смогут ни поймать, ни съесть добычу. И мертвая добыча пряталась, спасая свои голые кости от когтей врага.

Добравшись до вершины, Кьярра мелкими шажками продвигалась вниз по крутому склону, ведущему к сайтаррскому лагерю, пока не увидела домики и узкие тропы между ними.

Тускло горели пять фонарей по краям лагеря. Лампочки мерцали, свет то и дело мерк, превращаясь из бело-желтого в безжизненный бурый. Окна домиков не светились вообще.

По дорожкам никто не ходил. Моторы генераторов молчали. Не доносилось никаких, даже негромких голосов.

Кьярра долго стояла, разглядывая это все, а когда надоело стоять — села на траву. Хорошенький досуг — любоваться разрушениями, которые сама же и причинила… Впрочем, видимых разрушений не было, лагерь просто казался заброшенным. И все же она не могла заставить себя оторваться от этой картины. Сейчас, когда противник был повержен и безопасен, его даже хотелось пожалеть.

Жалеть мешали две вещи. Во-первых, противник все еще был жив и мог больно укусить в ответ. Кьярра догадывалась, что сейчас легко добила бы сайтаррцев, подожги она лагерь — вряд ли им хватило бы сил спастись, но добивать она не хотела. Возможно, зря.

Во-вторых, никто не мешал сайтаррцам сражаться честно, а не использовать в войне способности Смерти.

Больше Кьярра ни о чем не думала. Только следила за гипнотически мерцающими фонарями и дремала с открытыми глазами. Опомнилась она, когда поднялся холодный ветер. Он швырял в лицо мелкую колючую пыль, которая сыпалась за шиворот, вызывая противный зуд.

Кьярра встала и побрела к своему лагерю. К счастью или к сожалению, время не стояло на месте. Если долго любоваться поверженным врагом, пропустишь новый удар.

***

С утра из серых туч вынырнул аэромоб и закружил над инсданской стоянкой, ища свободный уголок.

Кьярра как раз распределяла участки между отрядами. За оградой опять бродили скелеты, которых предстояло собрать в одном ангаре и попытаться оживить одним заклинанием на всех. Еще нужно было наведаться в районы, где раньше хозяйничали сайтаррцы, и решить, стоит ли их присвоить. А может, Ненависть обглодал их так основательно, что проще было бы не трогать, оставить сайтаррцам, показать свое почтение к международным нормам.

Кьярра вскинула голову, проследила за полетом аэромоба и изумленно хмыкнула. В Радиксе объявился не кто иной, как верховный маг Дариэл Винати!

Следом за изумлением пришла настороженность. Что его сюда привело? Винати выбирался в новые воскрешенные миры очень редко, обычно под конец их освоения, полюбоваться результатом или покритиковать команду. До того он довольствовался докладами, снимками, данными анализов и чужими впечатлениями.

Но в Радиксе все было по-другому.

Кьярра поспешила навстречу начальнику. Даже в тени навеса над стоянкой его лицо светилось благодушием.

— Мне доложили о вашем успехе, — сказал он, с любопытством стреляя глазами по сторонам. — Я прилетел посмотреть. И лично поблагодарить, конечно же. Надеюсь, «серая мгла» здесь уже не опасна для здоровья?

Кьярра помедлила, прежде чем отвечать. Винати был настроен празднично: расскажи ему о трудностях и неприятных последствиях — даже не услышит. А если все же достучаться до него, начнет отчитывать и ничем не поможет. Она решила промолчать. Если что-то пойдет не так, Винати еще успеет об этом узнать.

— Лучше наложите защитные чары. «Серой мглы» стало больше, с тех пор как мы подняли Ненависть. Сайтаррцы отбивались с ее помощью.

— Но не отбились, — удовлетворенно усмехнулся Винати и забормотал заклинание. Он повторил его дважды, хотя обычно, даже если очутиться в зараженном мире впервые, достаточно было одного раза. Потом извлек из кармана баночку с таблетками, высыпал на ладонь сразу полдюжины и проглотил.

— Вы зря пренебрегаете гомеопатическими средствами, — наставительно произнес он. — Они повышают стойкость организма к «серой мгле».



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться