Гонка на двоих

Глава 40. Сопротивление бесполезно

Поцелуи становились все настойчивее. Руки Магистра проникли под куртку Кьярры, и прикосновения почему-то обжигали, хотя ладони у него были не горячими. Он успел откуда-то узнать, что нравится ей больше всего, какие ласки заставляют терять и без того слабеющий рассудок — а может, все это подсказало Безумие. Кьярра не заметила, как ее куртка очутилась на полу, как она сама очутилась на полу, и Магистр рядом, тоже без куртки. Она просунула руки под его майку, царапнула кожу ногтями, заставляя его резко выдохнуть. Откинула голову назад, подставляя шею под поцелуи, выгибаясь вперед, смыкая веки, чтобы сосредоточиться на ощущениях…

Магистр внезапно слегка отстранился и издал негромкий смешок.

— Оно бы еще видеокамеру установило или свечку зажгло.

— М-м… о чем ты? — Кьярра нехотя открыла глаза. Тут же она поняла, в чем дело. Пол в храме больше не пытался мимикрировать под воду. Он окончательно принял консистенцию мягкого матраса и даже отрастил подушку. Подушку, чтоб ее Косматый разодрал!

Это отрезвило, как ледяная ванна. Опьянение частично улетучилось, обстановка опять предстала во всем своем коварстве. Безумие продолжало следить за гостями и подталкивать к новым и новым сумасбродствам. Добивалось, чтобы они потеряли человеческий облик, аккуратно и понемногу счищало с них налет цивилизации. Кьярра села и пригладила растрепавшиеся волосы.

— Какого Авора оно здесь делает, если оно давно должно быть в Центарии? Я пойду… Пора его проконтролировать.

— Да, — Магистр провел рукой по лицу и вскочил. — Осталось только выбраться отсюда.

Он с заметным отвращением посмотрел на торт. Кьярра подобрала куртку и тоже встала. Магистр уже, казалось, забыл о том, что происходило минуту назад, его вниманием полностью завладел съедобный алтарь. Кьярра покосилась на заветрившиеся кремовые розы. На куртку с сайтаррской нашивкой на рукаве, все еще валяющуюся на полу. На медленно разглаживающуюся «подушку».

— Слушай, тебе что, вообще наплевать на это все? — вырвалось у нее. Тут же вспыхнула досада. Это прозвучало, как нытье обиженной девицы, упрекающей партнера за невнимание. Магистр вообще не был ее партнером, не считая сделки, заключенной от отчаяния. Поцелуи значили только то, что Безумие живо, здорово и прекрасно себя чувствует. Тьфу, ваштамар…

— Не наплевать, — мягко сказал он и внимательно, с легким прищуром, посмотрел на Кьярру. — Просто я не умею слишком увлекаться. Мы еще продолжим.

В воздухе явственно повисло невысказанное окончание фразы: «Если я не подохну раньше». Кьярра почему-то сразу поверила: действительно, не наплевать, просто не умеет. Живой автомат, что с него взять. А еще неожиданно вспомнилась Смерть и ее сходство с Кандией Стенсен… но это уж точно было темой для другого разговора.

— Я так и подумала, — буркнула она. — Ложки наколдуй. Заодно покажи, как пользоваться батарейками.

Ложки у Магистра получились больше похожими на половники с длинными ручками. Зато с ними никто не остался бы голодным. Батарейки достаточно было сжать в руке, чтобы использовать их заряд, как свою собственную силу. Ничего сложного, все так просто, что даже подозрительно. Магистр отдал Кьярре половину батареек.

— Вообще-то одной хватает на месяц, если колдовать каждый день, — сказал он. — Но в Радиксе у нас все сгорало моментально. Спешили.

«И снова будете спешить, если, конечно, все это можно исправить», — мрачно подумала Кьярра. Она не сразу заставила себя зачерпнуть ложкой немного крема.

На вкус торт оказался… А, проклятье! От неожиданности к горлу подкатила тошнота. Сливочный крем не отличался по вкусу от хорошо просоленной рыбы. Пришлось сделать паузу, прежде чем отковырнуть кусочек обнажившегося коржа.

Корж отдавал чем-то едко-приторным — то ли патокой, то ли медом. На этот раз Кьярра удивилась меньше. Да и стоило ли вообще удивляться? Что может быть обыденнее торта из меда и селедки? Кривясь, она проглотила угощение, страдальчески подняла глаза к потолку, и взгляд скользнул по дальней  стене. Тут же Кьярра подскочила, как ужаленная.

— Нет, я его уничтожу, — процедила она сквозь зубы. Магистр вздернул брови и обернулся.

В дальней стене безмятежно серел пустой проем. В нем виднелись очертания радиксского города, укутанного пеленой «серой мглы».

Безумие давно открыло выход, но не сказало об этом. Приглашение отведать тортика было просто подобием гостеприимства.

Магистр захохотал и все еще смеялся, когда Кьярра запрыгивала в аэромоб.

***

Переход не сопровождался аномалиями. Над Центром стелилось тонкое вихристое покрывало «серой мглы», но это был не тот толстый слой, который накрывал места, где успел похозяйничать Ненависть. Это были просто остатки, наметенные ветром.

Ненависти Кьярра не увидела. А ведь боялась, что, когда вернется, он уже будет доедать Центр… Не увидела она и Безумия. Вокруг вообще стояла неестественная тишина. Глаз не цепляло ни одно движение. До Иннса было далеко, но на шоссе чуть в стороне от Центра не ездили машины, а по двору не ходили люди. Кьярра попробовала подключиться к эфиру, но на частоте Центра все молчало. Никто не совещался, не переговаривался. Не паниковал, отчаянно ища путь к спасению.

Она поспешно связалась с начальником.

— Сино Винати, что у нас?

Ответили через несколько секунд. Создавалось впечатление, что Винати сидел на другом конце помещения от своего интеркома. Может быть, прятался там.

— Сина Конфорти, это вы? — недоверчиво поинтересовались из динамика. По обращению Кьярра заключила, что начальник не один. — Я принял решение отвести всех магов в убежище. Сопротивление стихии бесполезно.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться