Гонка на двоих

Глава 44. Храм Времени

Деревья, в отличие от тьмы, на которой они росли, оказались настоящими. Материальными, крепкими, очень колючими и жесткими.

Они хватали за куртку, как живые, норовили хлестнуть по лицу, по глазам, вцепиться в одежду намертво, лишь бы не дать незваным гостям сделать ни шагу дальше. Кьярра шла чуть впереди, и пару раз Магистр выпутывал из кустов ее волосы, хотя она почти сразу стянула их в тугую косу. Каменная сетка под ногами успела почти полностью осыпаться, и приходилось выбирать дорогу, ходить зигзагами, петлять и при этом еще стараться не заблудиться. Край леса и начало пропасти скрывались за густыми зарослями. Порой Кьярре казалось, что она бредет в противоположную сторону.

 Но еще чаще ей казалось, что она разделилась на десяток своих копий. Каждая — с собственным прошлым, воспоминаниями и мыслями. Какая-то помнила больше, какая-то — меньше, и все сосуществовали в одном теле, внимательно прислушиваясь к его ощущениям. Скорее всего, так оно и было. В этот самый момент в ее голову заглядывала она сама то из одного, то из другого отрезка прошлого, изумлялась, раздражалась, злилась, спокойно наблюдала, с досадой отмечала «а, это уже было много раз» и исчезала. От этого мозг был готов взорваться. Десять лет соединились в одной точке. Аномалия перехода ожила.

Лес закончился внезапно. Раздвинув очередные кусты, Кьярра чуть не потеряла равновесие и не свалилась вниз, в голодную черную бездну. И вновь ей почудилось, что оттуда разочарованно взвыли.

Обломки каменной сетки переходили в достаточно устойчивый мост, объемный, так что можно было ступать по нижним перекладинам и держаться за верхние.

— Оно живое, — сказала Кьярра, глядя вниз. Чернота клубилась непроницаемой завесой, но в то же время обладала каким-то объемом. Сорвись в нее — лететь будешь бесконечно… или вообще не будешь лететь, потому что тебя сразу проглотят.

— Будешь ее допрашивать? — поинтересовался Магистр, останавливаясь рядом.

— А если нет? Интересно, что-то нарушится?

— А если она что-то знает? Эй, ты, кто бы ты ни был! — прокричал он, садясь на корточки и заглядывая в пропасть. — Время здесь? Как к нему попасть?

Снизу не ответили — только беззвучно взвыли. Уже в который раз.

— Погоди. Не так. Нужен кусок, — Кьярра опустилась на колени рядом, крепко вцепилась в край сетки, наклонилась и зачерпнула пустоту второй рукой.

Подействовало. Подействовало, чтоб его Косматый разодрал! Облачко черного тумана, вырванное из бездны, словно бы с любопытством оглядывалось, ерзая на ладони. Ощущение было таким реальным, что Кьярра выругалась в голос. Потом прикусила язык. Кажется, она уже сетовала на то, что из-за сайтаррцев забывает нормальную речь — когда-то, сотню лет назад.

— Продолжай, — вполголоса шепнул Магистр на ухо. — Мне нравится.

Шепот скользнул по коже, как живой, прошелся бархатной тряпочкой. Кьярра повернула голову.

— А мне нет. И вообще это бесполезно! — она встряхнула рукой, и облачко слетело с коротким разочарованным писком. — Плевать, насколько эта пустота живая! И живая ли вообще! Нам нужно в храм Времени. Добраться до него можно, только если карабкаться по этому мосту. Пошли, нечего рассиживаться.

— Злишься. — Магистр придержал ее за плечо, не торопясь вставать. — Почему?

— А ты замечаешь, что происходит? — Кьярра обеими руками взялась за перекладины сетки. — Мы действуем в связке, как будто у нас за спиной уже лет десять такой работы. Мы понимаем друг друга с полуслова. Мы не оказались в постели только потому, что в Радиксе ее нет. Ты шепчешь мне на ушко, как своей любовнице, и я реагирую, как любовница… Во всем этом мне не нравится две вещи. Во-первых — это все ненастоящее, Радиксом правит Безумие. Во-вторых — это все кончится, как только я войду во вкус.

Магистр прикрыл глаза, правильные черты на миг исказились то ли от боли, то ли от досады. Когда он снова посмотрел на Кьярру, во взгляде плескались насмешка и горечь.

— Прости. За все нужно платить, но тебе досталась часть моего тарифа. Я сожалею.

— Зря. Сожаления бесполезны.

— Тоже правильно, — он улыбнулся, как раньше, тепло и почти ласково. — Только знаешь что? Если человек осознает свое безумие, это уже не безумие.

— А если виновато не Безумие, — сказала Кьярра, — то все еще хуже, чем я думаю. Мы были врагами меньше суток назад. С врагами не бывает такого… мгновенного взаимопонимания.

— Мы уже четыре года не враги, если верить аномалиям перехода, — парировал Магистр. Хотя какой, к Косматому, Магистр. Теперь отчего-то становилось все сложнее называть его так даже про себя.

— Пошли, — наконец сказала Кьярра, поднимаясь и хватаясь за перекладины моста.

Узкая, хлипкая, с виду ненадежная сетчатая полоска тянулась вдаль и терялась в мглистой дымке на горизонте. Но стоило ступить на нее, как впереди возникла большая темная тень. Очертания какого-то здания.

Храм Времени оказался ближе, чем Кьярра опасалась. Теперь до него оставалось несколько сотен метров. Но даже с этого расстояния было не разглядеть ни стены, ни двери, ни окна. Только безликую тень.

Зато камень не скользил под ладонями, а боязнь высоты не сковывала движения. Кьярра с детства обожала лазать по заброшенным домам и опорам магопроводов. Сейчас ей мешал только страх встретиться наконец с тем, к чему она так долго шла, и хотелось, чтобы этот мост никогда не заканчивался. Лучше карабкаться по нему вечно, день за днем, год за годом, иногда чувствуя в своей голове присутствие кого-то чужого и понимая, что это заглядывает прошлое. Какая смешная и глупая слабость…



Ханна Хаимович

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться