Гонки на выживание

Размер шрифта: - +

Тайны одного дракона

 

 

 

Тайны одного дракона.

 

 

Дракон смотрел на нее удивительными зелеными глазами и лениво цедил:

— Ну и дура.

Ника неловко дернулась и проснулась.

Просто очередной кошмар. Один из тысячи. Очень мало отличающихся друг от друга, заканчивающихся встречей с драконом, глядящим на нее насмешливо и недоверчиво. Неужели не узнала? Еще и этот голос. Знакомый настолько, что он просто не может принадлежать тому парню с мечами. Такой голос был у кого-то другого, кого-то, кого она очень хорошо знала. Или не знала вообще?

Вчера она не выдержала. Нашла запись с этим голосом, каким-то чудом не стертую из памяти брони, и попросила определить человека, которому он принадлежит. Если это возможно. Если в реестре есть такой человек. Попросила сообщить, как только что-то выяснится и села ждать результатов, не желая засыпать и опять встречаться с драконом. И уснула.

Первым делом Ника бросилась к личному лин-кому, проверить не пришло ли сообщение от служб регистрации.

Пришло. Два. И в обоих ее настоятельно просили поспешить предстать пред светлые очи Ее Величества королевы Талиды. С каких это пор служащие реестра направляют просителей к королеве? Удивительно.

Размышляя о странностях и драконах Ника быстренько переоделась в подходящую для глаз придворных одежду и не глядя на время поспешила к Ее Величеству. Как оказалось, не зря.

Верхний Замок стоял на ушах. Все шептались, дико на нее косились, встречались личности похожие на врачей, а слуги вообще носились по этажам и старались держаться от нее подальше. Потом откуда-то возникла Милен Сакш, личный секретарь королевы, и не сказав ни слова куда-то Нику потащила, бесцеремонно схватив за руку.

Ника поняла что это просто очередной кошмар. Сейчас Милен приведет ее к дракону и исчезнет тем же таинственным образом, что и появилась. Проснуться не получалось. Милен разговаривать не хотела. В общем, просто бредовый сон.

Если бы.

Привела ее Милен вовсе не к дракону.

Детская комната Александэра. Светлая, с кучей пыльных игрушек и королевой восседавшей на маленькой кровати, с рыжим медведем в объятьях.

— Где он?! — рявкнула обычно сдержанная и терпеливая Талида.

Ника попятилась, наткнулась на Милен и робко спросила:

— Кто?

— Сашенька. Твой муж. Где он?

— Не знаю, — честно призналась Ника.

Хотелось закричать, что никакой он ей не муж, так, не пойми кто. Обязанность, которую она приняла из-за любви к отцу и собственной глупости. Да и откуда ей знать, где он сейчас? В последний раз она его видела тогда же, когда и Талида. В Синем Зале, с лучевиком в руке и необычной решимостью в глазах. Тогда, когда он чуть не убил смотрящего, пропустившего бракованное оружие для десанта. Единственное его стоящее дело, после которого Сашенька благополучно исчез. Благополучно для жены, не знавшей, как к нему относиться, но никак не для матери, обожавшей своего нечаянного и бестолкового ребенка.

— Как это не знаешь? Это же ты дала исковикам запись с его голосом.

Это даже не злость. Хуже. Смертная тоска.

Ника так удивилась, что не сразу поняла, что именно сказала обычно бесстрастная и холодная, как льдинка, королева. А когда поняла…

— Его голосом? Вы шутите? Вы хотите сказать, что чертов дракон, с его дурацкими мечами и насмешливыми глазами, ваш сын? Парень с внешностью бродяги, самоуверенный как… как не знаю кто, это тот неженка в кружевах? Да вы бы видели, как он дерется! Не может быть. Разве что голос похож, хриплый. Да, хриплый…

Не может быть? А почему? Целых два года. И то выступление перед исчезновением. Да и что о нем вообще известно? Что он боится грязи? Запирается в своей комнате, в которую допускаются только несколько телохранителей? Кто кроме телохранителей видел его в той комнате? На обязательные мероприятия он почти всегда являлся в виде голограммы, впрочем, как и половина присутствующих, не успевших или не сумевших из-за очень ванных причин вовремя прибыть во дворец Трех Солнц. Александэр, конечно, в этом дворце жил, но отправлять вместо себя голограмму этикетом не запрещалось. Чем он беззастенчиво и пользовался.

И даже не факт, что он управлял ею тихо сидя в своей стерильной комнате. Находиться он мог где угодно, чем он занимается в своих комнатах никого не интересовало. Туда даже горничные не заходили, автоматике Александэр доверял гораздо больше, когда дело касалось уборки.

А еще голограммой мог управлять вовсе не он. Это дело он вполне мог доверить кому-то из своих телохранителей. Или друзей. А сам сидел тихо вообще черт знает где и занимался черте чем.

Ему ведь главное было с телохранителями договориться, чтобы не выдали.

И найти друзей во дворце, чтобы прикрыли и вовремя позвали обратно, если случится что-то срочное. Сколько раз было такое, что Александэр опаздывал на полчаса, а то и час, странновато улыбался и нес какую-то чушь о не желавшем смываться подозрительном пятнышке. А именной чип можно и вырезать, даже самостоятельно, ножом, а потом носить его в кармане или бросать в комнате, делая вид, что никуда не уходил. Главное в этом деле смелость. Или наглость. А можно попросить друзей о помощи.



Таня Гуркало

Отредактировано: 04.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться