Гордость

IV

      Народ стекался в центр города со всех сторон большими компаниями, парами и поодиночке. Взрослые и молодые, старики и дети могли найти общие темы для разговора между собой, ведь все горожане в более или менее равной степени были объединены одной бедой, свалившейся им с неба прошедшей ночью. Среди людей царили чувства растерянности и неопределенности, никто не знал, что будет дальше, что им делать, поэтому они шли на площадь, в надежде получить ответы на эти вопросы у мэра.

       Саймон догнал своего друга, который уже простил ему его непристойную выходку, и теперь они вместе искали своих знакомых в толпе, образовавшейся на подступах к площади.

       – Смотри, Дерек здесь со своими! – Воскликнул Чарльз, указывая рукой на широкоплечего бритого парня в спецовке, курящего неподалеку в компании своих друзей.

       – Не хочу видеть его мерзкую рожу. – Процедил Саймон сквозь зубы и постарался скрыться в толпе, таща за собой и Чарльза, но Дерек успел их заметить и уже уверенным шагом шёл к ним вместе со своей компанией.

       – Привет, голубки, как поживаете? – Спросил он у друзей инженеров, растянувшись в злобной улыбке и небрежно выбросив окурок от дешевой сигареты.

       – Голубки, ахах, голубки, вы это слышали? – Загалдели парни в тех же спецовках, что и Дерек, точно так же, как и он, одновременно выкинув окурки.

      – Отлично! Спасибо, что спросил! А ты как? Сильно пострадал от бури? – С искренней веселостью ответил Чарльз.

      Дерек явно не ожидал такого добродушного ответа  из-за этого даже слегка смутился.

      – Пострадал не то слово. Вся конюшня разлетелась на части, моя кляча чудом уцелела. – Всё еще в небольшом смущении, спокойным голосом Дерек начал было делиться своими проблемами, но тут же, заметив Саймона, злобно поглядывающего на него и его друзей из-за плеча Чарльза, быстро добавил:

       – Но я уже начал её восстанавливать; Подготовил все нужные для этого материалы и инструменты, благо у меня руки из нужного места растут и умеют по-настоящему работать, а не карандашиком рисульки выводить.

       Услышав эти слова, явно направленные в свой адрес, Саймон сначала страшно побледнел, затем покрылся красными пятнами и так сильно сжал кулаки, что его идеально подточенные ногти до крови впились в тонкую кожу холеных ладоней. Парни в спецовках вновь начали повторять последние произнесенные слова Дерека и восхищенно похлопывали его по плечу, пока тот удовлетворительно склабился, ехидно поглядывая на Саймона.

       – Карандашиком рисульки выводить?! Да ты хоть знаешь, как это сложно, проектировать различные необходимые для нормальной жизни общества механизмы и здания, вымерять каждый миллиметр, учитывать каждую мелочь, выявлять погрешности и ещё много всего прочего, чего тебе, безмозглому тупому механику, никогда не понять! – Выйдя из себя и не справившись с эмоциями, прокричал Саймон, закипая всё больше и больше, видя перед собой всю ту же ухмылку Дерека, не сходящую с его лица. Чарльз пытался успокоить своего друга, но у него это слабо получалось, и если бы не подоспели неравнодушные граждане, вовремя оттащившие, начавшего напирать на Дерека, Саймона, то словесный конфликт перерос бы в нечто большее…

       Дерек расхохотался и, сказав своим приятелям: “Пойдемте покурим”, отошёл с ними на прежнее место.

       – Я спокоен, отпустите меня! – Рявкнул Саймон на держащих его под руку мужчин.

       – Кто-нибудь уберите этот чёртов мусор! – Внезапно раздался по всей округе зычный голос мэра. – Здесь не хватит на всех места, давайте-давайте, выносите его отсюда, живее! – Командовал он собравшимися людьми, возвышаясь над ними на своей сцене.

       – О! Лэнс! Лээнс! Организуй со своими ребятами отряды из “добровольцев”, нужно убрать мусор с площади, чтобы все могли на ней уместиться. – Приказал он только что подошедшему со своими бойцами капитану стражи.

       – Есть! – Вытянувшись в струнку, ответил, слегка полноватый и как всегда одетый, словно на парад, капитан Лэнс Вандейл. Он тут же начал распоряжаться своими стражниками, отправляя их по одному и по двое во все части площади, энергично при этом размахивая руками, отчего его черные, закрученные к верху, усики, болтались вверх и вниз, а из под синей фуражки медленно потекли на лоб три капельки пота.

      В Маниле все боялись и уважали стражу, ведь горожане знали и помнили бесчисленные заслуги капитана Вандейла, который в молодости храбро сражался с, вечно нападавшими в то время на город, варварами. Одержав победу в тринадцати сражениях, семь из которых велись под его командованием, Лэнс Вандейл по праву был награжден большим количеством орденов и медалей, в том числе и посмертным званием героя Манила.

       “Добровольцев” набралось более чем достаточно, и вся площадь, словно муравейник, тут же пришла в быстрое и упорядоченное движение. Дерек со своими ребятами выбросили окурки и взялись уносить поваленное декоративное дерево, все члены семейки Данкеров вдруг стали серьезными и ловко убирали мусор вместе со всеми, даже мнительная миссис Васкес не гнушалась внести свою лепту в общий труд, собирая маленькие веточки и попутно любуясь тем, как мистер Васкес ворочает увесистые каменные глыбы.

      – Пойдём, поможем, Саймон! – Весело сказал Чарльз и присоединился к двум юным стражникам, которые пытались оттащить с площади тяжеленный кусок чей-то крыши.



Кирилл Грабовский

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться