Гордость

VII

       – Какая же духота! С каждым днём всё хуже и хуже… – Ворчал Саймон, на ходу пиная в разные стороны мелкие камушки.

       – Ты так возмущаешься, как будто не жил все свои двадцать пять лет посреди пустыни. – В непривычной для себя дерзкой форме сказал Чарльз, несколько лениво шедший чуть позади своего друга.

       Жара на всех действует неблаготворно, превращая даже столь оптимистичных людей, как Чарльз, в ворчащих пессимистов. Время в Маниле близилось к полудню, и безжалостное солнце пустыни уже вовсю агрессивно ласкало обитателей небольшого города, не обделяя никого из них в своей насильственной заботе.

       – Чувствую себя каким-то бездомным. Не получилось даже нормально умыться. – Продолжал жаловаться Саймон.

       – Твоё нытьё тут ничем не поможет. Замолчи и продолжай идти. – Снова огрызнулся Чарльз.

       Друзья инженеры после собрания на площади отправились домой, чтобы пообедать и переодеться в свои рабочие робы. Всё шло хорошо и гладко, пока Саймон не зашёл в ванную и не открыл кран. Вода из него не полилась, и трубы не издали ни единого звука. Саймон вспомнил в тот момент, что проблемы с водоснабжением начались ещё с утра, когда он только проснулся. Снова впав в мини депрессию из-за очередной бытовой проблемы, молодой инженер с дикой неохотой и апатией покинул свой дом. Саймону не хотелось идти на работу грязным и неумытым, в такие моменты ему казалось, что все вокруг только и делают, что досконально изучают его внешний вид; Чистая ли у него голова, пахнет он потом или нет, насколько идеально выглажена его одежда и т.д.

       – Похоже, совершенный водопровод Гектора не такой уж и совершенный. Из-за него от меня разит потом, я сейчас просто с ума сойду, до чего же мне паршиво… – Не обращая внимания на грубые ответы своего друга, не переставал причитать Саймон, продолжая пинать камни.

       На этот раз Чарльз ему ничего не ответил, а лишь подумал про себя: “И откуда у него берутся силы на это вечное нытьё…”.

       Минут десять после вялых препираний молодые инженеры шли молча, полностью поглощенные мыслями об ужасной жаре, потихоньку отнимающей у них последние силы и желание идти на работу, пока на улице им не встретилась какая-то совершенно разношёрстная компания, явно взвинченных и агрессивно беседующих, жителей. Чарльз и Саймон ещё издалека услышали их громкие голоса и невольно напрягли слух:

       – Смотрите, эти ребята одеты как рабочие…

       – Да-да, так одеваются те, кто работают на Гектора.

       – Видите синие вставки на их робах? Это инженеры, давайте спросим у них.

       – Эй, парни, идите сюда! Эй!

       Друзья инженеры переглянулись и прочитали друг у друга в глазах свои собственные мысли: “Уходить и как можно скорее”. Но взвинченная толпа быстро приблизилась к Чарльзу и Саймону, окружив их и отрезав тем самым всевозможные пути отступления. Люди узнали друзей инженеров по их характерной форме, которую носили работники Гектора Джиннеро. Инженеры имели серые комбинезоны с синими вставками, а механики те же серые комбинезоны с оранжевыми вставками.

       – Ребята, вы же работаете на Гектора, так? – Спросил высокий крепкий мужчина, которому, судя по многочисленным седым волосам на голове и множеству мимических морщин, оставалось немного до пенсионного возраста.

       – Д-да… Мы работаем у него инженерами. – Неуверенно ответил Чарльз, а Саймон в это время недовольно осматривал каждого человека в толпе, встав при этом в защитную позу: скрестив на груди руки и широко расставив ноги.

       – У нас беда произошла! Воды совсем нет! Никакой! Ни горячей, ни холодной! – Заверещала какая-то сгорбленная бабушка, одетая, несмотря на жару, в потрепанный теплый свитер.

       – Мы требуем объяснений! Что это за чертовщина?! На улице такая духота, а люди даже умыться не могут! – Послышался из глубины собравшихся недовольный басовитый голос, который был встречен остальными злобным одобрением. Толпа начинала распыляться, всё больше наседая на ничего не понимающих молодых инженеров.

       – Граждане, граждане! Поумерьте свой пыл, дайте им ответить! – Остановил бунтующих престарелый мужчина, который первым обратился к Чарльзу и Саймону. – Ну, как вы нам это объясните? Почему законопослушные и добропорядочные жители нашего прекрасного города вынуждены мириться с такими неудобствами? – Спросил он и вплотную подошёл к друзьям инженерам, положив им на плечи свои руки, измазанные в каком-то, уже засохшем, мазуте.

       Саймон скривил рот в безумном отвращении и весь задрожал от чудовищной неприязни к человеку, нарушившему все его мыслимые и немыслимые границы личного пространства, которые он всегда так свято старался оберегать. Вдобавок ко всему от мужчины сильно пахло перегаром, а Саймон не переносил алкоголь ни  в каком виде и количестве и презирал всех, кто его употребляет. Поэтому, замешкавшись лишь на пару секунд, он отпрянул от седого мужчины, грубо скинув его грязную руку со своего плеча. Это вызвало бурный шквал эмоций у толпы, которая начала ещё громче и злостней кричать на друзей инженеров. Один молодой здоровый парень вышел из общей кучи народа и направился к Саймону, дабы научить его хорошим манерам. Чарльз быстро загородил ему путь и начал говорить так, чтобы все его услышали:

       – Люди, поверьте, в этой ситуации мы такие же жертвы, как и вы! У нас у самих нет дома воды и нам неизвестно с чем это связано!



Кирилл Грабовский

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться