Горечь на дне азарта

Размер шрифта: - +

Глава 2. Выходной насмарку

Ночь наступила неожиданно быстро. Лунные лучи тщетно стучались в закрытые окна. Задернутые наглухо непроницаемые шторы не позволяли проникнуть в обитаемый дом, где два человека сидели в гостиной на диване и разговаривали. Линдси переоделась в домашнее платье сразу после того, как незваный гость покинул дом, и тогда же вместе с женихом опустошила бутылку джина. Она смотрела на засыпающего Джима, остававшегося все еще в деловом рабочем костюме, и не могла прийти в себя. Девушка судорожно сжимала и разжимала пальцы, как будто это могло помочь разрубить водоворот событий.

Никакого романтического вечера не получилось. Никакой страстной любвеобильной ночи не будет. Линдси запрокинула голову назад, упираясь затылком в мягкую спинку дивана:

- А будет ли, вообще, еще что-то между нами?

Джим врал ей последние годы. Девушка поднялась и принялась ходить по дому, заглядывая с подозрением в каждое помещение: она была здесь счастлива, вкладывая душу в ремонт всех уголков здания, меняя под их с Джимом жизненный стиль. Эванс внезапно вспомнила о саде и издала тоскливый стон:

- Что же ты наделал, идиот? Что же ты наделал?

Он оказался должен еще пятьдесят тысяч долларов. Парень действительно перестал играть в азартные игры, посещать бои животных, но оказалось, что на смену одного пришло другое – ставки на спортивных играх, чемпионатах, все, что касалось соревнований и рекордов. Линдси никогда бы в голову не пришло, что такая зависимость тоже существует, что это – не выдумки художественных фильмов, а реальная угроза семейному благополучию. Девушка забралась на второй этаж и зашла в кабинет жениха. На столе у того стояла фотография в рамке, на которой были изображены влюбленные в обнимку во время метели. Эванс села на гладкую поверхность, задрав ноги, и зарыдала, прижимая к себе фоторамку, будто та была способна исцелять сердечные раны.

- Ненавижу тебя! – она с бессилием бросила фото в стену.

Раздался треск пластмассы и звон стекла, но на этом Линдси не остановилась, принявшись крушить все вокруг. Первым пострадал шкаф, заполненный рабочими папками. Он с грохотом упал вперед, обрушившись на стол. Одна ножка не выдержала и сломалась, с поверхности мигом покатились письменные принадлежности. Еще через пять минут, когда в живых оставались лишь жалюзи, влетел испуганный Джим, уверенный, что в дом ввалились очередные бандиты.

- Как ты мог? Я тебя никогда не прощу! Слышишь? Джим, это же был наш с тобой дом! А ты все деньги пустил по ветру. Как ты мог так со  мной поступить? Джим! Ты же сделал мне предложение, ты же обещал мне счастливую жизнь, полную доверия и честности!

- Лин, хватит, перестань, прошу тебя! – Джим пытался перехватить женские кулаки, норовящие нанести болезненный удар по его телу. – Я же извинился. Клянусь, что все до копейки верну тебе. Честное слово, я больше не буду играть никогда, как только раздам все долги.

- Что? Я не ослышалась?

Эванс истерично расхохоталась, прекрасно понимая, что парень не шутил. Освободив одну руку, она нанесла хлесткий удар по щеке, затем еще один, после чего Купер внезапно бросился целовать девушку. Разгоряченная смешением эмоций Линдси поддалась мужчине и легко отозвалась на его прикосновения. На раскуроченном столе молодые люди принялись заниматься любовью.

Спустя девять часов парочка, крепко спавшая на широкой кровати под теплым одеялом, была разбужена скрипичным исполнением. Линдси, не открывая глаз, нащупала рядом с собой на тумбочке мобильный и наугад ткнула несколько кнопок. Телефон унывно замолчал.

- Мне надо собираться, сегодня много дел, - Купер быстро сел на кровати и принялся искать ногами тапки на полу.

- Сегодня же суббота, выходной. Джим, ты… - Линдси замолчала, не зная, стоит ли добавлять окончание. – Мы с тобой…

- Все будет в порядке. Да, я знаю, что солгал тебе по поводу дома, но ты же прекрасно понимаешь, что я не хотел терять тебя! Ведь ты и так из-за меня лишилась машины, а что было бы, если б ты узнала о том, что и это великолепное здание с садом чужое? Я рассчитывал все вернуть им в течение года и взять похожий дом в кредит на себя.

- Якобы ты продал этот и купил новый?

Линдси поднялась на постели, оперлась головой о перила и недовольно смотрела на жениха. Тот не смог долго держать взгляд и опустил карие глаза вниз. Взлохматил кудрявые черные волосы пятерней и почти жалобно улыбнулся:

- Да, именно так.

- Сколько лет ты играешь? Вообще, просто играешь, безразлично во что.

- Начал в 20 лет, друзья подсадили. То есть, - он на миг застыл, перестав застегивать пуговицы на рубашке, - уже вот десять лет как.

- Хороши друзья, ничего не скажешь, - Линдси обмоталась одеялом, начиная вновь злиться.

- Малыш, да ты что? Когда мы с тобой познакомились, я был по уши в долгах, но моя любовь была к тебе настолько сильна, что я сбросил с себя игровое ярмо! Ну, почти бросил, ладно. Но когда мне понадобилась твоя помощь – я уже больше не участвовал в ставках.

- Во всех, кроме бегов и чемпионатов? О да, замечательно, ты бросил одну сторону. Но при этом забыл упомянуть, пока я тебе помогала, что есть и вторая, стоимость долгов в которой – весь наш дом?

- Теперь ты знаешь зато, отчего он обошелся нам так дешево, - Джим виновато пожал плечами, бросаясь на кровать и крепко обнимая любимую.

Линдси лежала, не двигаясь, под тяжестью мужского тела.

- Так вот, где ты заработал вчерашнюю стопку денег? Ты понимаешь, что тебе придется еще год батрачить, чтоб отдать им долг?

- Я отыграюсь, есть абсолютно беспроигрышный вариант! – Купер жадно зашептал на ухо, после чего принялся покрывать лицо сухими поцелуями.

- Никаких игр, достаточно! Ты что,  с ума сошел?

Девушка встрепенулась и схватила мужчину за плечи, начиная трясти его. Голубые глаза наполнились слезами.



Живаева Анастасия

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться