Горечь на дне азарта

Размер шрифта: - +

Глава 6. Нулевое взаимопонимание

- Когда ты собираешься возвращать деньги, упырь?

Алекс в очередной раз ударил лежавшего на грязном полу обрюзгшего мужчину лет 45-ти. Схватив более-менее чистую тряпку, он вытер испачканные краской руки и бросил ее на владельца магазина. Тот закряхтел и стал медленно вставать, постоянно выплевывая изо рта кровь. Наконец, мужчине удалось подняться, и он присел устало на стопку шин. Его руки дрожали, а под глазом начинал багроветь синяк.

- Ну, Барри? – Коул зевнул, понимая всю патовость положения.

Просторное прямоугольное помещение было отдано под ремонт время от времени проезжающих мимо автомобилей, однако сейчас пустовало. Над головами висели краны и крюки, вдоль немытых стен располагались подручные средства, как шины, веревки, многочисленные инструменты, баллоны с газом и краской, лежали коробки с кистями разных размеров. Немного пустых ведер находились в углу вплотную к 50-тилитровой емкости с некой жидкостью. Барри сидел и нелепо кряхтел, чуть пошатываясь, но стоило коллектору отвернуться к домкрату, как полноватый мужчина схватил здоровый молоток и накинулся с ним на Коула.

- Ты, сучий потрох, совсем страх потерял?

Алекс успел отскочить, злобно зашипев, и тут же набросился ответно на Барри с кулаками. Несколько сильных ударов повалили мужчину на пол, и он захрипел от боли. Попытка защититься привела к тому, что разъяренный парень буквально раздавил колено своей ногой и вывернул руку, заставив ту захрустеть, а Барри заорать с новой силой. Алекс привстал на секунду и, схватив за широкие плечи должника, со всех сил отшвырнул его к противоположной стенке. Тот ударился головой о металлическую канистру с бензином и потерял сознание.

- Нет, милый, так дело не пойдет. Урод, тьфу, - Коул ударил носком ботинка по голени.

Открыв пластиковую бутылку с какой-то вонючей жидкостью, мужчина стал поливать ею порядком полысевшую мужскую голову. Барри стал вопить, скрипеть и отмахиваться. Коул рассмеялся и встал сбоку. Дожидаясь, пока должник полностью придет в себя, он копошился среди инструментов. Наконец, парень удовлетворенно причмокнул:

- Смотри, Барри, что у меня теперь есть! – он присел на корточки возле толстого мужика. – Итак, где деньги? Игрок чертов!

- Послушай, ну, пожалуйста, ну, мы же все свои люди. Ну, пожалуйста, ну, верну, клянусь же, что верну все до копейки! – Барри стонал от боли и страха и все пытался вытереть с себя эту самую вонючую жидкость.

- Мерзавец, ты должен уже полгода. Знаешь, что с такими делают? И, вообще, кому достанется этот магазин в случае твоей гибели, а?

Коул щелкнул изрядно раз найденной зажигалкой прямо перед лицом пострадавшего. Тот завыл, посерел и постарался подняться, но ватные ноги не дали этого сделать. Мужик схватился за руку Алекса, на лице которого тут же появилась брезгливость:

- Умоляю, не губи. Забирай все, что у меня есть, хорошо? Пожалуйста, скажи Бейну, что я все отдал!

- Слушай, тюфяк слоноподобный, как все отдашь – так и сразу скажу. Где деньги? И не смей вызывать копов, знаешь же, что будет, верно?

- Догадываюсь, - тот через силу сумел промямлить трясущимися разбитыми губами.

- Вот и славненько. А теперь пошли за деньгами, пока я тут все к черту не сжег! И только попробуй меня обмануть снова!

Серые глаза превратились в щелочки, оставляя в душе должника неизгладимый след. Грязное от крови и мазута пухлое лицо стало невыносимо бледным. Алекс раскатисто захохотал, быстро вытирая руки очередной тряпкой, когда его взгляд упал на проход в коридор. И лишь тут он понял, что мужчины были не одни в помещении все это время. Перепуганные голубые глаза занимали едва ли не пол-лица, а по вискам стекал пот. На внезапно сморщившемся девичьем лице был написан такой ужас и отвращение, что Коул недовольно поморщился.

- А ты... – он успел бросить два слова ей, тогда как Линдси стремглав бросилась на улицу.

- Да будь ты неладна, идиотка! – зло бросил вдогонку ей Алекс и повернулся к уже пришедшему в себя Барри. – Марш за деньгами, быстрее, тюфяк.

Эванс буквально вылетела к трассе, чувствуя бешеное сердцебиение. Ей хотелось как можно быстрее покинуть это место, рванув куда угодно, но только подальше от этого прожженного садиста. Такое удовольствие от разборок она до этого наблюдала лишь в фильмах. Махнув рукой, Линдси, не думая совершенно ни о чем, пыталась остановить машину. Она намеревалась добраться до ближайшего полицейского участка и все им рассказать. В голове кроме страха больше не осталось ни единой мысли. Спустя несколько минут один из автомобилей остановился.

- Куда Вам? – показался миловидный парень.

- До участка полиции, если можно.

- Конечно, присаживайтесь.

Линдси кивнула и потными от страха ладонями принялась открывать дверь. Едва она успела это сделать, некто сзади схватил ее за шкирку и откинул назад. Девушка распласталась на земле и тут же увидела нависшую над нею огромную тень.

- Куда собралась, а?

Из автомобиля выскочил парень. На его холеном лице было написано непонимание.

- Вы что себе позволяете? Оставьте ее в покое!

- Что ты сказал? – Коул легко справился с кулаками защитника и принялся его трясти.

Эванс успела вскочить до того, как мужчина ударил парня, и завопила:

- Хватит, остановись. Не трогай его, пожалуйста! Он же ничего тебе не сделал! Я здесь, остаюсь. Ну, же!

- Катись давай, сосунок, - поставил его обратно Коул.

- Уезжайте, пожалуйста, - всхлипнула Линдси, - простите, что так вышло.

Парень ринулся к машине, и через несколько секунд только след от шин остался на дороге. Алекс насупился, сжав ладони в кулаки, и медленно развернулся всем телом к превратившейся в струну девушке.

- Что это было за своеволие? – голос звенел настолько слащаво, что заставлял двигаться назад.



Живаева Анастасия

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться