Горечь на дне азарта

Размер шрифта: - +

Глава 11. Еще две проблемы

- Ладно, давай, катись! Ну, и пожалуйста! – Линдси в отчаянии бросилась разбрасываться стоявшими в прихожей вещами, метя частью их непосредственно в не успевшего исчезнуть Алекса. – Пойду тогда торговать телом! Как я понимаю, у меня есть всего лишь одна ночь для этого! Отлично! Можешь убираться отсюда тогда!

Алекс, который уже одной ногой был в коридоре отеля и собирался захлопнуть за собой дверь, внезапно вспылил. Резко рванув на себя ручку, он практически прыжком настиг разбушевавшуюся взлохмаченную девушку и прижал ее за плечи к стене.

- А, ну, быстро успокоилась, психованная! – он крепко встряхнул девчонку, из-за чего голова качнулась несколько раз из стороны в сторону. – Ты что несешь?

- Я несу? Ты еще смеешь надо мной смеяться после всех этих унижающих отказов?! Я тебе сказала о своем намерении найти Джима и расквитаться с ним, но у меня нет необходимого количества денег! В Новый Орлеан я не вернусь все равно! А раз я в этом номере могу остаться на ночь, значит, в самую пору подыскать себе клиентов!

- Идиотка! – мужчина нахмурил лоб и оттолкнулся от спутницы назад.

А Линдси, расхрабрившаяся настолько, чтобы произнести задуманное вслух, вдруг обмякла и рухнула на пол. Из глаз ручьями полились слезы, и Эванс в голос зарыдала, бессмысленно всхлипывая. Зато в голове разбушевался вихрь осознания того, что все происходящее с ней – правда, что Джим действительно обманул ее и подставил под тюрьму, что у нее не осталось ничего собственного и что не будет никакого замужества и совместных детей с Купером тоже. Весь этот комок тоскливых мыслей словно опустошал душу и уничтожал всякую сердечную привязанность к окружающим. Эванс закрыла лицо руками, начав громко реветь и завывать, не понимая, как избавиться от сжигающей изнутри отчаянности.

- Взгляни на меня. Линдси, ты меня слышишь? – Алекс присел на корточки перед вконец расстроенной девушкой и принялся отнимать ее руки от лица. – Посмотри на меня, давай, не бойся.

Он терпеливо ожидал, пока Эванс, подрагивая и продолжая всхлипывать, позволила опустить свои руки и медленно подняла взгляд. Парень недовольно и устало вздохнул, разглядывая красные зрачки и опухшие веки, с которых по-прежнему стекали слезы. Удивленно Алекс ощутил, как с левой стороны груди стала проявляться жалость. Она стучала и царапалась, зарождаясь заново.

- Я займу тебе 40 тысяч. Я дам тебе свои личные средства, чтобы тебе не пришлось выплачивать все с процентами. Когда сможешь вернуть, тогда и вернешь.

- Что ты хочешь взамен этого? – Линдси моментально сжалась от нехорошего предчувствия, а ее глаза расширились.

- А что ты мне можешь сейчас дать?

Алекс тихо рассмеялся, пытаясь скрыть заинтересованность в ответе. Он не умел сочувствовать, но прекрасно понимал девичью боль, равную по силе его ярости в момент открытия обмана. Эванс стала пунцовой, а потом быстро наклонилась вперед и коснулась губами мужских. Прошло порядочно секунд, прежде чем она отклонилась назад, еще более смущенная. Коул расправил широкие плечи и расхохотался в голос.

- Тебе не 25, нет. Тебе 16 лет, не больше. Но ладно, пусть будет так, только не плачь больше, хорошо? Я ненавижу, когда плачут, какова бы ни была причина.

- Хорошо.

- Тогда пора подниматься, - Алекс ловко помог девушке, приобняв ее. – Пожалуй, останусь ночевать здесь. Ты не будешь против?

- На двух кроватях мы как-нибудь разместимся, - Линдси принялась приглаживать волосы руками.

- О, нет. Думаю, тебе стоит посетить душ. Ты вся такая зареванная, просто ужас, - коротко гоготнул мужчина.

Пока Линдси отсутствовала, Алекс, несмотря на то, что время перевалило за полночь, набрал номер шефа и кратко рассказал ему о произошедшем. Руж Бейн был в неописуемой ярости и позволил Коулу задействовать все ресурсы. Начальника не так сильно волновали 50 тысяч долга, как обман, который он настолько люто ненавидел, что мог четвертовать собственными руками за такой проступок. Не медля, Алекс позвонил своему помощнику-программисту и тут же потребовал с него собрать все данные на пропавшего Купера. Пока молодой человек зевал и пытался сообразить, в чем дело, мужчина, едва ли не замявшись, попросил узнать информацию касательно ограбления банка «Мершмеллоу».

- К утру все будет, не раньше, - программист громко зевнул.

- Смотри мне. Ты меня знаешь.

И только теперь Алекс позволил себе вспомнить о ножевом ранении в грудь. Недовольно охая, он приблизился к мини-бару, вытащил оттуда бутылку с джином и сделал несколько глотков прямо из нее. После этого мужчина разместился на объемном кресле, подложив под ноги мягкий валик, и включил телевизор. Глаза закрылись сами собой. Во сне парень заново увидел себя в двенадцатилетнем возрасте. Он даже помнил этот день недели, дату, когда все вышло из-под контроля его усыновителей. Они ничем не отличались от отца и матери, лишенных родительских прав за четыре года до этого. Его собственные демоны, в облике когда-то близких людей, вернулись во сне и принялись мучить уже 32-хлетнего рослого мужчину.

- Все хорошо, Алекс, милый, - Линдси испуганно лепетала, не отдавая должного вылетавшим словам, - это всего лишь сон, обычный кошмар. Ну, же, хороший мой, ну, проснись!

Девушка в белом халате с закатанными рукавами нависла над креслом и торопливо дергала Коула за пальцы рук, боясь, что тот вновь начнет махать руками или драться. Впервые на лице мужчины она заметила такой катастрофический ужас, перемешанный с исказившей губы болью, что Эванс немедленно загорелась сделать что бы то ни было, но для полного пробуждения своего спутника.

- Алекс! – наконец, она громко вскрикнула. – Проснись же, пожалуйста!

Звонкий голос вынудил распластанного полуголого мужчину раскрыть глаза и оглядеться. С трудом совладав с собой, он хрипло спросил:



Живаева Анастасия

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться