Горечь на дне азарта

Размер шрифта: - +

Глава 17. Характер дьявола

Когда Эванс проснулась в своей удобной и мягкой кровати, привстала, вытянула руки, потянувшись, и чему-то радостно улыбнулась, то был уже полдень воскресенья. Неторопливо набросила на себя пеньюар девушка и двинулась в сторону ванной комнаты, что-то припевая.

- Так, стоп! – резко дернулась Линдси, вдруг вспомнив про Алекса.

Моментально забыв о своем намерении почистить зубы и причесаться, девушка принялась обыскивать дом. Она даже выбежала на участок в тапочках и заглянула в гараж, но, кроме нее больше никого не было на всей территории. На минуту Эванс замерла, принимая ситуацию, после чего молча и подавленно вышла на задний двор и разместилась на веранде напротив любимых цветов.

- В принципе, все логично, - подумала вслух девушка. – Он обладает всей информацией, что знала я, он получил меня, что его может здесь удерживать? Ему же нужен только Купер, деньги и месть. Что он тут забыл? Ладно, - она хлопнула себя по коленям, - повеселились и баста. Теперь надо приводить дом в порядок.

- Правильное решение, - раздалось насмешливо позади.

Линдси вскочила и гневно повернулась, чтобы обнаружить скромно стоявшего на пороге мужчину, в чьих серых глазах искрилось удовлетворение от оказанного эффекта.

- И давно ты здесь стоишь?

- Если ты хочешь узнать, что я слышал, то все – с первого слова до последнего.

- Ну и болван! – фыркнула зло Эванс, проскакивая мимо внутрь дома. – Можешь идти туда, где был.

В ответ Коул схватил уходившую девушку за бедра и дернул к себе. Как только та от неожиданности шатнулась назад, нагло положил ладони на грудь и прижал Линдси к своему телу. Склонив голову к уху, он зловеще пробормотал бархатным голосом:

- Я что-то не понял. Ты же сказала, что я – твоя опора, что веришь мне как себе, что испытываешь со мной то, что больше ни с кем, - при этих словах мужчина положил правую руку под край пеньюара и принялся вести ладонь вверх по теплой коже.

- Перестань, - девушка смущенно дернулась, - перестань сейчас же. Я не хочу сейчас. Ты меня огорчил…

Но непослушный Алекс позволил Линдси высвободиться лишь спустя пятнадцать минут. Девушка стояла в ванной комнате и чистила лицо кокосовым скрабом, а мужчина стоял рядом и с искренним любопытством наблюдал за действом.

- Если бы я тебя не знала, то решила бы, что ты только и думаешь, что о сексе, - успела помахать крышечкой от тюбика Эванс перед лицом усмехнувшегося парня.

- Ты и так меня не знаешь, - скороговоркой изрек собеседник, за что тут же получил зубной щеткой по лбу. – Ладно, сдаюсь. Я тебе еще вчера говорил о том, что собираюсь решить эту непонятную ситуацию с Бенджамином. Стало быть, позволив тебе бессовестно дрыхнуть, отправился в гости к своему начальнику. Пока еще начальнику, по крайней мере.

Линдси остолбенела с щеткой во рту, а потом принялась быстро отплевываться. На ее лице был отображен такой испуг, что Алекс на откуда-то появившемся автоматизме принялся успокаивать девушку:

- Так, расслабься…Лин. Тебя же все еще можно называть Лин?

Молодая женщина судорожно кивнула.

- Отлично. Значит, так. Я ничего не рассказывал ему о происходившем на яхте. Это не его собачье дело. Я поведал ту же историю, что и тебе, о том, как я узнал про Леруа, но в конце добавил, что лишь намеревался оказаться на яхте «Куллинан», когда там же встретил тебя. Ну, а из остального, мол, я вытряхнул из тебя информацию касательно твоей причины появления на данном судне, угрожая расправой.

- И как он на это отреагировал? – наконец, смогла вставить хоть слово девушка, чье волнение выдавал бегающий взгляд.

- Ха, разве у него был выбор молчать? Разумеется, что нет. Стюарту пришлось раскрыть все карты, в том числе, и о местонахождении Марлена Леруа.

- Думаешь, он испугался тебя? – хмыкнула недоверчиво Линдси.

- Не меня, а Ружа Бейна и его начальства. Скандалить двум крупнейшим конторам по азартным играм? Слишком рискованно оказаться на нуле, и то, если повезет выжить.

- Ладно, допустим, ты все знаешь, Стюарт все знает. Дальше-то что? Никто все равно не знает, где этот чертов Купер!

У Коула глаза полезли на лоб, и он удивленно задал вопрос:

- А с каких пор ты ругаешься? Мало этого, с чего ты вдруг так разъярилась?

- У тебя учусь, - показала беззлобно язык собеседница.

- Нет-нет, - Алекс тут же замахал головой, - у меня не надо ничему плохому учиться. Вообще, от меня лучше ничего не брать.

Линдси закончила вытирать руки и лицо, повесила влажное полотенце на место и повернулась к рослому мужчине, попытавшись посмотреть на него сверху вниз.

- С чего это внезапно такой вывод?

- Послушай, девочка…

- Так, - мгновенно прервала его Эванс, - ты старше меня всего лишь на 5-7 лет, явно, что не больше, поэтому, давай, без девочек обойдемся.

- Ладно, детка, - обворожительно улыбнулся Алекс, глядя в голубые глаза. – Ты должна запомнить раз и навсегда одно: единственные чувства, которые у меня есть – отрицательные. И я очень даже против того, чтобы ты перенимала их у меня. Я просто запрещаю тебе меняться, ясно?

- Ты с ума сошел? Я нигошеньки не поняла. Что значит – отрицательные? Ты же испытываешь радость, нежность, самодовольство, в частности, доверие к кому-нибудь, симпатию? Блаженство, в конце концов! Любовь, да хотя бы к родителям. К ним ты точно уж испытываешь любовь, преданность и восторг!

Все то время, пока Линдси перечисляла обыденные, по ее мнению, эмоции, переживаемые каждым человеком, она неотрывно смотрела на парня и все больше удивлялась тому холоду, что возрастал на его лице. Произнеся последнее предложение, Эванс вздрогнула, перепугавшись, настолько болезненно скривилось мужское лицо. Она моментально закрыла рот и принялась успокаивающе поглаживать Коула по плечу. Тот зло выдернулся и быстро покинул дом, раздраженно хлопнув входной дверью.



Живаева Анастасия

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться