Гори свет Пересвета!

Размер шрифта: - +

Глава 3.

 

 ГЛАВА 3


- Мирошка, я сколько раз тебе говорил? Иди домой! Тебе мамка велела быстро вернуться и за мной не ходить! – Зло прошептал Шурка, скрываясь за большими кустами. Он часто оглядывался  и постоянно видел за собой  испуганную рожицу пацана.- Иди отсюда, а то по ушам надаю!
Ему в ответ Мирон только улыбался, но не отставал. Вместе они уже прошли весь лесок за деревней. И теперь перед ними расстилалось большое холмистое поле. Шурка вновь оглянулся и вновь увидел Мирона, спрятавшегося за небольшим пнём. В два прыжка Шурка оказался возле пня. Он быстро ухватил парнишку за шиворот и приподнял над землёй.
- Всё! Моё терпение кончилось! Выбирай. В лоб или по лбу! – Прорычал Шурка и тут же улыбнулся. Мальчик смотрел на него с таким восторгом, что злость вмиг прошла. – Что мне надо сделать, что бы ты ушел?
Мальчик улыбнулся и показал пальцем на мешочек с леденцами, который висел на поясе у Шурки. Его улыбка стала ещё шире.
- Понятно. – Со вздохом облегчения, ответил Шурка и отпустил пацана. Он открепил мешочек от пояса и высыпал себе на ладонь несколько леденцов. Прищурившись, посмотрел на мальчика, отсчитал пять штук и подал ему на ладонь. – На вот тебе пять штук. Три съёшь сам, а по одной штуке отнеси своим братьям. Хорошо? Даёшь слово?!
В глазах мальчика появилось непонимание. Он чуть пожал плечами и слегка помотал головой.
«Что я говорю? – Промелькнуло в мыслях Шурки. – Откуда он может знать, что такое три леденца? В это время, наверное, читать-то не умели, не то, что считать? Да, тяжёлое время!»
Шурка положил три леденца в ладошку Мирона и сказал: - Это тебе! А это, - он положил один леденец в другую ладошку Мирона,- это для Матвея! – Шурка положил ещё один леденец на ладонь мальчика и добавил. – А это – для Мирослава. Понятно? Отнеси братьям!
Мальчик всё понял. Он тут же кинул в свой рот свою долю конфет, развернулся и быстро скрылся за кустами.
«Хорошо ещё, что у меня нет шоколада! – Подумал Шурка. – А то бы этот пацан следовал со мной до самого Пересвета!»
Он огляделся. Поле было большим, холмистым. С левой стороны окаймлялся большим березняком. Шурка достал прицел от винтовки и приложил его к глазу. Березняк стал просматриваться, но с  трудом, видно был довольно густым. Шурка тщательно просмотрел поле и сориентировался по сторонам света. 
«Итак. – Мысленно подвёл он итог своим наблюдениям. – Я иду восточной стороны. Это хорошо. Солнце мне не мешает, в глаза не бьёт. Зато картинка передо мною, как на ладони. С северной стороны поля видны концы крыш домов, значит там поселение. Среди него возвышается колокольня с небольшим храмом. Жаль не видно: есть жители или нет? Может и их увели в полон?  На конце большого поля стоял высокий холм, освещённый ярким солнцем. Надо идти на холм и посмотреть, что за ним! Да побыстрей!» 
Шурка поднялся в рывке и быстро побежал в выбранном направлении.  Марш бросок в гору остался позади. Шурка лежал на самой высокой точке холма и  восстанавливал своё дыхание. Перед ним расстилалось ещё одно поле, но уже чуть меньше, а за ним лежал «вражеский стан». Приладив вновь подзорную трубку к глазу, он стал рассматривать это поселение или стойбище. На первый взгляд он походило на бесформенное скопление небольших шатров, костров, окружённое лошадьми, повозками и людьми. Зато ему не было ни конца, ни края. Шурка невольно присвистнул и нахмурился.
«И как же мне здесь найти Любашу, девушку, которую я ни разу не видел? Задачка!»
Шурка внимательно смотрел в трубку, пытаясь найти какую-нибудь зацепку к дальнейшему действию. С северной стороны к поселению приближался длинный  караван повозок, скота и людей. Удивили Шурку то, что в этом лагере были люди не только монголоидной расы, но и русские, а также воины с востока. И каждый из них был в своей национальной одежде. Шурка вспомнил слова Грини:  «…много другого люду влилось в орду: бусурманов и армян… и фрягов… черкасов… ясов и буртасов… и ещё всякой нечисти…»
- Так это же прекрасно! – Воскликнул Шурку и на душе его полегчало.
 Мысли его вновь заработали, давая парню наставления: «Делаем вывод. Одежда моя подходит для всего этого «маскарада». Надо будет по пути еще чем-нибудь её приукрасить. Да обязательно  оружие найти. Мой нож  может кое-кого шокировать». 
Шурка достал нож с пояса и посмотрелся в его сияющее зеркало клинка. Он собрал немного глины и земли в ладонь, перемешал всю смесь с пережеванной травой, и попытался обмазать им своё лицо и шею. Эффект оказался потрясающим. Цвет его кожи приобрёл рыже-зелёный оттенок, но голубые глаза приобрели ещё большую ясность и цвет. 
«Этого мне только и не  хватало! – Подумал Шурка с сожалением. – Придётся прищуриваться, а  может ещё и прихрамывать, да картавить…» - Его мысли пустились в воображение, но здравый смысл остановил эту чехарду.
- Стоп! – Произнёс Шурка. – Тогда же меня Любаша не узнает, я-то ведь её не знаю. Что же делать? – Он вновь приладился к подзорной трубе и довольно долго рассматривал  происходящее в поселении. И вдруг… Мысль сама собой пришла ему в голову, когда он увидел три странные повозки. Они выделялись среди остальных повозок и телег, нагруженных  разной снедью и хозяйственной утварью. На них лежали рулоны, не то ткани, не то шкур животных. Их охраняли люди  в холщёвых рубахах и меховых жилетах, подвязанных металлическими поясами. А впереди этой процессии на коне ехали  несколько человек, укутанных в длинные серые плащи с капюшоном. Рассматривать их со спины не было нужды. Шурка и так понял, что они русской нации и довольно знатные!  Их приказания выполнялись безприкословно! Это взволновало парня.
«Кто это мог быть?! – Вертелось в его мозгу. – Это же предатели! Перебежчики!... Нет, не может быть. – Он попытался себя успокоить, но тщетно. Его мысли вновь заработали с ещё большей непримиримостью к происходящему. – Мне надо туда попасть и всё разведать! Эх, мало знаю я историю… Почему в стане врага русские люди? Может так и надо, а может это…»   
Но ответа он не придумал, потому что процессия встала на месте, и в картину происходящего влилось новое событие. 
Вдруг один из этих конников отъехал от общей группы и подъехал к одной повозке, на которой сидели молодые девушки.  Он указал на одну из них плёткой  и вскоре её стащили с повозки    слуги. Девушка сопротивлялась.  Шурка с трудом рассматривал эту картину в маленький глазок подзорной трубки. Он заметил длинные светлые волосы девушки, сплетённые в косу, да серый сарафан  с красной вышивкой. Лицо её мелькало, вперемежку с лицами мужиков, выполняющих приказание своего хозяина. Успокоить её удалось только, когда один из  мужичков ухвати её за косу и скрутил ей руки её же косой. Девушку подняли на руки и быстро закинули за одну из повозок с рулонами. Затем   закрыли её  куском холста, который привязали к повозке. 
Шурка быстро убрал подзорную трубочку в поясной ремень, предварительно вынув из него нож десантника.  Немного подумав, он  чуть вспорол свои штаны и прикрепил  чехол ножа к внутренней стороне бедра ноги  клеящими лентами. И вскоре он уже бежал к северной стороне холма с такой скоростью, что позавидовала бы птица… Природа ему помогала…
Если бы он узнал, что для 1380 года он произвёл мировой рекорд по бегу на короткие дистанции, то совсем бы не удивился. Но его мозг был занят совсем другим. Ему надо было добежать до последней третьей повозке, пока она стояла в общей веренице повозок. 
Суета вокруг  кричащей и сопротивляющейся девушки собирал народ вокруг первой повозки. Люди толпились и наслаждались этим «зрелищем», которое ни мало всех повеселило и заставило многих воинов повторять «подвиг с укрощением русских девушек». Визг девушек, крики и смех мужиков различных рас, всё это было на  руку Шурке. Он «быстрой лисой шустрил» между людьми, стараясь не привлекать к себе внимания и не обращать внимания на них. 
До повозок осталось  добежать не более ста метров, когда его заставил остановиться один случай. Шурка  старался не обращать внимания на грубость мужиков по отношению к пленённым девушка  и подросткам, которые сидели на повозках или стояли рядом, пленённые кожаными ремнями. Вот один татарин  грубо облапил  деревенскую девушку с пышной фигурой. Он хохотал и хлопал её по телу, вызывая возгласы восхищения и одобрения со стороны других  татар. Затем он ухватил её за косу и попытался прижать к  земле спиной, но девушка успела развернуться и врезала  ему ногой в подходящее место, да так, что его вопль чуть всех не оглушил. Шурка на мгновение замер  и успел заметить, что татарин  упал на землю и остался лежать недвижим.  Несколько татар метнулись к нему, и вскоре было ясно, что «герой» был мёртв. На бедную девушку посыпались  удары плетьми, но она не растерялась.  Татары были почти на голову её ниже, а  два удара её ноги вновь уложили двоих на землю. Их новые вопли заставили отступиться от неё и испытывать судьбу уже никто более не хотел. Пока…   
Пока из толпы воинов не вышел их начальник. Ростом он был выше девушки, а величие его  заставила всех угомониться.  Вид его был страшен. Большая жёлтая круглая голова с косыми глазами была вся покрыта мелкими язвами и красными пятнами. Волосы были стянуты на макушке головы и сплетены в небольшую косу с металлическим наконечником.
« Коса, как стрела».- Мелькнуло в голове Шурки. Он быстро осмотрелся. Никто не обращал на него внимания. Всем было интересно, что будет дальше…
 Меховой жилет начальника с металлическим нагрудником был закреплён на его теле кожаными ремнями  и цепями. Меховые штаны и кожаные сапоги тоже были перевязаны ремнями и украшены металлическими бляхами с замысловатым рисунком. Таких украшение ни один из воинов татар не имел, это Шурка заметил сразу. Видно их могли носить только начальники этого войска.
Он  стоял перед девушкой и смотрел ей в глаза.  А та не отворачивалась и головы не склонила, как это сделали все татарские воины. Она стояла прямо с завязанными за спиной руками и смотрела своему мучителю в глаза.  По ряду воинов пронеслось из уст в уста: « Челубей  не простит….  Челубей  не простит…»
«Челубей?! - Удивился Шурка. – Мне надо его рассмотреть поближе!»
 Подвластный своему решению, он быстро  пролез между несколькими татарами и подлез под телегу с пленниками. Пролез под колёсами и замер  возле ног нескольких  девушек подросток, скрываемый их длинными сарафанами. Чуть отведя ткань сарафана  одной девушки, он заметил, что в руках Челубея появилась большая палка от костра.   Огонь полыхал  на конце палки и страшил своею мощью.  Татарин приближался к девушке. Его лицо перекосило злостью и ненавистью. Он ухмылялся, выставляя напоказ свой гнилой рот. Ужасающее зрелище, но девушка не сделала, ни одного шага назад. 
Шурка восхитился её мужеством, но надо было что-то делать. Он быстро достал нож и в два движения перерезал   узы на запястьях  девушек подросток. Они не успели даже вскрикнуть, как он в два движения затянул их одну за другой под телегу. Девочки онемели  не то от испуга, не то от свободы. Они обняли друг дружку, и замерли у колеса телеги. Заниматься ими Шурке было некогда. Он успел заметить, что Челубей приближался… И вдруг свободной левой  рукой он  схватил за горло девочку из толпы пленников. Девочка  лет десяти не успела даже пикнуть. Она, как кукла, трепыхалась в его руке, издавая жалобный стон. Её длинная косичка, как маятник, подметала землю. Несколько татар тут же хлыстами угомонили возмущение пленённых людей. 
Шурка не мог на это смотреть, он был уже готов покинуть своё «убежище» и, хоть что-то сделать. И вдруг Челубей  кидает на девушку свой факел. Инстинктивно, увёртываясь от горящей палки, она делает шаг назад и, запнувшись, начинает падать.  Шурка  понимает, что она сейчас стукнется головой о телегу и нанесёт себе травму.  Он успевает подхватить её у самой земли и посадить на землю, одновременно спасая её голову своей рукой. Удар о телегу пришёлся на косточки левой ладони и Шурка от боли чуть поморщился. Он быстро скрылся за её спиной под телегой. Ножом Шурка  перерезал ей путы на руках и шепнул на ухо: « Ты свободна,  только молчи»!  
Девушка замирает на месте, не то от испуга, не то от свободы и непонимания… Рядом с ней на землю падает  горящая палка.  Шурка успевает увидеть, что девочка в руках татарина уже почти  задыхается. Решение  был  принято мгновенно.
Шурка  появился перед Челубем так неожиданно, что тот даже отступил  и расслабился.   Он схватил горящую палку  в левую руку, в правой руке был его нож. Шурка с удивлением отметил, что не так уж силён  он, как  ему говорили. « Не так уж страшен чёрт, как его малюют».  - Усмехнувшись,  успел подумать он. Обыкновенный  толстый мужик, одного роста с ним, с большими руками и ногами, который «брал» своею массой.    Его левая рука отпустила горло девочки.  Она упала за землю и закашляла. В мгновении оценив ситуацию, Шурка понял, что девочка дышит и тоже сделал глубокий вздох облегчения.  В то же мгновение неведомая сила влилась в его мышцы, и медлить он больше не стал…  Прыжок… и он уже возле  Челубея.  Один взмах ножа, и левая кисть татарина обвисла с подрезанным сухожилием. Татарин взревел и попытался правой рукой ухватить Шурку за горло.  Но тот увернулся, быстро в прыжке развернувшись, он врезал татарину  ногой  в левое ухо. Челубей  стал заваливаться налево, но попытался устоять на месте.  Второй  такой же удар ногой под металлический нагрудник изменил траекторию падения соперника. Шурка успел заметить, что  Челубей упал за землю спиной, издавая тяжёлый рёв и ещё какие-то странные и вонючие звуки.  Но смотреть на него он не собирался. В мгновение он покинул «поле боя», прокладывая себе дорогу горящим факелом. Да ему никто и не мешал. Все были так удивлены  и шокированы происшедшим, что  почти несколько секунд находились в стопоре…
Шурка бежал между телегами,  запутывая след и пытаясь определить повозку с рулонами и спрятанной в ней девушкой.  Он нашел её, когда услышал звук погони за собой. Медлить было нельзя. Он  подкинул горящую палку на последнюю повозку с рулонами и быстро подлез под вторую повозку. Через мгновение он услышал крик о пожаре, который вскоре перемешался с криком о его  поимке.  В общей сутолоке, вокруг горящей повозки, которая так быстро вспыхнула огнём, Шурке удалось  подбежать к первой повозке. Все были поглощение пожарищем и на него никто внимания не обращал.  Ему удалось рывком вытащить один рулон со  скрученными телячьими шкурами с повозки. Теперь можно было спокойно подлезь под  холстину, укрывающую рулоны, что он и сделал.
Холстина была довольно не плотного плетения. Она  пропускала свет и воздух, но запах шкур животных и пыль заставили его поморщиться. Устроившись на верхних рулонах, Шурка почувствовал рядом с собой  тепло женского тела. Немного вспоров ножом холстину, он пропустил чистый воздух и свет.   Он увидел, что девушка лежит на боку. Вокруг её шеи, как петля, затянута её коса. Конец косы  привязан к ладошкам  девушки кожаным ремешком.
Шурка освободил руки девушки и  снял косу с её шеи. Она не пошевелилась. Перевернув её на спину и повернув её лицо к себе, он понял, что девушка без сознания. 
Шурка положил свои ладони девушке на уши и стал довольно сильно их растирать. Через минуту она пришла в сознание. Большие серые глаза с таким испугом смотрели на него, что он невольно усмехнулся.
- Только не кричи! – Быстро предупредил её крик Шурка. – А то погубишь и себя и меня. – Он всё же прикрыл её рот ладонью. – Не будешь кричать?
Девушка чуть мотнула головой.  Шурка отвёл свою ладонь от её рта и спросил: - Тебя, как зовут? Какого роду, племени?
Девушка не могла говорить, а только закашлялась.
- Что, голос сорвала? Я с холма слышал, как ты визжала! Ну и голосок! Сирена!
Девушке его слова не понравились. Она ткнула своим кулачком ему в грудь и попыталась отвернуться. Шурка остановил её движение, схватив  за плечё.
- Лучше не делать лишних движений, не привлекать к себе внимания. Так что лежи смирно, а то опять свяжу.
Только теперь девушка поняла, что  свободна от своих пут. Она поднесла руки к лицу и осмотрела их, затем с удивлением вновь посмотрела на Шурку.
- Да, ты свободна, и нам надо придумать, как выбраться отсюда целыми и невредимыми. У меня много дел. Лежать на телеге с девушкой, даже такой красивой, как ты, мне некогда.
Шурка только теперь заметил, как красива она. «Чисто русская красота!  - С восхищением подумал он, лишь только девушка расслабилась и посмотрела на него уже без испуга.- Русоволосая, голубоглазая….  С пухлыми губками, как ягодками…. Да и фигура?!  Прямо мурашки пробегают по телу…»
Девушка ещё раз кашлянула и прошептала: - А ты кто? Татарин или…
- Я или… -  С улыбкой ответил Шурка, наслаждаясь её голосом. -  То есть  я не татарин… Вернее меня зовут Лавр. -  Он вдруг понял, что сейчас в нём «заработал» именно княжа Лавр, а не Шурка Светлов. А это, - он коснулся своего лица и чуть смазал грязь с  него, - только грязь, для маскировки. Поняла?
Девушка кивнула головой. Сначала в согласии, затем в непонимании.
- Мне надо было попасть сюда, то есть во вражеское войско, что бы найти одну девушку по имени Любаша. Её увели в полон. Ты, случайно, не знаешь её?
Девушка повторила те же движения головой, но молчала.
- Понимаешь, она мне очень нужна, но я ее, ни разу не видел. –  Шурка стукнул кулаком по рулону шкур и тяжело опустил свой лоб  на кулак. -  Маланья не успела  описать её, времени не…
- Ты знаешь Маланью? – Воскликнула девушка и тут же прикрыла рот ладонью.
-Знаю. Она меня сюда за ней и послала…
Шурка не успел договорить. Девушка обхватила его голову руками. Она погладила его по волосам  и прижала к своей груди. Запах женского тела  вперемежку с запахом шкур животных, закружили ему голову. Полчища «мурашек» пробежали по его спине и впились в голову…
- Я Любаша! Я! Ты за мной пришёл! Всё произошло так, как она говорила… А я не верила… Глупая… -  Девушка говорила, чуть задыхаясь от волнения. Она взяла в ладони лицо Шурки-Лавра и с такой любовью и нежностью посмотрела на него, что душа парня всколыхнулась. Он уже не знал, кто в нём Лавр или Шурка,  решился поцеловать девушку, но факт совершился. Девушка не сопротивлялась. 
Через минуту здравый смысл вернулся к Шурке, Лавр был забыт.
- Любаша, - сказал он, отстраняясь с неохотой от её губ, - нам надо поговорить.
Девушка кивнула в согласии, пытаясь очистить от грязи его лицо.
- Скажи мне, почему один из всадников выбрал именно тебя из толпы девушек? 
- Я  видела его раньше. Он приезжал к нам в дом в Новгород вместе с князем Олегом рязанским, и долго разговаривал с отцом. А зовут его Лука Шестипалый. И говорят у него шесть пальцев на левой руке. На ней он всегда рукавицу носит, или под плащом скрывает. Сам худой, как оглобля, а силу имеет великую. Я сама видела, как одной рукой он телегу поднял, пока колесо меняли. А ещё говорят, только шёпотом, что он балий и со злом дружбу ведёт.
- Балий? Кто это, колдун что ли?
Девушка в ответ закивала головой и прикрыла рот ладошкой, сначала себе, а затем и Шурке. Её глаза расширились, а голос зашептал.
- А ещё говорят, что он голос слышит издали. При нём все молчать старались, зря  не говорили. Боялись, что не так сказать… Мне Маланья подтвердила, что всё это правда.
- Ишь ты, страсти какие! – Усмехнулся Шурка. -  А кто твой отец?
- Он боярин Василий Серебров, поставщик  великого князя Дмитрия Московского. Брат мой, тоже Василий Серебров, был послан с большим обозом снеди для войска царского.
- А ты, как здесь оказалась?
Любаша смутилась. Чуть покраснев, она прищурилась и заговорила: - А меня будто вожжёй хлыстнули! Не могла я усидеть на мете… Тянуло меня сюда, да так, что  мочи не было… Вот и сбежала  вместе с братом. 
- Как же он это допустил? Почему не отправил назад к отцу?
- А он узнал обо мне, когда мы уже с войском  князя Дмитрия встретились. -  Чуть усмехнувшись,  ответила девушка. – Я не боюсь тяжёлой работы! У отца главной помощницей была! И толк в делах знаю! – Носик девушки гордо приподнялся на её лице. – Если бы я не сплоховала, то он меня бы   не определил среди других слуг. Видишь на мне сарафан крестьянки? Так-то я бояришна, и платье  у меня совсем иное. 
- Гордишься собой? – Усмехнулся Шурка.- А что, если бы пулю словила или гранату? Не подумала? Чай, на войну попала, здесь стреляют и взрывают.
Девушка с  таким удивлением посмотрела на него. Он понял, что опять сказал  не то.
«Господи, о чём я?! Какие взрывы и пули?!» -  Мысль охладила его голову.
- Я хотел сказать, что битва эта не для женщин. Здесь стрелы летают, копья там всякие, да мужики … -  Он чуть покрутил пальцами, подбирая нужные древнерусские слова.
Любаша пришла к нему на помощь.
- Спасают своих девушек и не дают их посрамить. – Сказала она и вновь приникла к его плечу. Шурка  пожал плечами и вздохнул.
- Так уж вышло. Ну, хватит лирики, пора  составить план, как нам выбраться отсюда. Понимаешь, Любаша, мне надобно  вернуться в войско князя Дмитрия… Очень надо! Но и тебя я здесь не оставлю…   Что же делать?
Любаша чуть подумала и сказала: - А я тебе помогу.



Biffiy

Отредактировано: 10.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться