Гори свет Пересвета!

Размер шрифта: - +

Глава 4.

 

 ГЛАВА 4

 - Да я тебе помогу! – Вновь утвердительно кивнула Любаша, заметив его удивление. – Лука Шестипалый позволил себе ухаживать за мною в доме отца. Только это ухаживание было мне не по сердцу. Мало того, что  с лица он мерзок и стар, так он ещё щипал меня при каждой встречи.… Щипал больно и умлылялся. -  Лицо девушки перекосилось от  воспоминания. – Я думаю, что он был очень рад, когда нашёл меня здесь! Глаза его просто сияли…  А мне силы не хватило…
- Не волнуйся. – Успокоил её Шурка. – Своим визгом ты оглушила ни мало татар, да одному даже зубы успела выбить ногой.… Я видел…
- Ты видел и не помог мне?
- Да я был там, на высоком холме. – Шурка попытался махнуть рукой себе за спину. - Но лишь увидел твои мучения, как сразу же сюда прибежал. И вот, я рядом и ты спасена.
- Ну и брехун же ты? Ты что, птица сокол, так далеко видеть? – Возмутилась Любаша. – Да мы же на том холме были …
Шурка не дал ей договорить. Он быстро вынул прицел от  винтовки снайпера  и приложил её к глазу девушки, одновременно направляя другой его конец в отверстие холстины.
- На, смотри! Только не пугайся и не кричи… -  Шептал ей в ухо Шурка, но крик девушки так и не успел предугадать. Любаша посмотрела в трубочку, тут же вскрикнула и выронила её из рук.  Шурка еле успел подхватить прицел и не дать ему застрять между рулонами шкур.
- Не руки, а крюки! – Обругал её парень и тут же пожалел об этом. Глаза девушки  напоминали два прицела снайперовской винтовки. – Успокойся. Это просто  такая волшебная штучка, понимаешь….  Она видит очень далеко….  Она помогла мне увидеть тебя издали… Ну, я не знаю ещё,  как объяснять? – С возмущением произнёс Шурка. – А говорила, что умная…
- Не глупей тебя! – Оборвала его  Любаша. – Мог бы это раньше сказать, а  потом показывать.  Дай я посмотрю. Не бойся, не закричу более.
Минуту девушка рассматривала мир через прицел винтовки. Шурка не мешал. Он прислушивался к происходящему, вокруг повозки.  Вскоре он понял, что пожар на третьей повозке шкур был потушен,  а его поиски прекратились. Его размышления прервала Любаша.
- Ой,  шатёр мурзы Мамая… –  С испугом ашептала она. -  Он выходил  из него, видно переполох, что ты  устроил, дошёл и до него.
Шурка отобрал из рук девушки прицел и приложил его к глазу.  Он внимательно рассматривал, представшую перед ним картину, и чувствовал, что путь его лежит именно к этому шатру. Но вот  зачем? Как объяснить, родившееся в душе, чувство? Пусть будет, что будет? И вдруг…
Повозка дёрнулась и вскоре она, вместе с Шуркой и Любашей продолжила свой путь.
- Итак, что ты предлагаешь? – Продолжил разговор Шурка, не отводя от глаза прицела. -  Я имею ввиду, что ты придумала? Как сможешь помочь?
- Я отдам себя Луке Шестипалому! – Восторженно заговорила девушка. -  Я даже улыбнусь ему, что бы отвести от тебя глаза. А ты…. Ты уж сам не оплошай! Действуй, но обо мне не забывай… Когда Лука привезёт меня к мурзе, то показ устроит. Так велено: всех девушек на показ вести к самому мурзе. Он их отбирает и в орду отсылает. Лука не посмеет противоречить ему. А там уж я постараюсь понравиться ему! – Воскликнула девушка и опять гордо приподняла носик. -  Он меня в орду отошлёт. Я и Луке не достанусь, да из полона ты меня спасешь.
- Придумала. -  Зло ответил Шурка. – Тебе и стараться не надо, при такой-то красе. Ты только бровью поведи, все татары за тобой пойдут, как красы за дудочкой… -  Он опять увидел удивлённые глаза девушки и решил внести ясность в свои речи.  – Сказка есть  такая про волшебную дудочку. Под её музыку все крысы становятся послушными. Веди их куда захочешь… Сами идут топиться в озеро.
Любаша засмеялась  так громко, что Шурке пришлось прикрыть её рот ладонью. Девушка ни как не могла справиться со смехом. Её тело подрагивало под рукой парня и вызывало в нём массу невысказанных чувств.
- Ну, хватит! – Зло прошептал он ей в самое ухо. – А то рассекретишь нас раньше времени.
- Ой, не могу, -вновь прыснув от смеха, ответила она, - как представлю этих крыс… Идут за дудочка… да прямо в озеро… да тонут там…. 
- Эх, малообразованна ты. – Вздохнул Шурка. – Что взять от четырнадцатого века?
Любаша перестала смеяться и внимательно посмотрела на парня. 
- А ты кто, роду и племени. Как встретился с Маланьей? Да и вообще,  - она сощурила глаза и пристально посмотрела на Шурку, - сдаётся мне, что ты чужак?  Много непонятного говоришь, да и эта штучка, - она ткнула пальцем в прицел, - тоже очень странная…
- Любаша, обещаю, что когда вся эта бурда пройдёт, дам объяснения. Сейчас, не до этого… а, ещё лучше, то спроси обо мне саму Маланью. Вот вернёшься в Новгород, найдёшь её и спросишь. Она тебя там оберегать будет. Она обещала.
Любаша хотела ещё что-то спросить, но в это время повозка остановилась.
Шурка постарался рассмотреть сложившуюся ситуацию в прорезь холстины, прикрывающей повозку, но всё было тщетно. Пришлось только догадываться, что  происходит вокруг их.  Послышались голоса многих людей.  Он прислушался и стал различать, что они говорили. Речь шла  о ценном подарке самому мурзе и ещё об одной девушке, которую не следует ему показывать. Он внимательно посмотрел на Любашу и понял, о ком шла речь.  Что-то надо было предпринять. Он сделал ещё один разрез на холстине с левой от себя стороны,  и внимательно рассмотрел,  сложившуюся вокруг них ситуацию.  Дело было дрянь!  Кругом были татары.  Ни дерева, ни куста, ни бугра на земле, ни камня… Единственное убежище - это сам шатер мурзы и стойбище лошадей, которое никем не охранялось. 
Шурка прикинул на глаз. До лошадей метров двадцать между кострами и татарами. Плохо! До  шатра мурзы Мамая метров десять. Зато строй охраны с обеих сторон.  Тоже дрянь!
- Дело плохо, - сказал вслух Шурка, даже этого не заметив.
Он почувствовал тело девушки, прижавшееся к его спине, и услышал её голос в самое ухо.
- Плохо? Что это значит? 
- А это значит, что наше спасение в твоих руках. – Ответил Шурка и повернулся к ней лицом. Девушка была так близка, что дыхание его сбилось. Любаша это заметила и улыбнулась. 
- Ты говори, как поступить. – Сказала она и погладила его по щеке. – Я исполню всё и спорить не буду.
Шурка глубоко вздохнул и взял ладонь девушки в свою.
- Любаша, ты должна устроить такой переполох, что бы о повозке все забыли.- Начал говорить Шурка, не отводя своего взгляда от её глаз. – Тебя хотят спрятать от глаз мурзы. А это значит, что я тебя потеряю. Тебя так запакуют, вот, хотя бы в одну из этих шкур. – Он чуть хлопнул ладонью о рулонах шкур, на которых они лежали. -  Я не смогу тебя найти. Так что лучше будет, если я буду знать, где ты находишься.
-Я поняла. – Прервала его Любаша. – Мне надо попасть в шатёр к мурзе. Там ты меня найдёшь?
Шурка в ответ лишь кивнул головой.
- По крайней мере, я буду знать, где ты. – Ответил он и приложил её ладонь к своей груди. – Дай мне слово, что будешь осторожна. Ты должна жить, иначе и мне не жить.
Любаша прильнула к его груди и обняла за шею.
- И мне без тебя не жить, мой Лаврушка. – Зашептала она. – Запал ты мне в душу…. Не бойся за меня. Я сильная и хитрая. Меня отец учил,  вести торговые переговоры… Я много хитростей знаю… И по мне… Так уж лучше к мурзе Мамаю в руки попасться, чем к Шестипалому Луке. – Шурка почувствовал, как тело девушки содрогнулось от последних её слов.
- Дай мне клятву, что ты меня не забудешь! – Вдруг  горячее прошептал Шурка в ухо девушке. Он не сразу поверил своим словам, но понял, что в нём «заговорил,  княжа Лавр». – Дай клятву, что будешь моей! Иначе я погублю себя в этой  битве!
- Любую клятву даю, что буду твоей! – Так же горячо отвечала девушка, обнимая  своего любимого. – Ты только храни себя для меня! А я ради тебя устрою такой переполох! Ты только верь мне!...
Шурка очнулся от Лавра, лишь услышал шорох возле повозки.  Медлить было нельзя. Он ещё раз взглянул в прорезь холстины, оценивая происходящую ситуацию.
Многие воины столпились вокруг повозок русских людей, с интересом рассматривая привозной товар. Послышались крики и визг  молодых девушек, и смех мужчин. Шла «сортировка» товары. Девушки в одну сторону, скот в другую. Молодых девиц и подростков выставляли в ряд возле шатра мурзы. 
Он быстро вынул два боевых патрона из своего пояса десантника и положил их в ладонь Любаше. Потом , немного подумав, прикрепил их к куску клеящей ленты.
- На, возьми и прикрепи это к своему телу, да так, что бы никто  не видел, где. Это твоя защита от зла. – Сказал он и понял, что она ничего не поняла. -  Запомни, Любаша, будет трудно или надо будет бежать, то  возьми один патрон или оба и кинь их в костёр.  Вскоре будет большой  взрыв и пожар…  Только рядом с костром не стой!  Можешь погибнуть сама! Ты меня поняла?!
Любаша только кивала головой в согласии, держа в руке непонятную для неё вещицу. –
- Куда ты это спрячешь? – Спросил Шурка, вновь присматриваясь в прорезь холстины. – Делай это быстро! -  Через мгновение он вновь посмотрел на девушку и чуть не задохнулся.
Любаша сняла с левого плеча сарафан. Приподняла свою грудь ладонью, и под ней прикрепила боевые патроны. Она с улыбкой смотрела на Шурку, ждала одобрения. А он…. Он не мог оторвать своего взгляда от девичьего тела…
- Здесь никто это не найдёт. – Решила она дать ответ. – Ой, как щекотно…
Шурка сглотнул слюну, и голос к нему возвратился.
- Любаша, пора тебе бежать. – Сказал он, и надел сарафан девушки на её плечё. – Будь осторожна и, пожалуйста, одевайся, потеплей, ведь уже не лето.
- Сокол мой, - прошептала девушка, вновь прижимаясь к его груди, -  не бойся за меня. Сейчас мне будет очень тепло, даже жарко… - Она поцеловала его в губы и быстро соскользнула с повозки.
Шурка затаил дыхание, прислушиваясь. Некоторое время было тихо, а потом… 
Сначала он услышал дикий мужской визг, потом ещё один и ещё один…. Он сделал прорезь в холстине больше и, уже не боясь быть замеченным, высунул голову. 
Любаша «веселилась на славу».  Схватил большую головешку из костра, она уже подпалила зады нескольким татарам, пробивая себе путь к шатру мурзы. Переполох  поднялся великий. Многие воины, побросав своих лошадей и повозки,  убежали на её крик. Но в руки девушка не давалась, она уже подпалили многие татарские лица. Досталось даже  и  русским прихвостням Луки Шестипалого, которые по приказу хозяина, пытались её окружить. Шурка успел заметить,  как из шатра мурзы выбежал  татарин, который очень отличался от всей этой «шати-брати». Он явно был одним из  предводителей этой орды. Его одежда была более богата и украшена металлическими и золотыми бляхами. Причёской он напоминал Челубея, только  коса его с макушки свисала до самого пояса и заканчивалась металлическим наконечником. Лицо его было также  жёлтое, как и у всех татарских воинов, только очень большое и круглое.  Он  одним взмахом хлыста подцепил Любаше ноги и уложил её на землю.  Девушка упала, но свой факел из руки не уронила. Она быстро оглянулась на своего  обидчика, но тут же отвернулась от него. Её взгляд кого-то искал, среди толпы людей.  На миг это очень удивило татарского начальника. Он держал девушку за ноги своим хлыстом и ничего не предпринимал. Никто из воинов тоже не мешал происходящему. 
Шурка хотел уже бежать, как вдруг увидел, как из толпы выбежал   высокий мужчина в плаще с капюшоном. За ним ещё трое в такой же одежде.
 «Не уж-то Лука Шестипалый?! – Мелькнула в голове парня мысль и тут же пришёл ответ. – Точно. Он!!!»
Но не успел он подбежать к Любаше, как она в одном порыве руки прижгла  ему лицо своим факелом.  Рёв Луки смешался с рыком многих воинов орды, визгом  русских девушек и отозвался мигом радости в душе Шурки.
«Молодец, девчонки! – Восхитился Шурка. – Наказала обидчика!  Бей гадов! Знай наших!»
Окрылённый её «подвигом», он медлить больше не стал. Быстро соскользнув в повозки, устремился  через почти пустой лагерь  к  стойбищу лошадей, по дороге собирая кое-какие вещи. 
 Когда  Шурка оказался среди лошадей, то немного успокоился. Он рассмотрел, что было у него в реках.  Так…  Меховая татарская шапка с кисточкой на макушке.  Шурка нахлобучил её на голову и постарался спрятать под ней  белые кудри княжа Лавра. Далее,  меховой жилет из меха бобра, так вонял, что надевать его не хотелось. Но, что не сделаешь, ради  дела, к тому, же сильный холодный ветер постоянно напоминал, что уже осень. Шурка одел «вонючку» на себя и подпоясал его своим ремнём  десантника.
Взяв в руки третью вещь, подобранную по дороге, Шурка  не мог понять, что это такое.  Длинный  кусок кожи с металлическим крючком на конце, был разделён на  несколько карманов. В каждом кармане что-то находилось. Там были золотые монеты, кусочки  разных камушков и каких-то веществ с разными запахами. В одном кармане был плоский металлический флакон со странной и очень дурно пахнущей жидкостью.  Шурка присел и капнул одну каплю этой жидкости на травинку, которая тут же почернела и рассыпалась в прах. 
«Странная вещь! -  Мысли парня заработали, пытаясь найти объяснения увиденному. -  Я бы сказал, что это набор молодого волшебника, или ….  – От своей догадки Шурка чуть не подскочил. – Не может быть?! Любаша говорила, что  Лука Шестипалый чародей! Волшебник! А что, если этот пояс его вещь?!  Нерадивый слуга его потерял, а я нашёл…  Очень интересно! Спасибо, природа матушка! Спасибо, Господи, за такой подарок! Мне бы только понять, что это за волшебные штучки и как их применять. Ну, да ладно, Бог даст, узнаю.  А сейчас надо подобраться поближе к шатру мурзы и посмотреть, что там происходит».
Он сунул пояс за пазуху под меховой жилет, предварительно  вынув из него флакончик с ядом, так «окрестил он» эту жидкость.  Спрятав флакончик в свой пояс, Шурка  прикинул на глаз время. Было около полудня. Надо  было действовать. Как там Любаша, Лука? Надо было всё узнать. Оставаться в стойбище лошадей более не было нужды.  Шурка был уверен, что  его внешний вид теперь поможет ему  затеряться среди толпы в татарской орде и поближе подойти  к шатру мурзы Мамая.
Он пробирался  сквозь лошадей, когда его внимание привлекли некоторые из них. Шесть отлично выкормленных  и ухоженных лошадей стояли поодаль от основной массы. 
Шурка прислушался и присмотрелся.  Переполох, устроенный Любашей, уже стих. Воины возвращались к своим делам, активно обсуждая происшедшее.  Никто не обращал на него внимания.  И Шурка осмелился открыто выйти из стойбища лошадей. Он, неспеша, подошёл  к группе из шести лошадей и осмотрел их.  
Богатая упряжь лошадей, говорила о знатности их хозяев. Шурка быстро осмотрел лошадей. Ничего  нужного он не нашёл и вдруг услышал за своей спиной голос.
- Эй, ты нашёл пояс боярина?! – Шурка резко обернулся и увидел вдалеке русского мужичка, который кричал ему и махал рукой. Видно это был один из слуг. – Нашёл или нет, дурень немой!
Шурка стал похлопывать  по лошадям, делая вид, что что-то ищет.  Меж тем прислужник приближался.
- Ну, нашёл, или нет. – Он подошёл к лошадям и стал вместе с Шуркой искать по прикрепленным к стременам сумкам, приговаривая. – Да ты не только глухой, ты ещё и дурной. Ищи, ищи, а то  хозяин высечет.
Шурка  быстро достал  кожаный ремень из-за пазухи и сунул его в один из привязных мешков. Чуть отошёл и дождался, когда мужичонка подойдёт к этому мешку. Он нахлобучил свою шапку ещё ниже на лоб и сделал шаг к мешку с поясом, одновременно с мужичком. 
- Ну, вот? Вот же он?! Эх ты, дурень немой. – Покрякивая от удовольствия,  сказал мужичок, вытаскивая ремень из мешка. – Что, найти не мог? – Шурка чуть отрицательно помотал головой. -  Эх, ты?! Ростом вышел, а умом нет?  Беда?! – На, вот, держи, - он сунул ремень в руки  Шурки, - беги к Фоме, он уж с ног сбился. Фома у шатра мурзы,  а в нём  боярин. Беда какая?!  Обгорел горемыка. Эх, бедовая девка! Я ему говорил… Предупреждал…Беды от неё наберёшься… Не верил… Да, беги ты, дурень  этакий… Беги прямо в шатёр, да пояс отнеси…
Шурка упрашивать себя больше не заставил. Судьба посылала ему такую удачу, от которой грех было отказываться. Мысленно благословясь, он припустился  в указанном направлении, слыша за собой последние слова мужичка: - Эх, беда, Бог ума не дал, а силы  просто не куда девать….
Шурка уже открыто бежал  к шатру мурзы, расталкивая на пути попадавшихся  воинов.  Он крутил над головой ремень боярина Луки, стараясь привлечь внимание, неведомого для него, Фомы. И Фома нашёлся.
 - Нилка, ты? – Услышал он  мужской окрик по левую руку от себя. 
Шурка остановился и осмотрелся, помня, что он яко бы глухонемой, да ещё и дурень. К нему  навстречу быстро из толпы татар вышел мужик среднего роста, плешивый с обгоревшим лицом и одеждой. На вид ему было лет сорок и почти беззубый.
- Нилка, ты нашёл пояс боярина?!- Шурка  закивал головой,  как только мог. -  Молодец. – Прошепелявил Фома, неси его в шатёр … Я немощный… Вишь, какой ущерб принесла мне  эта девица. Ну, да ничего, ей тоже досталось. Увидишь   сам. Она там в шатре. Беги, отнеси пояс.
Фома издали  прокричал стражникам, стоящим возле шатра, что бы пропустили слугу боярина Луки, и тут же согнулся от боли.
Шурке он был уже не интересен. Его привлекал шатёр со множеством скрытых в нём тайн. Он добежал до  шатра и остановился возле ковра, которым был прикрыт вход.
«Ну, с Богом!» - Подумал он, откинул ковёр в сторону и вошёл в шатёр.



Biffiy

Отредактировано: 10.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться