Гори свет Пересвета!

Размер шрифта: - +

Глава 6.

 

 ГЛАВА 6

- Меня лишили руки!!! – Вновь прорычал Челубей, делая несколько шагов  по юрте Мамая.- И я до сих пор не могу понять, кто это сделал? Его не могут найти! Как сквозь землю провалился!
- Усмирись! – Сердито сказал Мамай. Он встал и приблизился к Челубею . – Чьего он роду?
- Ихнего. – Кивнул на боярина Андрея Челубей. – Развелось их в орде видимо не видимо. Не сосчитать! Вот, поди,  разберись, кто из них осмелился против меня выйти! Всё равно узнаю! Узнаю и убью!
Взгляд Челубея «сверлил» боярина и казалось, была бы его воля, то тотчас же «разнёс бы он боярина по кочкам», не оставив от него ни волоска, ни косточки.
-Ещё раз тебе говорю: усмирись! – Заметив его недобрый взгляд, сказал Мамай. – Как он выглядел, твой обидчик?
- Как смерд или холоп, короче, слуга чей-то. И явно действовал по чьему-то приказу. Трусливые они, сами не посмели бы!
Шурка, слушая их разговор, невольно ухмылялся. – «Посмотрели бы вы на нас, на холопов, в другие времена?! Только нашими руками вся история и творилась! Эх, жаль, нельзя при нём сейчас появиться? Так хочется позлить раненого зверя! Аж, руки чешутся! Если бы не цель моя, ради которой я здесь, то сам вызвал бы тебя на поединок! Но историю менять нельзя»!
Боярин Лука вновь застонал, и тем оторвал Шурку от его мыслей. Он склонился над раненым и послушал его дыхание. Шестипалый Лука дышал тяжело, чуть, постанывая. На здоровой части лица вышла испарина. Видно «колдовское зелье», приготовленное Нилкой, подействовало. Шурка невольно взял в руки пояс боярина Луки и стал рассматривать его содержимое чуть повнимательнее, и тут он услышал, что его зовут.
- Эй, Нилка, хромой уродец, слышишь или нет?! Сколько звать-то тебя!- Голос боярина Андрея заставил Шурку оглянуться. – Иди сюда. – Махнул он рукой, призывая   слугу.
Шурка повиновался, стараясь изображать  Нилку, хотя этого и не требовалось. Его фигура была скособочена, а лицо кривилось на левый глаз. Челубей внимательно на него смотрел. Его круглое безбровое лицо выражало только злость  и ненависть ко всему миру.
Шурка –   Нилка подошёл и склонил голову. Он понял, что Челубей его не узнал! Здорово!
- Осмотри рану и сделай всё, что только можно! – Приказал боярин Андрей, морщась не то от запаха «больного», не то от его раны. – Смотри, не опозорь меня!!! Знаешь, что будет.
Кривая ухмылка Мамая,  чуть скривила его лицо. Больше он на Нилку внимания не обращал. Он возвратился на «свой трон», призывая присесть рядом боярина Андрея и Челубея.
 Челубей присел на ковры и уложил больную руку на большой рулон шкур, привезённых боярином Андреем. Нилка стал внимательно осматривать и ощупывать его рану.
«Так. – Подытожил мысленно Шурка этот осмотр. – Сухожилие перерезано. Чудесно! – Шурка вздохнул от удовольствия. – Сработано, верно: рука бездействует. Боль? Боль сильная! Кровь остановлена. Что делать, что бы ничего не делать? Задача!»
И в это время Шурка услышал разговор трёх мужчин, которая его заинтересовала.
- Челубей, боярин Лука и его брат Андрей, привезли бесценный подарок орде. Много телячьих шкур, женщин, и одно предложение, которое надо осмыслить. Может ты, Челубей, дашь совет. Следует его принять или нет?
- Говори, мурза, Челубей слушает.
- Боярин Андрей говорит, что следует умертвить  московского боярина Дмитрия и у него есть такая возможность.
Шурка, услышав такое, сильно сжал больную руку Челубея, что тот невольно вскрикнул. Его здоровая рука потянулась к плети, заткнутой за пояс его одежды. Но боярин Андрей его остановил.
- Не мешай ему, Челубей. Он дело знает, к тому же он глух и нем. Он тебе руку излечит. Потерпи.
Челубей одарил боярина холодным взглядом и слабо кивнул.
- Говори, мурза, я слушаю. Мне нравится это дело. Но не верю я, что можно открыто подойти  к Дмитрию и вызвать его на поединок. Здесь надо другой метод.
- Верно, Челубей!- Видно было, что Мамай доволен его ответом. – Для этого Лука привёз одну девицу, знатного рода, которая вхожа в боярскую свиту без какого-либо подозрения.
- Девица?! Бояришна?! – Челубей попробовал сдвинуть брови. Ничего не получилось. Его лицо осталось гладким и круглым, как шар. – Разве можно такое дело доверять девице? Она предаст! Обманет! Струсит! Сбежит!
- Не сможет. – Тихо ответил боярин Андрей. – Под действием колдовских чар она будет смиренна, как овца. Голову даю на отсечение, если не так!
Мамай и Челубей невольно усмехнулись. Им было по нраву такой пыл боярина.
- Предложение следует принять, если дан такой залог, как голова боярина. – Усмехнулся Челубей. – Мурза, но не следует слепо ему доверять. Надобно с этой девицей послать и человека орды, да так, что бы ей об этом было ничего не ведомо. Знаю я русских женщин. Они способны обманывать и лгать, даже под силою колдовства!
Шурка больше слушать не стал. Он быстро отбежал к Шестипалому Луке и стал делать вид, что занят лекарством. 
«Что же делать? Что же делать?»- Мысли Шурке не давали правильного ответа. А, меж тем, руки Нилки делали  сами собой лекарство для больной руки Челубея. 
И в это время Шурка почувствовал, что его схватили за руку. Он вздрогнул и тут же увидел взгляд единственного глаза Шестипалого Луки. Его глаз горел огнём боли и ненависти, да и хватка его пальцев была сильной и болезненной.
Шурка спокойно смотрел ему в глаз и понимал все чувства, которые тот пытался высказать. Но слишком рано он очнулся!!! Это взволновало Шурку. Он ещё не придумал, что делать!  Пришлось принимать отчаянные меры. Шурка  с силою обхватил  шестипалое запястье и стал её сжимать.  Глаз Луки наполнился ещё большей болью, а его рука стала медленно разжиматься. Вскоре  Шурка оторвал руку Луки от своей и уложил её ему на грудь, одновременно делая щелчок в обожжённый лоб Луки. Новая волна боли заставила его вновь потерять сознание.
«Вот и хорошо. Полежи и поболей, а мне надо заняться Любашей».
 Шурка – Нилка  постарался «поймать взгляд» боярина Андрея и по возможности показать ему, что нужны новые повязки для больного. Это означало, что ему надо было подойти к девушкам и вновь оторвать от их сарафанов новые полоски ткани.
Боярин Андрей понял его намёки и что-то шепнул мурзе Мамая. Тот взглянул на Нилку  и нехотя кивнул в согласии.  Шурка- Нилка быстро проковылял в сторону, где спрятались девушки.
Но не успел он приблизиться к ним, как чуть не получил удар кулаком по лицу. Он успел перехватить руку Любаши и быстро завернул её девушке за спину, одновременно роняя её на рулоны с  телячьими шкурами. 
- Ты, что  творишь, Любаша? – Почти прорычал он ей на ухо, после того, как повернул кольцо на своей руке. – Ты же выдашь и себя и меня. А я-то думал, что понравился тебе!
И тут он увидел глаза девушки, которые долго моргали и вскоре стали что-то понимать.
- Лавруша?! Ты?! Сокол мой! – Любаша стала говорить довольно громко. Шурке пришлось развернуть ей лицо и уткнуть его в тюк со шкурами. Громкий смех мужчин заставил его оглянуться. Щурка понял, что их возня на шкурах развеселила их.
- Нилка, не забудь, зачем ту туда пришёл! – Услышал он громкий голос боярина Андрея и вновь громкий смех Мамая и Челубея.
Одним рывком он приподнял Любашу и усадил её спиной к стенке юрты, заложив ей руки за спину.
- Вот так сиди и слушай. – Зло прошептал он ей прямо в лицо. – Слушай, Любаша! Слушай и понимай!
Любаша  слабо закивала головой, стараясь скрыть радость от встречи.
- Боярин Андрей и твой Лука задумали большую гадость. Им понадобилось умертвить московского боярина Дмитрия! И это будешь делать ты!
Любаша ужаснулась и отрицательно закивала головой.
Шурка продолжал говорить, одновременно отрезая от подола её сарафана тонкую и длинную полоску ткани: - К сожалению, милая, ты это даже не будешь осознавать! Ты будешь заколдована!
Любаша чуть не вскрикнула. Она прикусила себе губу и её глаза наполнились слезами.
-  Но, ты, же не думаешь, что я тебя брошу на съедение этим волкам? – Чуть усмехнувшись, сказал Шурка,  заметил слабую улыбку на лице девушки. Он быстро снимает одно кольцо со своей руки и  надевает его на руки Любаше. – Обязательно носи его и не снимай. Более того,  камень кольца должен быть у тебя в ладони. Не поворачивай его камнем вверх. Это перстень Шестипалого Луки, и только он тебя сохранит от его колдовства. Ты обещаешь?!
Любаша, «переварив в голове» услышанное, слабо кивнула в согласии.
- Очень хорошо! – Тоже кивнув в ответ, продолжил говорить Шурка.  – Руки постоянно держи за спиной, как будто они у тебя связаны. И волю им не давай! Помни, мы на задании, которое надо выполнить!- Любаша вновь кивнула в согласии. Шурка продолжал резать её сарафан на мелкие полоски и говорить. -  Он будет тебя околдовывать, а ты делай вид, что поддаешься этому колдовству. Ты хорошая артистка! Ты сможешь! Не бойся, одну он тебя не отпустит. С тобой будет соглядатель. Я постараюсь, что бы им стал я. Ты меня поняла?
Любаша вновь закивала и тихо произнесла: - А как же Забава? Я её здесь одну не оставлю!
- Какая Забава? – Не понял Шурка и чуть замедлил свои действия.
Любаша  чуть кивнула в сторону, в которую и посмотрел он. На полу между тюфяками, сидела девушка- богатырь. Она во все глаза смотрела на них, стараясь не выдавать своего волнения. Шурка заметил, что она узнала своего спасителя и была им восхищена. Это льстило, и он слабо улыбнулся девушке.  Но, что же с ней делать?
Он быстро метнулся в сторону Забавы и попытался приподнять её с пола.  Попытка не удалась, и это вновь рассмешило мужчин в юрте. Шурка понял, что находится под постоянным контролем и старался не выходить из образа Нилки. Для этого он ещё раз постарался приподнять девушку-богатыря, но только вновь всех рассмешил. Это было ему на руку. Тогда он присел возле Забавы, и стал отдирать с её подола длинные полоски ткани.
- Слушай меня Забава. – Сказал Шурка, чуть мигнув, девушке. – Хочешь спасти свою жизнь? Тогда  поступай так, как будет поступать Любаша. Ничего не говори, усмири свою гордость и делай так, как будет делать она. Молчи, сжимай зубы, сжимай кулаки, но делай! Поняла?! – Шурка дождался, когда она поймёт его слова и кивнёт в согласии головой. Только тогда он продолжил говорить. – Только таким способом я постараюсь помочь. Не навреди сама себе. 
Шурка только теперь осознал, что уже почти весь закидан полосками ткани от сарафанов девушек, а зато коленки им оголил. Больше ему нельзя было находиться возле них. Он быстро встал с колен, взглянул на Любашу и пошёл в обратном направлении. Вдруг резкий крик Челубея его остановил. Шурка понял, что сплоховал. Он забыл перевернуть кольцо! И теперь шёл по юрте с прямой спиной, совершенно не кособочась и не прихрамывая! Он сделал вид, что запутался в полосках ткани и упал на пол, одновременно прокрутив кольцо на своём пальце. И тут же почувствовал на своём плече крепкую хватку цепких пальцев. В одно мгновение сильная рука приподняла его с земли и поставила на ноги. На него смотрели яростные глаза Челубея.
-  Кто ты?! – Прокричал он в лицо Шурке, и тут же лицо его стало меняться. Шурка понял, что он увидел перед собой кривоглазое лицо  кособокого калеки. Гнев сменился на удивление и растерянность. Шурке даже показалось, что он увидел карий цвет его расширенных глазах.
Челубей швырнул его на пол и сделал шаг назад.
- Мне постоянно кажется, что  я везде вижу своего обидчика!- Прорычал он.
К нему подошёл боярин Андрей и сказал: - Это так боль действует на человека и желание  найти обидчика. – Он чуть поклонился Челубею и тут же повернулся к Нилки. -  Нилка, как долго ещё будешь готовить своё зелье?
Нилка – Шурка быстро подобрал все свои бинты и стал кланяться, что-то пытаясь сказать. Но только непонятные звуки мог произнести. Глядя на него, Челубей чуть тряхнул головой и вернулся к Мамаю. За ним последовал и князь Андрей, погрозив при этом Нилки пальцем.
Надо было действовать. Шурка уже знал, что он будет делать. Из своего потаённого пояса он достал два минишприца с сильным болеутоляющим лекарством. Схватив полоски ткани и зелье Нилки, приготовленное в глиняной чашке, он заковылял к хозяевам юрты, под пристальным взглядом Челубея. Приблизился, поклонился и стал заниматься рукой вояки.
- Челубей, если тебе руку не поправят, как же ты будешь биться?- Голос Мамая был задумчивым и злым.
- Сначала сдеру кожу с лекаря, а затем привяжу руку к стременам и буду биться одной рукой. – Сдерживая боль в руке, ответил Челубей. – Я и с одной рукой главный боец, после тебя Мамай!
- И всё же…  И всё же…  Мамай был задумчивым и хмурым. -  Тебя ждёт поединок, и я бы не хотел, что бы…
- В поединке победа будет моя! – Сквозь зубы, прорычал Челубей.
- Разрешите мне рассказать вам один случай, которому я был свидетелем. – Тихо вмешался в их разговор боярин Андрей. Мамай чуть кивнул, и боярин продолжил говорить. – На одном испытании бойцов, где-то под Новгородом, я заметил, что один соперник увеличил длину своего копья. И эта хитрость помогла ему стать победителем. Он первым скинул с седла своего соперника и затоптал его конём. Может и Челубею так поступить.
Шурка заметил интерес в глазах Мамая. Он даже улыбнулся,  а затем рассмеялся.
 - Мне нравится эта затея! – Воскликнул он и тут же сделал знак мальчику-слуге, который прислуживал им во время ужина. Мальчик бросил нож, которым разрезал зажаренных кроликов на куски,  поклонился и быстро выбежал из юрты. 
В юрту вошли два человека, явно не вояки. Шурка понял, что это были мастера по оружию или копьям со стрелами, что у них там было в тринадцатом веке. Им был отдан приказ: готовить новое копьё для Челубея с увеличенной длиной. 
«Ну и дрянь же ты, боярин Андрей! Против своих попёр! – Мысленно возмущался Шурка, занимаясь рукой Челубея. – Так бы и врезал тебе по шее! Ну, погоди! Увижу один на один, разберусь с тобой! -  В это время Шурка, незаметно вколол в запястье Челубею обезболивающее лекарство и швырнул пустой шприц в костёр. – Так, часа на четыре, рукой будешь владеть и боль не чувствовать. Ну, а дальше,….  Дальше терпи или ори, это уж твоё дело». – Шурка обмазал запястье Челубея вонючей мазью Нилки, сделал тугую повязку и быстро  заковылял к Луке.
 Мамай, Челубей и боярин Андрей продолжали трапезу, и о чём-то перешёптывались. А в это время Шурка  «занимался обработкой»  Шестипалого Луки. Приведя его  в чувство и приняв образ нормального человека, он склонился над больным и ждал, когда его взгляд начнёт понимать действительность.  Минуту Лука внимательно смотрел Шурке в глаза, ничего не понимая, а затем глаз его стал расширяться не то от ужаса, не то от злости.
- Значит, ты пришёл в себя и можешь понимать? – Тихо в самое ухо Луке  зашептал Шурка. -  Слушай и понимай. От этого зависит твоя жизнь. Может ты и колдун, но я посильнее тебя. И, если ты не будешь выполнять мои требования, то превращу тебя в Квазимодо! Знаешь, кто это?- Глаз Луки заморгал и заслезился. Шурка вытер ему слезу и продолжил говорить. – Хватит слюней. Смотри, кем ты станешь, если ослушаешься. – Шурка, незаметно для Луки, повернул кольцо на своей руке и стал меняться на глазах. Всё его лицо перекосилось, левый глаз сузился и уменьшился, а правый глаз  увеличился  и чуть не вылезал из своих орбит. – Ну, что? Красиво? Вот таким, только ещё более страшным, я тебя сделаю. – Шурка вновь перевернул кольцо, и его лицо приняло человеческое выражение. -  Теперь ты мне веришь? 
Глаз Луки медленно закрылся, а потом открылся. И Шурка вновь увидел в нём сомнение или непокорность. Глаз Шестипалого хитро прищурился.
- Значит, не веришь или хочешь обмануть. – Вслух сделал вывод Шурка. – Хорошо. Итак, как ты себя чувствуешь? Хреново?-  Глаз Луки расширился от удивления. – То есть я хотел сказать, что очень сильная боль. Не правда ли? А я ведь могу сделать тебе её ещё более невыносимой или  усмирить её, да так, что ты встанешь, будешь ходить и говорить! – Глаз Луки замер  и в нём читалось понимание и согласие. -  Так, что ты выбираешь? Боль? – Шурка слабо сжал рукой обожжённое плечо Луки. – Или всё же излечение? 
Глаз Луки быстро заморгал в согласии, и он даже чуть кивнул головой.
- Замечательно! И помни, ослушаешься, и я тебя лишу шестого колдовского пальца вместе с кольцом! Навсегда лишу тебя колдовской власти! И ты не будешь никому нужен! Понял?!
Лука в ответ вновь закрыл глаз и чуть кивнул головой.
- Запоминай, что ты должен сделать. Будешь делать то, зачем пришёл сюда. Тебе надо заколдовать  девушку на убийство  московского князя? Делай это так, как хочешь и умеешь. Всё делай по-своему. Условие одно: с ней пошлёшь соглядателя, который будет за ней присматривать. Им должен быть твой слуга Нилка. Ты понял, что надо сделать?
Лука некоторое время думал, а затем кивнул в согласии.
- Хорошо. – Так же согласился Шурка. -  И помни, что я здесь, но ты меня не видишь.  Шаг в лево, шаг в право, и расстрел… То есть я хотел сказать, накажу!!!  А сейчас закрой глаз.
Лука повиновался. Шурка  сделал ему укол, перевернул кольцо на руке и стал ждать дальнейших событий.
Прошло две-три минуты. Лука стал шевелиться на своём ложе. Это привлекло внимание мурзы, боярина Андрея и Челубея. Они вместе подошли к больному. Челубей с удивлением рассматривал свою забинтованную руку и шевелил пальцами. На его лице показалось даже подобие улыбки, которой он одарил Нилку, стоящем рядом с ложем Луки. Тот в ответ чуть поклонился.  А в это время Лука уже сидел на ковре и рассматривал свою забинтованную шестипалую руку. Вид у него был страшным. Обожжённую половину лица его скрывала маска из чёрной мази. Другая часть лица была красной с обгоревшей бровью и глазом без ресниц. Волосы на этой половине лица тоже были наполовину обгорелыми до самой макушки его черепа. Здоровой рукой он ощупал сначала свой голый череп, затем маску, а затем и забинтованную шестипалую руку.
Мамай и боярин Андрей стояли напротив него и смотрели на его пробуждение.
- Ну, что я говорил? – Восхищённо заговорил боярин Андрей. – Нилка дело совё знает. Много раз  вылечивал своим мастерством больных да обгорелых людей. Вот и боярина Луку на ноги поставил. Да как быстро! Молодец, Нилка, заслужил награду. Мамай разреши ему дать кусок  мяса! Он до мяса уж больно охотлив!
Мамай усмехнулся и кивнул в согласии. Нилка получив разрешение, быстро заковылял к подносу с едой.  Лука провожал его тяжёлым взглядом единственного глаза.
- Как ты себя чувствуешь, боярин? – Заговорил Мамай, внимательно рассматривая раны Луки. – С такими  ожогами редко кто вставал через несколько дней, а ты встал. Говорить можешь?
Лука кивнул и, выплюнув изо рта чёрную мазь Нилки, сказал: -   Я и сам в это не верю, но боль прошла и я могу говорить, только …   только, голова кружится.
- Ну, это ничего. Это пройдёт. – Усмехнулся мурза. – Ты с делом ко мне приехал. Боярин Андрей мне всё рассказал.  Ты сейчас способен завершить его до конца?
Шестипалый Лука стоял на ногах, чуть покачиваясь, но его единственный глаз внимательно осматривал помещение юрты, не пропуская, ни единого его местечка.
- Ты, словно, кого-то ищешь? – Усмехнулся Мамай. – Не ищи зря. Здесь она, твоя красавица. – Он кивнул боярину Андрею. Тот быстро отошёл к стене юрты и вывел из-за тюка со шкурами упирающуюся Любашу.
- Вот оно, твоё тайное оружие! Приступай! Колдуй! Да так, что бы я поверил!
Мамай и Челубей вернулись на ковры и, усевшись на них, стали наблюдать за приготовлениями Луки.  Только Челубей, время от времени, внимательно осматривал свою забинтованную руку и удивлялся, бросая взгляды на глухонемого Нилку.
 Лука минуту стоял напротив девушки, внимательно глядя ей в глаза. Любаша не отворачивалась. Она с удивлением смотрела на своего обидчика и вдруг рассмеялась. 
- Как же я тебя разукрасила! – Сквозь смех, сказала она, и вдруг посочувствовала. – Больно? Будешь знать, как руки распускать и смотреть на то, что тебе не принадлежит! Я – Бояришна, и не позволю с собой обращаться, как со служанкой. Кто тебе позволил вязать меня, да зашвыривать на вонючие шкуры?! Я чуть не задохнулась!!! Вот и получай ответ!
Лука больше этого слушать не стал. Он резко вынул из-под своего плаща свою шестипалую забинтованную руку и вдруг замер, внимательно её рассматривая. Рука была забинтована полностью, и было непонятно, сколько на ней пальцев. Лука  ощупал руку и ничего не понял. Его взгляд скользнул на Нилку и замер, в пристальном прищуре. А Нилка – Шурка чуть улыбнулся ему и кивнул.
Лука «вскипел» от злости и догадки. Казалось, что он забыл своё занятие. Его глаз горел злобой и ненависть. Он резко отвернулся от Любаши и сделал шаг, по направлению к Нилки.
Медлить Шурка не стал. Он сидел у стены юрты за спиной Мамая и был им не виден. Поэтому он быстро встал и повернул кольцо на руке. Лука тут же замер на месте, боясь сделать ещё один шаг, навстречу ему. Перед ним, за спиной Мамая и  Челубея, стоял не Нилка, а высокий сильный богатырь с прямым и упрямым взглядом голубых глаз.
- Что ты, Лука?! – С испугом прошептал ему на ухо боярин Андрей, быстро подбежав к нему. – Ты, словно привидение  увидел. – Боярин Андрей быстро развернул его лицом к Любаше. – Вот твоя цель. Ты должен сделать из неё податливую служанку наших целей. И помни, мы за это жизнью отвечаем!
Лука будто очнулся от чего-то. Он посмотрел на боярина Андрея, затем бросил взгляд в сторону Мамая. За спиной мурзы на полу сидел Нилка и смотрел на него.
- А может эта девица твоему боярину не только лицо прижгла, но и в голове всё спалила? – Услышали они вопрос Челубея и смех Мамая.
- Ну, что доволен? – Опять прошептал боярин Андрей и чуть толкнул боярина Луку в больное плечо. Лука посмотрел на своё плечо, и дотронулся до него здоровой рукой. Оно не болело!
- Всё! Я готов! – Вдруг резко сказал Лука, отодвигая в сторону боярина Андрея. – Отойди и не мешай.
Боярин Андрей быстро отошёл, укрываясь за тюками со шкурами.
Лука сделал шаг к Любаше и быстро хлопнул её по лбу. Любаша замерла на месте, не то от неожиданности, не от от испуга.
- Слушай меня и повинуйся!- Как только мог, с силою прокричал Лука, «пронзая» девушку взглядом единственного глаза. -  Встань прямо передо мной и внимай моим речам!
Любаша повиновалась. Она замерла на месте. Её руки показались из-за спины и чуть разошлись в стороны. На полу юрты лежал оборванный кожаный ремешок, которым были связаны руки девушки. Невольный возглас удивления послышался со стороны Мамая.  Руки девушки спокойно опустились на её бёдра. Взгляд застыл, дыхание стало спокойным. 
Лука невольно усмехнулся и продолжил говорить, медленно обходя вокруг девушки.
И тут по юрте пронесся удивлённый возглас боярина Андрея. Он спиной вышел из-за тюка со шкурами, а вслед за ним шла Забава со свободными от пут руками, пристально глядя ему в глаза.
Воскликнув в удивлении, Мамай с Челубеем тут же вскочили на ноги, и схватились за сабли. Но их остановил Лука.
- Успокойтесь, мурзы. Это действие колдовства. Она тоже под моим воздействием и так же послушна мне.- Лука подошёл к Забаве и внимательно посмотрел ей в глаза. Девушка была выше его на половину головы и смотрела прямо перед собой. – Прекрасно! У тебя, Мамай, теперь две  послушные служанки. Они готовы к приказаниям. Смотри!
Лука вернулся на прежнее место перед Любашей и произнёс: -  Подойди, девица, и в стань рядом с Любашей. 
 Забава повиновалась. Она шла медленно, стараясь не дышать. Шурка видел её волнение и чуть взволновался за её игру. Но всё обошлось. Забава остановилась рядом с Любашей, продолжая смотреть перед собой.
«Молодцы, девчонки! – Мысленно восхитился ими Шурка. – Всё женщины – великие актрисы, конечно, если эта игра входит в их жизненные планы».
Но и сам Шестипалый Лука тоже играл замечательно. 
«Просто маг-волшебник. – Думал Шурка. – Настоящий Коперфильд! Продолжай, колдуй»!
И Лука продолжал колдовать. Он делал пассы здоровой рукой и подробно рассказывал девушка, что им следует делать.  Главная цель их – это отравить  трапезу московскому князю Дмитрию. Следует, пользуясь, знакомство  отца Любаши с московским князем, попасть в его окружение, и выполнить свою задачу.
Шурка заметил, что Любаша слушала Шестипалого Луку, и взгляд её становился тяжелым. Она была на грани нервного срыва. Надо было  спасать ситуацию, иначе она может дать волю кулакам, а уж тогда…
Шурка – Нилка быстро покинул своё место и проковылял к Шестипалому Луке. Он тряхнул его за полу одежды и поклонился, стараясь что-то сказать руками.  Минута Лука внимательно следил за ним, яростно сжимая единственный кулак. Шурка понимал его душевные терзания и был готов ко всему.   Но минута прошла и Лука «сдался». 
- Мамай, разреши моему слуге, Нилу, последовать за девицами. Он будет следить за ними и будет им слугой. Да и отраву даст в нужный момент. Я могу доверять отраву  только ему.
Мамай нахмурил брови, а Челубей наоборот их приподнял.
- А как же ты без своего лекаря? Он может быть нам полезен и здесь.- Сказал Мамай и получил в согласии кивок Челубея.
-Но я здесь и я на ногах. Я здоров! Я лекарь и колдун! И я сильнее его! -  В голосе Луки послышалось высокомерие и злость.
- Хорошо! Будь, по-твоему.
Мамай встал и подошёл к девушкам. Он внимательно осмотрел их со всех сторон. Особое внимание его привлекла Забава. – Какая красавица. Мой отец и я ценим такую сильную красоту. Жаль её отпускать. А может…
- Нет!- Быстро прервал его боярин Лука. – Они должны быть вместе. Одна голова – хорошо, а две – лучше.  Колдовство работает на двоих.
Мамай с сожалением осмотрел фигуру Забавы, чуть её, поглаживая рукой.
- Не сожалей, мурза. – Сказал Челубей, бросая на Забаву, злобный взгляд. – Эта девица не объезжена. И никем не покорена. Более того, уложила на смерть несколько моих воинов.
- Значит, не воины они были! – Вскричал Мамай. – Боярин, прикажи ей, что бы назад вернулась! Ко мне, что бы я её усмирил и объездил! Приказываю!
Лука выполнил его просьбу, твердя перед взором Забавы, приказание Мамая.
Прошло время. Любашу с Забавой увели из юрты и усадили на коней. Девушки были покорны, как тряпичные куклы.  Любаше быстро лошадь нашли, а вот для Забавы долго искали подходящую её размерам лошадь. Это зрелище привлекло немало воинов татарского войска. Поднять Забаву и усадить на лошадь пришлось нескольким воинам. И шуму было много, да и веселья тоже!
Шестипалый Лука и Шурка – Нилка остались в юрте одни. Шурка, быстро повернув кольцо на пальце, подошёл к Луке и положил ему в здоровую ладонь нечто, что  немало удивило боярина. Он долго рассматривал металлическую капсулу с острым наконечником и размером с большой палец мужчины.
- В этой трубочке твой шестой палец, великий колдун. – Сказал Шурка и подумал, что не следует ему объяснять, что эта боевой патрон от снайперовской винтовки. Он ведь всё равно ничего не поймёт. -  Держи его при себе и сила твоя колдовская при тебе будет, а если в огонь захочешь бросить, так беги от него. Сила, спрятанная в этой трубочке способна прибить тебя насмерть. Тебе решать: хранить его или уничтожить.
Шурка не стал ждать ответа боярина. Быстро развернулся, повернул кольцо на пальце, и, уже глухонемым Нилкой, заковылял из юрты.



Biffiy

Отредактировано: 10.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться