Гори свет Пересвета!

Размер шрифта: - +

Глава 10.

 

       ГЛАВА 10

Шурка смотрел на двух братьев бояр из кустов и не знал, что делать. Гордей скрылся  в плотных кустах и затих.
«Сейчас самое время скрыться и искать Пересвета. – Думал Шурка. – Гордея мы спасли. Ни что мне больше не мешает делать своё дело. – Шурка прикинул время, посмотрев на небо.- Приблизительно пять шесть часов вечера. Ночью войско  московского князя Дмитрия переправиться через Дон. Так что время ещё есть. Но я не знаю, в каком месте это будет? Да ещё попробуй, найди в этом войске Пересвета?  В нём, не бойсь, несколько сот тысяч воинов?  А мне надо ещё успеть поговорить с ним, да убедить его. Задача?!- Шурка тяжело вздохнул и вновь оглянулся назад.  Гордея не было слышно. – Куда запропастился этот парень?
Шурка присмотрелся и понял, что не видит, потому что ещё находится в роли глухонемого Нилки и смотрит  на мир единственным глазом.  Он повернул кольцо на пальце и откинул с головы капюшон. Вдруг он услышал приглушённый  не то хрип, не то вскрик, доносившийся  из-за большой сосны.  Шурка шагнул из кустов и подошёл к сосне.
За сосной на сухой лесной траве лежал без сознания Гриня. Рядом с ним стояли Гордей и Забава в объятиях друг друга. Они с удивлением смотрели на него.
- Что с ним? – Спросил Шурка, но заметив счастье пары Гордея и Забавы, тут же переключился на них. – А вы счастливы, как я посмотрю?
Забава кивнула и ещё крепче обняла своего любимого.
- Спасибо, княже, за моего сокола. – Сказала она. – Век тебе благодарна буду!
- Ну и прекрасно. А теперь, нам надо придумать, как спасти Любашу. Она сейчас там, мы – здесь и у нас нет никакого оружия. – Шурка присел к Грине и похлопал его по щеке. – Гриня, очнись и вставай. Нам нужен ещё один боец, а то нас всего лишь трое. Гриня, ну что с тобой случилось? Чего ты так напугался?
Гриня открыл газа и постарался сосредоточить своё внимание на своём княже.
- Княже, там, в кустах кто-то был. – Прошептал он, чуть приподнимаясь на локте. – Он маленький, горбатый  одноглазый!!! Ой!!! – Шурка быстро вскочил на ноги и вдруг спрятался за Забаву. Он с   ужасом посмотрел на Шурку и, ещё раз ахнув, закрыл рот ладонью. – Да он же в тебя оборотился!!! Там оборотень был!!! Оборотень!!! Чур, меня! Чур, меня! 
- Понятно. – Со вздохом облегчения, сказал Шурка, и вдруг в его голову пришла замечательная мысль.-  Гордей, ты сильно испугался, когда увидел, как я меняюсь?
- Ох, сильно, княже! Прямо чуть не обделался. – Ответил Гордей, покрываясь румянцем. – Как вспомню, так внутри всё переворачивается, как ты меня напугал! Если бы я не был привязан, то снёс бы тебе голову от испуга.
- Вот и здорово! – Воскликнул Шурка. – Мы это и используем против бояр, да ещё и это. – Он засунул руку за пазуху, и вскоре вынул   небольшой  пакетик с презервативом. – Да, мы используем ещё и это. Сюда мы запустим дух Шестипалого Луки и будем с его помощью руководить этими боярами предателями. -  Он разорвал пакетик и вынул презерватив. Он приложил его к губам и слегка надул…
Услышав приглушённые вскрики, Шурка остановился и посмотрел на своих друзей. Их глаза  «вылезали из орбит», особенно у Грини. Он упал на колени и отдавал поклоны земле, одновременно крестясь и молясь. 
Забава закрыла рот ладошками и стояла будто статуя, вся бледная и испуганная.
Гордей тоже замер на месте с чуть приоткрытым ртом.
- Что с вами? Чего вы так испугались? Это всего лишь надутый презерватив? – Шурка посмотрел на своё «изобретение» и вдруг понял, что оно совершенно непонятно людям четырнадцатого века. Более того, это их даже напугало. Тогда он стал приспускать воздух из презерватива. Послышался слабый писк, и затем вздох.
И вдруг заговорил Гриня.
 - Княже, что ты делаешь? Не дай душе твоей уйти навсегда! Вдохни её в себя! Не выпускай! Боже, что я скажу отче? – Голос его сорвался от волнения и испуга.
Что бы ни пугать его до нового обморока, Шурка сделал то, что просил Гриня. Заглотнув воздух из презерватива, он спросил: - Ты доволен, Гриня? А теперь объясни, что тут страшного?
- Отче говорил мне, что в человеке есть душа. Она невидимая и может покинуть своё тело, а тогда человек умирает. Ты только что сам чуть не выгнал душу из тела! Ты чуть себя не убил, княже!
Шурка тяжело вздохнул.
- Ну, темнота?! – Сказал он и вдруг усмехнулся. -  А, что все так считают здесь у вас?
Гриня быстро закивал головой, Кивнула Забава, а за ней и Гордей.
- Прекрасно! Тогда смотрите. Я сейчас вновь выдую душу и при этом не помру!
Шурка вновь надул презерватив и посмотрел на своих друзей. Эффект на их лицах повторился.  Он немного подождал и сказал:  - Я всё ещё жив, а теперь я выпущу её.- Шурка выпустил воздух из презерватива, стараясь им не свистеть.
Гриня упал на землю и закрыл голову руками.  Забава ахнула и отшатнулась от Шурки, ухватив за руку Гордея. Гордей сделал шаг назад и закрыл глаза.
- Ну, всё хватит!- Вскричал Шурка. – Цирк законен. Приходите в себя и открывайте глаза. Гордей, Гриня, мужики вы или нет? Жив я! Жив! Стою перед вами! Открыть глаза! Я вам приказываю!
Гордей открыл глаза и поклонился Шурке. Гриня тоже вскочил с земли и склонился в поклоне. Когда они подняли на Шурку глаза, он заговорил.
- Гриня, это не душа моя была, а только воздух, которым мы дышим. Понятно? – Реакции не последовало, тогда он подошел к Грине и дунул ему в лицо. – Вот этот воздух, Гриня. Понятно?- Он ещё раз подул в лицо Грине, а заодно и Гордею.
- А это, что? – Тихо спросил  оруженосец, указывая пальцем на презерватив в руке Шурки.
- А это, просто резинка? На, посмотри и попробуй её тоже надуть, то есть сделать, как делал я. И, поверьте мне, что ничего с вами не произойдёт. – Шурка взял Гриню за руку, и положил в ладонь ему презерватив.- Ну, вы тут разбирайтесь сами, а мне надо посмотреть, что происходит на поляне. Шурка скрылся в кустах и стал наблюдать за ними.
Гордей и Гриня рассматривали неведомую вещь с большим интересом.
« Эх, не хватает на вас моего капитана? Он бы вас быстро уму разуму научил!» – Усмехнулся  Шурка, развернулся и выглянул на поляну.
На поляне  было всё спокойно. Несколько воинов старались починить телегу, но работа не шла. Гордей так постарался разнести её в щепы, что собрать её вновь было невозможно.
Оставшиеся воины и Любаша с боярами сидели вокруг костра. Воины уплетали похлёбку из котла, а Любаша продолжала соблазнять братьев, которые уже были «накалены до предела».
Он ещё раз осмотрел поляну и обнаружил «своё оружие», из трёх палок с патронами, связанными вместе в виде посоха.   Палки валялись почти рядом с кустов, в котором он прятался.
«Так, прекрасно! – Мысленно подытожил увиденное Шурка. – Палки - рядом, воины наелись отравы из котла. Остались только два брата и шесть воинов, чинивших телегу».
Шурка вернулся к друзьям и увидел их улыбки. Они уже спокойно играли с надутым презервативом.
- Наиграли? А теперь надо подумать и о плане спасения Любаши. – Сказал он, отбирая презерватив и выпуская из него воздух. – Это наше самое страшное орудие против них. – Сказал он,  тряся презервативом перед носом своих друзей. – Если испугались его вы, то и остальных я смогу напугать. Гордей, нам пора. И не забудь, что ты всё ещё под действием моего зелья. А вы, - обратился он к Забаве и Грине,   ждите моего призыва и будьте готовы  к борьбе!
Забава кивнула и улыбнулась, а Гриня  остался безучастен. 
Шурка накинул капюшон на голову и прокрутил кольцо на пальце. Гриня  увидел превращение своего князя в глухонемого и кривоглазого горбуна вновь побелел и упал на колени.
- Ну и слабонервный же ты, Гриня? – Заворчала Забава. Она ухватила его за плечи и подняла с земли. -  Вы идите, соколы, идите, а я сама ему всё объясню и приведу в чувство.
Шурка с Гордеем улыбнулись её словам и поспешили на поляну.
Они вышли на поляну в своих образах и медленно стали продвигаться к костру. По дороге Шурка подобрал «свой посох».
Ни боярин Андрей, ни боярин Афоний не обратили на него никакого внимания. Шурка внимательно присмотрелся к воинам, которые  уплетали похлёбку из котла. Никаких следов отравления  у них зельем Шестипалого Луки он не заметил.
«Может это и не отрава была? - Подумал Шурка. -  Тогда, что же нам делать?  Пятнадцать человек нам не одолеть! И как, призвать к себе Любашу? Братья её от себя не отпустят! Эх, и почему я не Шестипалый Лука? Я бы им показал, почём фунт лиха!»
Шурка стоял, размышлял и не заметил, как прокрутил волшебное кольцо на своём пальце.
- Стой здесь и жди моего призыва. – Сказал он Гордею и только потом понял, что говорит. Он с таким удивлением посмотрел на своего нового друга и увидел испуг на его лице.
- Ты кто?- Тихо, но с ужасом в голосе, спросил  Гордей. – Где княже? Где глухонемой?
И только теперь Шурка вдруг увидел свой нос, который стал таким большим и заострённым, что не заметить его было нельзя. Он не сразу это осознал, пока не потрогал свой новый нос рукой.
- У меня новый нос. Я могу говорить и я… - Шурка с ужасом раскрыл глаза, от своей догадки. – И я стал Шестипалым Лукой?!...  Верно! Я стал  им, Гордей! Это же его длинный нос и даже его голос… – Он положил свою ладонь на локоть Гордею и тихо произнёс. – Гордей, не беспокойся, это я – княже Лавр, только в другом образе. Привыкай и не делай такого испуганного лица, а то его заметят   наши недруги.
Гордею надо было какое-то время, прийти в  себя. Шурка терпеливо ждал, не отпуская его локоть.  Вскоре Гордей кивнул и расслабился. Он даже попытался слегка улыбнуться Шурке.
- Вот и хорошо. – Спокойно сказал Шурка  и добавил. -  Гордей, стой и жди моего приказа. Я ещё не знаю, что произойдёт, но ты должен стоять и терпеливо ждать приказа. Ты понял?
- Да.- Твёрдым голосом ответил Гордей. – Иди, княже, я жду!
Шурка накинул капюшон поглубже на свою голову, чуть присел, сгорбился и шагом глухонемого Нилки заковылял к костру.
А возле костра остались только два боярина и Любаша. Все воины поели и направились на подмогу другим воинам, пытавшимся восстановить телегу. Шурка сел на поваленное дерево и поднял с земли деревянную ложку. Он зачерпнул похлёбку из котла и поднёс её к носу. Понюхал и вдруг заметил, что Любаша,  по просьбе боярина Афония, тоже хотела попробовать еду. 
Шурка испугался за неё и воскликнул: -  Что же ты, боярин, не послушался меня?  Воняешь, как собака, так и не помылся! Разве по нраву это для молодой девицы?!
Любаша ахнула и выронила из рук ложку с похлёбкой. Оба боярина повскакивали с места. Боярин  Андрей запнулся за поваленное дерево и упал, перелетев через него.
Шурка поднял своё лицо от земли и сдвинул на лоб капюшон плаща.
Любаша и оба боярина снова ахнули. Любаша вся побелела и схватилась за сердце. Боярин Афоний  схватился за свой меч, а боярин Андрей так и остался лежать на земле.
- Так почем же ты, боярка,  никогда меня не слушаешься? Может поменять мне себе сотоварища на брата твоего? Вон, смотри, он-то меня не испугался.
Шурка не мог поверить словам, которые произносил. Он только чувствовал в себе мысли и силу Шестипалого Луки и решил не сопротивляться этому. Он, как Шурка, вмешается, когда будет время.
Первым от испуга пришёл в себя боярин Афоний.
- Шестипалый Лука? Ты ли это? – Спросил он и подошёл поближе. – А где глухонемой Нилка? Что случилось? Я ничего не понимаю? – Он оглянулся на брата и спросил его. – Андрей, ты что молчишь?
Боярин Андрей с таким испугом смотрел на Шурку – Луку, что его даже потерял дар речи.
- А что ему говорить? – Вдруг сказал Шурка – Лука, вставая с поваленного дерева. – Он видел меня всего обгоревшего, а таким ещё не видел никогда.
- Да. – Вдруг тихо сказал боярин Андрей.- Ты, Лука, был, как головешка, чёрен от огня. Как же ты…?
- Оказался здесь? – С усмешкой спросил Лука. – Я вернулся, что бы посмотреть, как ты выполняешь мой приказ!!!   И, что я вижу?! Ты бояришну соблазняешь, вместо того, что бы напутствовать её на выполнение святого дела?!
- Я… я следовал за нею, как ты повелел, Лука. – Залепетал боярин Андрей, поднимаясь с земли и подходя поближе к своему брату. – И вот нашёл её здесь на поляне, в окружении этих воинов и брата моего. Именно он соблазнял бояришну, а не я. Я пытался оградить её от его  напора.
- Что? – Вскипел словами боярин Афоний. – Да, как ты смеешь врать Луке, братишка? Не ты ли предложил побороться за Любашу? Лука,  это он сказал, что увезёт её к себе во Псков. Ни о каком святом  деле, речи не было! Я даже не знал, что бояришна – твой посланник на дело! Я бы не посмел, противу тебя идти, Лука! 
- Не верь ему, Лука! -  Вскричал боярин Андрей, толкнув брата в грудь. – Он всё врёт!
- Не вру! – Ответил боярин Андрей, тоже толкая брата.
- Молчать, псы вонючие! – Вскричал Лука – Шурка и стукнул своим посохом о землю. – Молчать и слушать мои приказы.
  И тут вдруг Шурка заметил, что некоторые воины стали «клевать носом». Ко сну их тянуло с великой силою. 
«Так вот, что за зелье было в стеклянном пузыре у Луки? – Мелькнула догадка в его голове   – Это было сонное зелье! Прекрасно! Используем это!»
- Приказывая замереть половину воинам!  В наказание вам! – Вскричал Шурка – Лука и стукнул посохом о землю. Он посмотрел на братьев так, что оба боярина немного содрогнулись.
В тот же миг, половину воинов повалилась на землю, и осталось лежать недвижимыми.
Оба боярина, заметив это, отшатнулись от Луки и попятились назад.
- На месте стоять! -  Приказал им Лука. – Стоять и слушать моего приказа.
Все на поляне застыли, а оставшиеся воины повалились на землю в поклоне Луке.  
- Вы, - указал рукой на воинов Лука,- будете хоронить всех мертвецов здесь на поляне и никуда далее не повезёте. Выполнять, иначе  рядом с ними ляжете!
Воины беспрекословно ему повиновались.
- А вы, - обратился он к братьям, - будете беречь, и хранить мой дух, который сейчас живёт в теле глухонемого Нилки. Я извлеку его в сосуд, который вы отнесёте в Новгород и вдуете в новое моё тело. Вон, в того богатыря, что стоит, как камень, на поляне. Это тело мне по нраву. И к тому же, он уже оморочен зельем послушания. Всё поняли?!
Оба боярина одновременно закивали, преклоняя своё колено.
- Как скажешь, Лука!  Как скажешь. Всё исполню, только не серчай! – Бормотал боярин Афоний,  низко кланяясь  Луке.
 Ему вторил и  брат его боярин Андрей.
- Выполним в точности, как ты приказал.
- Верю. – Сказал Лука – Шурка и подошёл к Любаше, почти вплотную. Она стояла, как статуя, ни жива, ни мертва.  Он дотронулся своим пальцем до щеки девушки и добавил. – А за девицей этой слуга мой Нилка останется присматривать. Ему-то уж я могу её доверить.
Шурка – Лука посмотрел Любаше в глаза и вдруг улыбнулся и подмигнул ей. Любаша вздрогнула и заморгала. Она хотела что-то произнести, но он не позволил.
- Смотрите, бояре,  как  покину тело Нилки, и трепещите перед моим духом. Помните, я слежу за вами! -  Шурка – Лука вынул из-за пазухи презерватив и приложил его к своему рту. Он стал надувать презерватив, не спуская взгляда с братье. А у тех «глаза повылезали из своих орбит».
Братья ухватили друг друга за руки и не спускали взгляда с Луки. Неведомая им вещь, увеличивалась в объеме, тем самым нагоняя в них страх ещё сильнее.
Шурка надул презерватив и, одновременно прокрутив кольцо на пальце, стал глухонемым Нилкой. Он отнял надувной презерватив от лица и братья его увидали. Они вновь ахнули и попятились назад.  
Глухонемой  завязал конец резинового презерватива узлом и протянул его братьям. Те стояли и не смели подойти  к нему. Тогда Нилка сам  подошёл к ним и протянул боярину Андрею надутый презерватив.
Боярин дрожащей рукой взял неведомую вещь и чуть дотронулся до поверхности презерватива своим пальцем. Его мягкая поверхность была податливой и мягкой.  Он боялся дышать на эту вещь. Тогда боярин Афоний взял из его рук это вещь. 
- Ну и слаб же ты, Андрейка. – Спокойным голосом сказал он. – Каким был с малых лет трусливым, таким и остался.-  Он поклонился надутому презервативу и добавил. – Я сам буду охранять твой дух, Лука, а ты Андрей будешь ответствен за богатыря. Согласен?
Боярин  Андрей кивнул и посмотрел на Гордея, который продолжал стоять статуей посередине поляны. И тут вдруг на поляну вышла Забава. Не обращая внимания на братье бояр, она подошла к Любаше и взяла её за руку. Так вместе они остались стоять и смотреть перед собой.
- Не может быть? – Воскликнул боярин Андрей. – Ведь это вторая девица, которую заколдовал Лука и послал в услужении боярышне.  Видно велика сила Луки?!  Она её сюда опять привела для дела святого, на которое оморочена бояришна Сереброва. 
- А что за дело, брат? – Спросил боярин Афоний.
- Погубить московского боярина Дмитрия.
- Не знаю. Только им это ведомо, да глухонемому Нилки. Смотри, как он на нас зыркает. Ты его бойся, брат. Он тоже колдун, как и Лука. Я сам видел!
- Ты, что мелешь?- Спросил с усмешкой боярин Афоний. – Какой он колдун? Ты же слышал, что Лука сказал? Глухонемой только  был телом – сосудом  для духа Луки.
- Давай его спросим об этом? Пусть покажет, что может?
- Давай! – Боярин Афоний подошёл к глухонемому и сказал. – Нилка, покажи нам чудо. Ты это можешь?
Глухонемой кивнул. Шурке даже стало смешно и интересно от такого предложения. Он кивнул и вынул из своего посоха одну палку с привязанным боевым патроном. Затем достал из-за пазухи свою зажигалку и поджёг  травяной шар на конце палки. Щелчок зажигалки заставил вздрогнуть братьев, а вспыхнувший огонь, ещё и отшатнуться.
Боярин Афоний быстро отбежал от Нилки, стараясь укрыть за своею спиной надутый презерватив с духом Луки. А боярин Андрей только усмехнулся.
- Видел я такое чудо. – Усмехнулся он. – Зажигать огонь многие умеют, ты ещё что-нибудь покажи. Это не чудо. – Он повернулся спиной к Шурке - Нилки и посмотрел на брата, прячущегося за стволом дерева. – Не бойся, Афоний, он больше ничего не умеет…
Шурка наклонил палку в сторону боярина Андрея и что-то промчал. И тут патрон на конце палки взорвался. Шум взрыва напугал всех воинов. Они даже побросали свои мечи, которыми рыли могилы.
Боярин Андрей резко развернулся, схватился за свою левую руку и взвыл от боли. На его плаще под ладонью расплывалось красное пятно крови.
- Андрей, что с тобой? – Продолжая прятаться за сосной, спросил Афоний. – Откуда на тебе кровь? 
- Я не знаю. – С ужасом в голосе ответил боярин Андрей. Он откинул плащ с руки . рукав его рубахи был весь в крови. Он разорвал рукав и увидел небольшую ранку на предплечье. – Что это, Афоний? Что это, Нилка?  Я услышал чей-то свист и вдруг  резкая боль в руке …. И вот – рана,  а из неё течёт кровь!
- Ты хотел чуда, боярин? – Тихим голосом заговорила Любаша. – Так и получай его. Глухонемой Нилка может не только огонь зажигать, но и кидаться им. Потому он и дан нам в помощь Шестипалым Лукой. Ты не поверил. Вот и поплатился за неверие.
Боярин Андрей упал на колени и взмолился: - Прости меня, Нил, только излечи мою рану! Я верю, тебе и верю Луке! Только излечи меня…
Шурка - Нилка подошёл к боярину и осмотрел его рану.
«Вот это выстрел? – Мысленно удивился он.- Пуля прошла на вылет сквозь мышцы предплечья. Сам виноват?! Не зачем было вертеться? Вот и попал под шальной выстрел. Откуда я мог знать, куда эта пуля полетит? Ну, ничего. Сейчас промою рану, да обвяжу. Не стони!»
Шурка разорвал рукав рубахи боярина на полоски. Прижёг рану жгучим камнем из пояса Шестипалого Лука, да обвязал рану потуже.
Оба брата боярина с таким удивлением смотрели на работу Шурки – Нилки, что даже вопросов не задавали. Только удивлялись его умению и сноровки.
И тут вдруг кусты зашуршали, поломались и из них на поляну выбежал Гриня. В одной руке три палки с привязанными патронами, а в другой меч наголо.
-Зарублю всех, кто причинит моему княже любую боль! – Завопил он, оглядывая поляну. – Княже,  где ты? Что за грохот я слышал? Княже?
«Ой, Гриня?! – Мысли Шурки обожгли ему сердце. – И что теперь с тобой делать? Как давать объяснения боярам? И чего тебе в кустах не сиделось?»



Biffiy

Отредактировано: 10.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться