Горизонт событий

Размер шрифта: - +

16

16

Елена

— Баллы не засчитаны. Вы отвели взгляд при просмотре рекламы традиционного высококачественного мыла на натуральной основе, — мелодично сообщил голос из терминала.

— Когда это?! — возмутилась я.

— Вы отвели взгляд при просмотре рекламы высококачественного мыла на натуральной основе на пятнадцатой секунде. Наши спонсоры заботятся о скрупулезном донесении всех достоинств своей продукции до клиента.  Баллы не засчитаны. Запустить ролик еще раз?

— А-а-а! Чтоб вас! Запускайте!

В этот раз я старательно таращилась на экран, делая вид, что не на шутку увлечена приключениями героини ролика на райских пляжах Багамы. Девушка отыскала в раковине кусок мыла вместо жемчужины (какая удивительная находка!) и принялась намыливаться прямо в водопаде. Бедная водопадная живность. Мысленно я придумывала особое приложение для комфона с голографической разверткой, которое будет имитировать лицо человека перед терминалом спонсируемых звонков. Чтоб очи горели азартом, а губы шептали «да, да, хочу такое мыло!». И, разумеется, чтобы ни одного взгляда мимо. А у меня уже глаза слезятся.

Нас наконец соединили с Жаклин. Разговор длился всего две минуты. По экрану постоянно шли помехи, как это бывает при близком воздействии торс-полей. Но корабль «отдыхал» после прыжка. Странно. Ничего, главное, Жаклин знает, что я в безопасности, а я узнала, что семейство Гольдбергов ждет моего появления на шоу «Свободный мужчина». Ну-ну.

Я вернулась на свое место. Гиэ Даак уже был там. Он нетерпеливо поглядывал на наручные часы. Дорогие часы, дорогой мужчина, а компаньонка ему отказала.

— Слушай, — вполголоса обратилась я к Фиби. — насколько я понимаю, аффэ-клубы и бордели – это одно и то же.

— Не совсем, — шепотом ответила Фиби. — Смотря какой клуб. Есть такие, куда девчонки целенаправленно идут замуж выходить. Это если они, конечно, талантливые и образованные. И никакого секса, только общение. Можно и третьей женой стать, не только четвертой. Были случаи, и первой становились. И даже единственной, «хаат», «сердцем», — глаза Фиби мечтательно закатились. — Что? Не смейся! Да, я иногда читаю каа-драмы и смотрю блоги визуалов. В книжках и менталках это все очень красиво описывается и показывается. Но в реальности… такого мало. И есть клубы, где негласно… ну, ты понимаешь… и даже с аффэ-аниманами, которые типа люди-животные. Считается, каалаханцы их не любят. Ха-ха-ха!

— Слышала, — кивнула я.

Гиэ Даак смотрел на часы и дергал ногой. Я тоже сверилась с табло над сидением и убедилась в том, что «Уранос» запаздывает с торс-прыжком. Даак подозвал к себе борт-проводницу. Она подскочила к нему с испугом на лице, а выслушав каалаханца, быстро удалилась в сторону рубки. Чего они так перед ним лебезят? Вернулась стюардесса с молоденькой, тоненькой, словно тростинка, девочкой-мулаткой, лет семнадцати на вид. Девочка и каалаханец завели разговор. Даак все больше повышал голос. Эрик толкнул меня в бок и показал глазами на мулатку:

— Видела? Наш вибрант. А этот, остроклювый… владелец корабля.

— Гиэ Даак?

— Да, точно. Даак Корпорэйшн владеет «Ураносом» и его «близнецом», «Сигмой». Мы должны были лететь на «Сигме», но билеты выкупила компания-представитель одной из конкурсанток. Мы должны были уже покинуть систему Эдж, но почему-то запаздываем.

— Интуиция?! Мне плевать! — донеслось до нас. Даак почти кричал на девочку-вибранта, остающуюся совершенно невозмутимой. — Что это за наглость – подходить ко мне со своими фантазиями?! Есть правила, регламент и расписание прыжков! Ты член команды, а не нечто эксклюзивное! Захочу – найду на твое место другого вибранта!

— Ну так найдите, — отчетливо произнесла девушка, развернулась к Дааку спиной и отошла в сторону.

— Ах так?! Уволена без жалования за последний месяц! Капитана немедленно ко мне!

— Капитана зовут Ричард Делакорт, — шепнул мне всезнающий Эрик. — Тоже выпускник Академии на Масай-рок. У нас есть его фото в холле на стене. Он лучший. И чего он забыл у каалаханцев?

Со стороны рубки появился высокий молодой мужчина в капитанской фуражке. Красавчик. И взгляд жесткий, непреклонный. Делакорт смотрел на Даака, как на обезьяну, которая вдруг заговорила. Каалаханец не переставал орать:

— Я отдам вас под суд! Мне рекомендовали вас как лучшего капитана на Эвре! Я мало вам плачу?! Что за выходки?! Немедленно торсуйте!

— Сэр, у Амиры предчувствие. Вы же знаете, что вибранты…

— Я плачу деньги не за предчувствия! Предчувствие было у меня! Я предполагал, что на моем судне творится бардак! Но такого не ожидал!

В нашу часть корабля начали подтягиваться пассажиры из других салонов. Стюардессы отчаянно пытались вернуть их на места. Делакорт сдался. Он посмотрел на Амиру, ответившую ему тоскливым взглядом. Даак продолжил бушевать. Капитан и вибрант ушли, тихо переговариваясь. Вскоре был подан сигнал предупреждения, и «Уранос» торсанул. Этот, достаточно короткий, запланированный прыжок привел нас на окраину системы Эдж.  Отсюда солнце Каах казалось тусклой бусиной. В салоне наступила тишина. Пассажиры, забыв о недомогании, вставали с мест, глядя в иллюминаторы. Вокруг нас из гипер-пространства появлялись острые искорки – корабли. Одни разворачивали «паруса», а другие торсовали на опасно близкое расстояние, окружая «Уранос». Все корабли были украшены одной и той же аэрографией, хорошо видимой в подсветке – узорами, напоминающими чешую. Не помню, как я оказалась у иллюминатора. Внутри росло ощущение смертельной опасности.



Дарья Гусина

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться