Горизонт событий

Размер шрифта: - +

Горизонт событий

10 апреля 157 год от основания «Планетарной республики Земля» или 2506 год от рождества Христова. Сенат республики Земля.

Советом промышленного контроля было принято решение свернуть шахтерскую колонию на Тритоне. Слишком мало времени осталось до момента, когда его орбита будет максимально приближена к Нептуну и он станет новым кольцом этой любящей шторма, планеты. При передаче воли через сенат управляющему Тритона, случилось нечто.

‒ Господа сенаторы, канцлер, ‒ поклонился на голограмме господин Нойр. ‒ У нас ЧП. «Вояджеры» отправленные в пояс Койпера передают странные сигналы.

‒  Что за сигналы, управляющий Нойр? ‒ канцлер Авизов хорошо знал этого человека, стойкого, сурового, и тем сильнее его удивляла паника в голосе старого знакомого.

‒ К нам приближается массивный объект, который поглощает все на своем пути. Сэр, вы же знаете, у меня тут нет астрофизиков, одни инженеры. Но мне кажется это – черная дыра.

‒ Ясно, в любом случае совет принял решение о сворачивании шахты. Можешь обрадовать ребят, Нойр, все летят домой. А там, через месяц отдыха посмотри по распределению. Конец связи.

‒ Спасибо, сэр.

Экран погас, голограмма исчезла. Канцлер в полной тишине осмотрел сенат.

‒ Господа сенаторы, просьба сохранять спокойствие и не разглашать новость. Вопрос будет изучаться и решаться. Следующее заседание через неделю, ‒ и кивнув, удалился. Уже идя по коридору к парковке аэромобилей, начал диктовать секретарю, кого хотел бы видеть в ближайший час, жалея, что не ушел с этого поста год назад.

‒ Мы с тобой сейчас полетим в УВКП (Управление по Вопросам Космического Пространства*), позвони, предупреди. Там же мне нужен главнокомандующий Пайк и кто-нибудь с астрофизической кафедры КРУНа (Космический Республиканский Университет*).

‒ Да, сэр.

‒ Хотя, знаешь, давай ты лучше поведешь, а я сам со всеми поговорю.

А через полчаса они уже подлетали к зданию УВКП. У входа в ожидании стоял директор Авдеев.

‒ Здравствуйте, Канцлер.

‒ Юр, хватит паясничать, привет.

‒ Роб, я сохраняю видимость субординации.

‒ Нам с тобой на двоих уже 150 лет. Из них мы знакомы 100. Какая тут субординация.

‒ Ладно, пойдем. И щегла своего не оставляй, а то мои орлы заклюют. Пайк и Мичел подъедут в течение этого часа. А пока наши данные поглядим.

Уже к вечеру было понятно, что «космические наблюдатели» опростоволосились, пропустив самую большую угрозу человечеству. И то, что она по каким-то причинам не подвластна излучению Хокинга. Для изучения и принятия последующего решения, тут же на месте было решено отправить исследовательский корабль в пояс Койпера. Небольшой фрегат с замкнутым циклом и напичканный новейшими научными разработками по самые закрылки. Канцлер дал Авдееву два дня на утверждение кандидатур и утрясание организационных вопросов. Поставил только условие – у участников миссии не  должно быть маленьких детей и они не должны быть единственными детьми своих родителей. У Авизова в свое время погиб сын при высадке на один из спутников Сатурна, оставив жену с девятимесячной дочкой, с тех пор канцлер стал очень щепетильным в данном вопросе. Оставшиеся 6 дней предназначались на сборы участников и проверку их физических данных. Вылет назначили на следующий день после очередного заседания сената. Члены последнего были очень рады, что надвигающуюся проблему Роберт Иванович решает сам.

18 апреля 157 год от основания «Планетарной республики Земля» или 2506 год от рождества Христова. Борт корабля «Искатель».

‒ Командный пункт. Капитан Юоми на бортике. Весь персонал на положенных местах. Просим разрешение на вылет.

‒ Стартуйте, капитан Юоми. И удачи вашей команде.

‒ Спасибо, господин канцлер.

Выходя на орбиту Землю, Марк Юоми думал о том, что возможно он последний раз видит эту, когда-то голубую, планету. Колыбель человечества. Как жаль, что оно не так далеко уползло от своей колыбели. «Мы так и остались в детской», - грустно улыбнулся он и направил фрегат в сторону  аномалии, грозившей уничтожить их привычный мир, и попросил штурмана рассчитать данные для варп-прыжка к Тритону, который станет промежуточным пунктом. Через сутки они уже любовались Нептуном. Около него исследователи долго не задержались, только забрали одного из инженеров, и следующий прыжок выкинул их на внутреннем крае пояса Койпера. Экраны и датчики не показывали никакой аномалии. Это было странно, но ожидаемо.

Несколько земных суток провели они, двигаясь на самых малых скоростях в заданном направлении. Космоэхолот посылал несколько тысяч вариантов сигналов, но часть отражалась от ближайших малых тел, астрофизики называли их «космоайсберги», так как помимо метана и аммиака в них содержалась вода. Наконец команда аналитиков  принесла на мостик отчет. Что определить уходят ли сигналы дальше в галактику или за пределы или их поглощает «Нечто» понять невозможно, нужно отправлять дроны-разведчики. К сожалению, из-за спешки экспедицию не смогли большим количеством, так как это была новейшая разработка, с системой вычисления пространственно‒временных измерений и определения параметров всех, так или иначе воздействующих объектов, и возможностью варп-шагания.



Анна Митро

Отредактировано: 03.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться