Горькая потеря

Размер шрифта: - +

Глава 19. Часть 2

Уперев ладонь ему в грудь, Айра легонько толкнула вампира. По спине пробежал странно приятный холодок. Взглянув на него, она тут же отвела взгляд, залившись ярким румянцем. Вернуться было приятно. Смущал способ.

- Не скалься, Рамис, - отдернула его девушка, заметил улыбку на губах хладного. – Это ты втянул меня в это, поэтому обязан был помочь.

- Скажешь, что не хотела этого?

- Нет, - беззастенчиво соврала она.

- Если бы это было так, - схватил ее за руку вампир, - она все еще была бы здесь.

- Ты совсем не рад ей? – спросила она вдруг, чем ввела Рамиса в состояние легкого ступора. Он ожидал чего угодно, но только не подобного интереса.

- Был бы рад, если бы она вернулась каким-то иным способом, - ответил он.

- Она вернулась потому, что ты все еще думаешь о ней, - жестко возразила женщина Охотника.

Рамис промолчал, отворачиваясь. Он не хотел признавать правоты Айры. А в ее словах была своя истина. Конечно, вампир продолжал думать о своей безвременно потерянной любви. Думал только о ней все те годы, что отравлял жизнь тому, кто отнял жизнь Айи; тешил себя сладкими мыслями о мести, не замечая, как собственная жизнь проходит мимо. Вампиру ли думать об утраченном времени? Что еще есть у жителей мрака, кроме нескончаемых дней, что складываются в Вечность?

- Возможно… - нехотя подпитал вампир уверенность Айры.

- Как бы там ни было, - вздохнула женщина Охотника. – Нам придется справляться с этим. Этот послушник Ордена – Даур, он готовит облаву на тебя. Я не знаю, что успела сказать, когда звонила, но…

- Что? – резко подался в ее сторону вампир. – Это ты звонила?

- Кто же еще?!

- То есть, это не Айя?

- Звонила я, но потом она влезла и… - Айра махнула рукой, давая понять, что больше не хочет обсуждать это.

- Что ты чувствуешь, когда она приходит? – спросил вдруг Рамис. – Как ты понимаешь, что это случится вот-вот?

- Это… - женщина Охотника неопределенно повела рукой в воздухе, подбирая необходимые слова. – Как радиоволны, что накладываются одна на другую, понимаешь?

- Значит, ты слышишь и видишь все, что происходит, когда Айя…

- Хочешь знать, чувствую ли я, что она делает?

- Да.

- Все, - кивнула Айра. – Я чувствую все, что с ней происходит. Все ее ощущения, как мои.

- А она?

- Этого я не знаю.

- Что сделала Рамина?

- Вот! Вот оно! – схватив со стола небольшой графин, Айра метнула его в вампира. Естественно, не попала, но стало немного легче. – Когда ты собирался сказать, что она жива?

- Она не жива, - возразил Рамис. – Рамина – вампир.

- Знаешь, когда она вонзила клыки в шею того парня, я догадалась об этом! – всплеснула руками Айра. – Это все терминология, Рамис. Почему ты не сказал мне, что обратил ее, а не убил?

- Чтобы это изменило? – развел руками хладный.

- Ты хотел, чтобы я ненавидела тебя, - догадалась девушка, поражаясь самопожертвованию вампира. – Зачем, Рамис? Зачем ты хочешь казаться хуже, чем ты есть?

- Потому что мне так легче! – повысил он голос. – Потому что я не хочу, чтобы ты разочаровалась о мне. Если видишь лишь зло, то терять не страшно.

- При чем здесь я?

- При том, что я вижу, как меняется твое отношение ко мне, - пояснил Рамис. – Ты настолько хороша, что способна лечить того, кто на твоих глазах буквально выпотрошил твою подругу. Ты ищешь хорошее даже в самых темных душах, ты… - он замолчал, отрицательно качая головой.

- Что в этом плохого?

- Тебе будет мучительно больно, когда завеса влюбленности упадет, и ты увидишь меня настоящего.

- Поэтому ты показал себя сразу? Предстал в самом ужасном свете, чтобы оттолкнуть единственного, кто увидел в тебе нечто особенное?

- Во мне нет ничего особенного, - возразил вампир с обреченным вздохом, полным сожаления.

- Но это лишь твое мнение…

 Закрыв глаза, Рамис провел языком по внезапно пересохшим губам. Впервые в жизни ему было жаль всего того, что он успел сделать. Если бы была возможность вернуть время назад, он бы оставил Охотника в покое после последнего убийства. Оставил бы, чтобы никогда не видеть карих глаз его женщины. Возможно, прожить остаток жизни без тепла в сердце, но вдали от нее. Сделав глубокий вдох, не смотря на то, что дыхание осталось размеренным и спокойным, он снова взглянул на Айру.

- Итак, Рамина укусила человека? – снова вернулся вампир к прежней теме.

- Оставь Рамину в покое, - ответила Айра. - Я хочу поговорить о тебе, Рамис.

- Ты должна понимать, насколько важно для меня знать все, что происходит, - настаивал хладный. - Рамина молодой и совсем неопытный вампир. Она еще не умеет контролировать голод. Я не хочу, чтобы она пошла по моим стопам.



Александра Кармазина

Отредактировано: 17.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться