Город моей мечты

Размер шрифта: - +

Глава 9. Август. Три дня в Совиново

 

А в начале августа мы с Рублевым снова собрались в Совиново. Бабушка приболела, жаловалась по телефону, что ягоды опадают, некому обирать. Я и сама планировала еще выбраться до осени из города, помочь с урожаем. Каждый год находила возможность в первые дни сентября хотя бы на выходные попасть домой, картошка ведь сама себя не выкопает.

Но в этот раз мы больше занимались ягодами. Давно поспела малина, воробьи нещадно клевали ее так, что бабуля вешала на ветки цветные тряпицы, правда, это не особенно помогало. А на огромный раскидистый куст ирги баба махнула рукой, там охраняй не охраняй – все равно доберутся изворотливые пичуги. И не жалко, иргу мы обычно не собираем, не заготавливаем, только едим с веток.

Дозревала черная смородина и вишня. Клубника садовая уже отошла, мне достались несколько маленьких сладких комочков. Зато в разгаре сезона бабуля изрядно наварила клубничного варенья из крупных спелых ягод. Мы попробовали его вечером в день приезда. Вместе с булочками из русской печи. Милая с детства знакомая старина… Не вечная старина…

Баба рассказывала, что печную трубу надо перебирать, крыша в сенях протекает, крыльцо тоже бы не худо обновить, половицы в горнице скрипят.  Заказаны столбы на ворота, придется осенью нанимать соседа, чтобы поставил. Да, еще нужно обязательно побелить баньку. Бане нашей много-много лет, она уже в землю вросла и почернела бревнами, а все еще верно служит. Новый-то сруб купить стоит немалых денег.

Славка слушал и мотал, как говорится «на ус», потом вызвался слазить на крышу, посмотреть старые шиферины, можно ли на скорую руку подлатать.

– Да ты отдыхай сегодня, гостюшко дорогой! Завтра успеется, вы же недельку поживете у меня.

Рублев тяжко вздохнул, недельки у нас не было, ему, по-крайней мере, нужно уже через пару дней вернуться на работу в город. Но время до этого целиком наше, значит, нужно побольше успеть! После ужина мы вдвоем вышли в огород-«огуречник», наметить план ближайших мероприятий. Я уселась на низенькую скамеечку возле теплички, а Славка разместился на краю огромного колеса от «Кировца».  

Колесище это седьмой год служило огородным водоемом, дно которого прочно  залито цементом. Я когда-то даже пускала сюда сонных карасей, что приносил с озера знакомый дедок. Парочка вспыли брюшками вверх, зато троица скоренько оклемались и зашустрили плавниками в глубину. Повезло "ребятам", остальную-то партию бабуля зажарила со сметаной.

Ничего, нам со Славкой и в этот раз достанется карасей, баба Тая уже договорилась с Казанцевым, завтра утром принесут свеженьких, на рассвете только вытащенных из "морд". На озеро хочу, давно не бывала там. Со Славой хочу сходить, почему-то кажется особенно важным, что вместе пройдемся по моим любимым памятным местечкам. Словно приобщится он моего заветного мира и станет совсем близким мне и родным навсегда, как его неотъемлемая часть.

На старую дамбу еще хочу, там бобры живут, березки-осинки подгрызены и построена маленькая плотина. На зверюшек этих никто не охотится, кроме безработного бродяги Урманова, говорят, он  бобрятинку с голоду  полюбил, еще бы,  сам хозяйство не держит, огород не садит, где только деньги на выпивку берет - не понятно.

Слышала, что порой нанимается в работники - подправить забор, наколоть дрова одиноким старушкам, вскопать огород. Раньше работал пастухом, но сейчас  поголовье  сельского стада уменьшилось, выгоняют коровушек на луг, ставят переносную загородушку под током, очень выгодно и удобно. 

Прикрываю глаза и вдруг вспоминаю, как однажды, еще будучи школьницей, тоже пасла коров. Подошла очередь нашего двора,  и мы отчего-то решили не нанимать человека, как обычно, а самим в охотку отслужить этот день: мама, бабушка, мамин новый муж и , конечно же, я. Затея казалось мне очень даже интересной. Но подвела погода. Дождь зарядил с самого утра, да не мелкий, а самый настоящий ливень. Ох, и помочило же нас тогда!

После обеда меня отправили домой переодеться в сухое, а, возвращаясь в лес к стаду, я заблудилась. Как сейчас помню – размытое дождем поле, серое, грязное небо набрякшее над головой. Впрочем, я на небо старалась не смотреть – становилось жутко. Казалось, оно повисло надо мной всей своей тяжестью и хочет утопить в потоке мутной воды. Я брела по грязи вдоль поля и время от времени громко звала: «Мама! Баба! Где вы?». Но никто не отзывался в ответ. И я вдруг отчаянно стала молиться: «Господи! Приведи меня к ним. Подскажи дорогу».

Так вот в крайней нужде и решила довериться высшим силам, а после пошла по кромке леса, увязая в липкой глине, выбирая хоть какое-то подобие дорожки. Дождь все лил как из ведра, никогда более не припомню такого потопа, но со мной был зонт и вперед подгоняла мысль о родных. Куда же они могли угнать стадо? Однако я шла вперед уже долго, а впереди не было видно ни людей, ни коров. Потихоньку в душу стал заползать гаденький страх: «Куда я иду? Что, если я ухожу все дальше от села, совсем в другую сторону от пастбищ?»

Временами я заходила глубже в лес и даже наткнулась в кустах на разбитую стеклянную банку. Скоро мной овладело настоящее отчаяние. Я уже хотела выйти хоть куда-нибудь к людям, тут не до коров. Размазывая по щекам слезы, брела по грязи, пока не вышла к постаменту, отделявшему территорию нашего сельского поселения от соседнего. Здесь у дороги меня, к счастью, подобрала проезжавшая мимо машина местного фермера.

День близился к вечеру, вскоре  показалось родное стадо, возвращающееся в село. Оказывается, пока я в панике металась по мокрому лесу, все они были рядом, всего лишь в пятнадцати метрах от разбитой банки. Бабушка потом говорила, что тоже заметила ее, когда гнала коров, вспоминала свою Танюшку.



Регина Грез

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться