Город Низких Облаков

8

Поначалу Лёше не составляло труда нести Алину. Она определённо была не пушинкой, но вес её был вполне сносный... и в прямом, и в переносном смысле. Мужчина счёл разумным ничего не говорить, так как девушка и без того до сих пор дрожала, а он и так использовал весь свой запас доброжелательности и не представлял, что же он должен ещё сделать или сказать, чтобы девушка, наконец, поговорила с ним.

Алине было уже всё равно, кто рядом с ней, лишь бы этот кто-то унёс её подальше от кладбища и от Эббы. К тому же Лёша пока не сделал ничего действительно плохого или враждебного. Но девушке казалось, что это только пока: она знала, что сумасшедшие люди способны на всякое, а нормальным Лёша казался всё меньше и меньше.

- Ты его сын? – спросила она у мужчины тихим, безжизненным голосом.

Лёша не понял, о чём она, и потому ласково прошептал:

- Тебе не надо меня бояться. Пожалуйста, перестать видеть во мне врага. Сейчас мы придём в дом и поговорим. Я всего лишь хочу попросить тебя кое о чём…

Она не ответила, продолжая и дрожать, и прижиматься к нему. Лёша ушёл в раздумья о предстоящем разговоре и сам не заметил, как быстро оказался у двери своего дома.

Не выпуская из рук, которые уже начали болеть от усталости, Алину, он открыл ногой дверь, хоть она и открывалась наружу. Войдя внутрь, он направился к широкой кровати. Было темно, но мужчина знал здесь всё настолько хорошо, что для него не было трудной задачей опустить девушку на мягкое одеяло. Он попытался отстраниться, но она вцепилась в его одежду, не намереваясь отпускать. Ей совершенно не нравилось тёмное помещение и запах древесины, из которой была сделана мебель. Это был какой-то затхлый, застарелый запах. Да ещё разило какими-то травами, словно она попала в логово алхимика или сумасшедшего лекаря-травника.

- Я не хочу здесь находиться, – тихо, но твёрдо сообщила она.

- Прости… - Лёша устал подбирать слова, и потому просто осторожно разжал пальцы Алины, не позволяющие ему отойти от неё. – Сейчас я зажгу фонарь, и ты убедишься, что ничего страшного нет. Это мой дом, и здесь нас никто не найдёт.

Последняя фраза была расценена Алиной, как угроза, поскольку интонации значения не имели, а смысл не радовал своей безысходностью.

Мужчина легонько и почти неощутимо погладил её по голове, потом пошёл куда-то, Алина слышала каждый его шаг и лихорадочно обдумывала свои действия, нащупывая нож в кармане. Ей не верилось, что всё-таки придётся им воспользоваться.

Яркий свет фонаря, стоящего на столе, хорошо, но резко осветил небольшую комнатку, в которой не присутствовало ничего из атрибутики алхимиков и злых гениальных травников. Но девушка это не могла оценить, поскольку смотрела только на Лёшу, ибо ничто больше не волновало её в эту минуту. Смотрела, даже не щурясь и совершенно не обращая внимания на боль в глазах от яркого света.

- Зачем я здесь? – спросила она, и мужчина с удовольствием отметил, что она перестала дрожать и теперь явно была готова защищаться.

Лёша не знал, как ответить. Он понимал, что скоро она задаст ему подобный вопрос, и довольно давно обдумывал, как следует ответить, чтобы сразу дать понять, что всё, что он расскажет ей, серьёзно, но не страшно. Однако под совершенно ошалелым взглядом девушки все мысли  разом выветрились из его головы, и он сказал совершенно не то, что собирался:

- Сейчас я тебе наглядно покажу, потому что иначе не смогу внятно объясниться до того, как ты решишь снова сбежать, – он зачем-то подошёл к двери и запер её за засов.

Сам Лёша не придал этому действию значения, поскольку ему всегда было уютней находиться в запертом доме, чем в не запертом, ибо это дарило ему ощущение защищённости, хотя умом он понимал, что достаточно силён и неуязвим, чтобы ночевать с открытой нараспашку дверью, по крайней мере, в этом доме уж точно.

То, что этот человек стал делать дальше, заставило Алину замереть в ужасе и окончательно утвердиться во мнении, что придётся драться не на жизнь, а на смерть. Лёша не смотрел на девушку, и потому не мог подумать, что его действия окажут на неё такое негативное впечатление. Ведь мужчина всего лишь начал медленно расстёгивать пуговицы на рубашке. В его родном мире не было застёжек такого типа, и потому за годы, проведённые в скитаниях из своего мира в чужой и обратно, он так и не научился ловко справляться с пуговицами, да и рубашки носил он редко, так что не было возможности тренироваться.

Его светлые волосы, которые так и остались висеть сосульками, не до конца высохнув после дождя, загораживали лицо мужчины от Алины и мешали самому Лёше, который то и дело пытался заправить их за уши, но они каждый раз снова выбивались и спадали на грудь. Девушка неотрывно смотрела на его волосы и думала о том, как же не хочется проливать чью-то кровь, пусть даже этот кто-то довольно давно нарывается.

Оставшись в брюках, Лёша удосужился взглянуть на Алину. Он стоял в тени, и понять выражение его лица было невозможно. Сама Алина к тому времени встала с кровати и отошла от полуобнажённого мужчины на максимальное расстояние. Её снова трясло, по щекам беззвучно текли слёзы, а в руках тускло блестел нож. До Лёши, наконец, дошло, как двусмысленно всё выглядело со стороны. Девушка смотрела ему в глаза с ненавистью и страхом.

- Послушай… - как можно мягче проговорил он, но девушка затряслась ещё сильнее и медленно присела на корточки, выбирая более удобное положение для нападения.

Он обречённо вздохнул и опустился на колени, чтобы быть с Алиной на одном уровне, при этом старался смотреть в глаза. Ему казалось, что стоит только потерять зрительный контакт, и уже не останется шансов поговорить с ней.

- Я просто хотел, чтобы ты на меня посмотрела. Прости, что напугал. Я идиот, да? – она неуверенно кивнула. -  Пусть так, но посмотри на меня, – он развёл руки в стороны, словно встретил давнего друга и хотел обнять и чуть подвинулся, чтобы свет попадал на него.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться