Город Низких Облаков

33

Врать исцелившему Лёшу старику никто не решился, так что вскоре ведуну было известно всё от начала и до конца. Он слушал молча, прикрыв глаза, и от этого было непонятно: интересно ли ему, или он и вовсе уже заснул. Кощеев закончил расписывать неясные планы на спасение мира, которые, в общем-то между пунктами "Найти ведуна" и "Спасти мир" не имели ничего конкретного.

- Это хороший план, – кивнул Аттиз Ир Артуру, открывая глаза и внимательно оглядывая гостей. – Кто-нибудь знает, что вы меня нашли?

- Нет-нет, я держал путь и описание дороги к терновнику в своей голове, так что никто о нём не знает… по книге… Если только кто-то сам не нашёл этот путь… - ответил Кощеев.

- Мне представляется сомнительным ваша теория, что это мир вашей книги, - заметил ведун.

Лёша с интересом глянул на Аттиз Ира:

- Ты можешь предложить другое объяснение существования столь странного человека, как я?

- А что в тебе странного? – лукаво прищурившись, спросил старик.

Лёша внимательно смотрел на ведуна, пытаясь уловить его настроение и истинные чувства, которые тот умело прятал за маской весёлой доброжелательности. Угадать не получилось, так что пришлось отвечать на заданный вопрос:

- Имя, глаза, полное отсутствие прошлого…  - перечислил мужчина то, что первое пришло на ум. - Если я не персонаж книги, то кто я? Это разве нормально для обычного человека?

- Да... - задумчиво сказал ведун, словно не был уверен в своём ответе. -  То есть - нет. В смысле, да, это не нормально для обычного человека, но тем не менее ты обычный человек… - его голос стал глухим и отрешённым, и было очевидно, что ему вдруг стало трудно говорить. - Те люди, что поработили твою деревню…

- Поработили? – удивился мужчина.

- Лёша, давай будем называть всё своими именами… - он вздохнул и почесал свой густо поросший седой щетиной подбородок. - Да, поработили. И пусть это добровольное рабство, сути это не меняет. Король и его приближённые много думают и разрабатывают много планов. Иногда я прихожу в города и слушаю, о чём говорят люди. Они все начали бояться магов, ведунов, чародеев… Это ужасно несправедливо… Они начали с того, что заменили все бытовые магические способности слабых чародеев, подрабатывающих в мастерских и тавернах, на технические новинки, на то, что разработали люди и собрали из древесины и железяк. Они стали предпочитать нанимать людей и покупать все эти приблуды, а не оплачивать труд чародеев. Владеющие магией были вынуждены вести образ жизни обычных людей, чтобы выжить. Позже стало хуже: магия вообще стала вне закона. Сперва в городах стал запрет на её использование, потом во всех поселениях… А теперь и по всему континенту.

- Ты уходишь от прямого ответа, - голос Баламута прозвучал холодно и твёрдо, отчего Алина уставилась на него с непониманием.

Лёша видел, как ведун нервно сглотнул и нехотя поднял глаза на собеседника.

- Теоретически Артур вполне мог придумать то, что в нашем мире было реальностью или каким-то образом описать то, что увидел во сне, но забыть об этом и считать всё своей фантазией.

Мужчина пытливо уставился на ведуна и полуутвердительно полувопросительно сказал, внимательно вглядываясь в тёмно-зелёные глаза ведуна:

- Но сам ты в это не веришь?

Вопрос был верным. Он попал в точку. Но не обрадовался этому, поскольку Аттиз Ир не смог скрыть душевной боли, промелькнувшей в глазах.

- Да, у меня есть ещё одна теория… - он подозрительно помрачнел. - Но пока рано рассказывать тебе о ней. Просто знай – ты не персонаж книги. Вернее, не совсем персонаж книги…

Лёша непонимающе смотрел на него. Мысли постепенно сходились к одному единственному вопросу, который он вскоре озвучил:

- Тогда у меня должно быть прошлое более далёкое, не начинающееся с захвата деревни?

- Выходит, что так, – ответил Аттиз Ир, доставая табак и принимаясь набивать им трубку.

Мужчина смотрел на ведуна, находясь в полной растерянности, и особенно ему не нравилось, как Аттиз Ир виновато отводил взгляд, избегая смотреть в сиреневые любопытные глаза. Лёша пытался вспомнить хоть что-то из своего прошлого, но самое раннее воспоминание было, как он ухаживал за лошадьми, что стояли в конюшне.  И было это незадолго до того рокового подслушанного разговора. Сердце тревожно забилось. Прошлое… Его не было. И мужчина решил оповестить об этом ведуна. Хотя Аттиз Ир довольно чётко намекнул, что какое-то прошлое должно быть…

- Но у меня его нет… - неуверенно прошептал мужчина, вслух заканчивая свои мысли.

- У тебя оно есть, Лёша, – ведун закончил набивать трубку, завязал мешочек с табаком, убрал его, щелчком пальцев поджёг табак и сладко затянулся, продолжая избегать зрительного контакта с собеседником. – Стоит тебе самому себе признаться в том, что оно есть, и, возможно, ты вспомнишь…

- Какое оно? – прямо спросил Лёша, чувствуя, что на самом деле не хочет знать ответ. - Аттиз Ир, ты ведь знаешь, да?

- Знаю, - выдохнул он. - И ты знаешь. Просто не помнишь. Потому что не хочешь помнить, – он снова затянулся, мельком глянув своими тёмно-зелёными глазами в сиреневые глаза собеседника.

Лёша уже предчувствовал, что ведун ничего не расскажет, но на всякий случай уточнил:

- То есть прямо ты мне ответить не можешь?

- Лёша, - обратился к нему Аттиз Ир, причём в голосе его слышалась грусть и чувство некой вины. -  Я знаю только факты, да и то не все. Я не слежу за каждым жителем этого мира. То, что я смогу рассказать тебе, не принесёт пользы. Тебе не нужно вспоминать события прошлого, тебе нужно вспомнить свою роль в них, свои чувства и мысли. Это будет полезно для нашего общего дела… Если, вспомнив всё, ты не переменишь своих решений…

- Почему я могу переменить свои решения? – продолжал недоумевать мужчина. - Я понятия не имею, что я должен вспомнить… И тем более, я не понимаю, почему я забыл это всё, если это так важно.

- Ты забыл, потому что хотел забыть… - наконец, ведун посмотрел ему в глаза и признался: - А я в этом тебе помог.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться