Город пойманных птиц

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

 

Держаться подальше от Лебрия получается легко - легче, чем казалось. Он не обращает внимания ни на кого вокруг, лишь бесконечно ждет хранителей и, как только видит, упрашивает выпустить его из сектора.

Эльна, как и я, уверена, что Лебрий попытается сбежать, как только представится такая возможность, но Дари настаивает, что настоящие отступники так себя не ведут: Эльна покинула сектор молча, как и Беата, как и я. Нам остается только согласиться с бывшим хранителем.

Ближе к вечеру, когда и без того тусклое освещение сектора, почти гаснет, мы пробираемся в коридоры. За весь день, я еще несколько раз толкаю местных, успеваю отдавить нескольким парням ноги и даже пихнуть незнакомку. Недоумевая, почему я единственная оказалась такой неуклюжей, я выслушиваю наставления Эльны: “только непривыкшие к толпе новички из молодежного сектора так неуклюжи” и “никто не видел, чтобы тебя распределяли, ты легко выдашь нас”. Я стараюсь быть осторожнее, но местные, будто специально лезут мне под ноги, возникая в самый последний момент на моем пути; несколько раз, я буквально спотыкаюсь об них.

Дари никак не комментирует мою неуклюжесть и все меньше обращает внимание на происходящее. Замкнувшись в себе, он старается не смотреть вглубь коридоров, не вглядываться во тьму. Я, наоборот, с каждой секундой, проведенной здесь, все сильнее жду, что из коридора может выскочить мэсах. Оттуда доносятся шуршание, стуки, вздохи и даже шаги, но Дари, передергивая плечом, поясняет, что это иллюзия. В коридорах никого нет, и не может быть.

- Мэсахи редко подходят близко к сектору распределения, - повторяет он.

Мы покидаем зал, чтобы взглянуть на кучу мусора, в которой спрятаны наши пожитки: проверить, на месте ли наш маленький клад. И обнаруживаем, что кто-то уже побывал здесь, но все наши вещи – даже оружие – на месте; а мусор сложен так, будто никто его и не перебирал.

- Отлично, - бормочет Дари.

- Тот, кто здесь копался, теперь о нас знает? – голос Эльны дрожит, мне передается ее страх, отчего я начинаю злиться. Я не хочу бояться каждого шороха. Дари похоже со мной согласен. Он вскидывает руку, призывая Эльну к тишине.

- Мы обнаружим его раньше, чем он нас, - произносит он и теперь, как и я, вглядывается во тьму.

Вернувшись, первым делом, мы двигаем наши матрацы еще ближе к коридорам, так, чтобы хоть немного видеть это место; поджидая, не придет ли кто, вновь проверить наш тайник.

Те же вечером, собираясь поужинать, набираем немного пищи в центре распределения. Уютно (насколько это вообще возможно) устраиваемся на новом месте. Но не успеваем даже начать есть: к нам подходит несколько местных. Это - трое высоких и плечистых парней, каждому около двадцати пяти лет. Похоже, они засиделись в секторе распределения, и теперь чувствуют себя здесь как дома. Не понимаю, почему не заметила их раньше – в их лицах нет ни капли того полусонного состояния, что властвует над остальными жителями сектора; кроме того, эти парни выглядят довольно агрессивными и надменными.

- Эй, вы кто такие? - с вызовом бросает самый высокий из них, оглядывая меня и Дари. Эльну он словно не замечает. Мы молчим. Дари продолжает расслабленно сидеть и спокойно жевать зеленую слизь; будто без интереса оглядывает пришельцев. Но от меня не ускользает, как напряжено его тело, хранитель готов к драке.

Парень садится на корточки.

- Вас не было на распределении, - в тихом голосе слышна угроза.

- Были, - равнодушно бросает Дари и, неожиданно этот злой парень начинает хохотать. Он запрокидывает голову, но его тело остается напряженным; когда он перестает смеяться, я вижу не веселье, а жестокость во взгляде.

- Да видно, что новички. Подружка твоя только и делает, что на всех натыкается. Явно впервые оказалась в толпе. А ты нет. Только “овечкой” ты все равно не выглядишь. Хорошо, - наконец заявляет он, - тогда давайте заскочим центр распределения - поговорим с хранителями, чтобы разрешить наш маленький спор, - его голос звучит едко, издевка сквозит из каждого слова. Это выводит из себя. Но Дари остается спокоен.

- Не стоит.

Парень несколько секунд оглядывает нас, будто решая, насколько мы сильные противники и заслуживаем ли вообще хоть капли его уважения, а затем кивает:

- Пойдете со мной к главе сектора.

Дари на мгновение теряется.

 - У сектора распределения нет своего главы.

- Есть, - насмешливо бросает парень и встает, – только он к Совету трех не имеет отношения. Мы сами по себе. И раз уж вы пришли к нам, придется это усвоить.

Мы остаемся на месте. Парень кивает своим и нас грубо поднимают, схватив под локти. Дари встает спокойно. Я старюсь следовать его примеру, подавив желание вырваться и убежать в коридоры. На Эльну никто не обращает внимания, похоже, что ее приняли за местную. Мы не спешим открывать правду, поэтому она остается и смотрит, как нас уводят.

Пока нас ведут под конвоем, я стараюсь не оглядываться, чтобы не привлекать внимания к Эльне. Парни отводят нас к местечку, неподалеку от центра распределения. Оказывается здесь - неприметный проход в другой отсек, принадлежащий самозваному главе сектора распределения.

По бокам двери сидят охранники - взрослые и мускулистые парни в лохмотьях местных. Только вблизи я вижу, что их глаза горят: сила, злость и презрение мелькают во взгляде.  Это не равнодушные ко всему местные “полу-зомби”.

Кто они и почему не впали в полусонное состояние как все остальные? На секунду я задумываюсь, может это настоящие отступники? Но затем одергиваю себя: отступники - просто сбежавшие из сектора “овечки”. И даже если бы настоящие повстанцы существовали, не под носом же у Алексы и Селесты им жить - прямо в секторе распределения. Впрочем, даже, если это они, с такими ребятами я не хочу связываться.



Юна Ги

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться