Город пойманных птиц

Размер шрифта: - +

Глава 13

Глава 13

 

- Это объясняет почему здесь столько мэсахов, - произносит Дари оглядываясь, – говорят, мэсахи заражены и болезнь бушует именно снаружи, прямо в воздухе: вдохнул - заразился, - поясняет он в ответ на мой удивленный взгляд. – Я не верил, ведь считал Полис закрытым от внешнего мира, но если двери так легко открыть, - он пожимает плечами.

- Мы не должны выходить в таком случае, - Беата пятится назад.

Я же недоумеваю.

- Если бы это была правда, двери бы лучше закрывались, - говорю я, - какой-то код или что-то еще, что остановить таких как мы.

- Например, надпись “Выход. Опасность”? – спрашивает Дари, указывая на довольно крупную табличку, которую из-за мэсахов, никто из нас не заметил.

- Все равно, это больше похоже на страшилку, вроде той, которая утверждала, что повстанцы и мэсахи, похищают жителей семнадцатого по ночам, - настаиваю я. – И вообще, мы должны быть под землей уже несколько этажей как. Это явно не подземелье, - я указываю на небо. Куратрий Эгис говорил мне не позволять убедить себя в чем-то, чему нет доказательств. Кажется, я начала понимать, о чем он. Болезнь снаружи – это ведь просто слухи.

Дари неуверенно кивает, и это воодушевляет меня.

- Почему бы Селесте не солгать вновь? - спрашиваю я, но Беата все равно с подозрением оглядывает заросли, принюхивается к новым запахам. Последнее дает мне идею:

- Даже если она права, мы тогда уже заразились – ведь болезнь в самом воздухе.

Беата вздрагивает, затравленно оглядываясь на меня, а Дари усмехается:

- Адайа права. Лично я за то, чтобы пойти и посмотреть, что там, снаружи.

Через несколько минут, подобрав сумки, мы уже выходим. Под ногами что-то хрустит и, вглядываясь, я понимаю, что это желтый песок и мелкий гравий, которым посыпали вокруг Полиса.

Кожа чувствует каждое дуновение теплого ветра, солнце приветливо согревает меня, а воздух наполнен тысячей оттенков, так что я, не задумываясь, вдыхаю полной грудью и улыбаюсь, чувствуя счастье. Беата и Дари смотрят на меня удивленно, но и у них прорезаются неуверенные улыбки.

- Мы выбрались.

- Здесь так хорошо…

Мы делаем несколько шагов к зарослям, и я прикасаюсь к лепесткам растений. Зеленые листья гладкие и упругие и, что важнее всего – они настоящие.

Разглядывая все вокруг, мы углубляемся в заросли, когда, неожиданно, прямо перед нами появляется люди.

Десяток мужчин лет тридцати-сорока, одетых в камуфляж-хамелеон, покрытый вуалью. В руках - плазмлеты нацеленные на нас. Лица – грубые, жесткие, выражением, они чем-то напоминают Алексу и старших хранителей.

- Привет, - вперед выступает один из них – самый младший. И единственный, кто дружелюбно улыбается и не держит никого из нас на мушке. Ему лет двадцать пять, загорелая кожа, изящные черты лица, темные глаза в которых мерцают искры смеха и азарта; и плавные, хищные движения.

Сзади слышится знакомый скрежет – дверь Полиса закрывается, отрезая путь к отступлению.

Парень улыбается еще шире и добродушно кивает вглубь зарослей, показывая направление:

- Идем.

- А если мы не пойдем? – голос Дари груб и неприязнен, но незнакомого парня это, похоже, не трогает.

- Либо с нами, либо назад, - безмятежно отвечает он, указывая на Полис.

Я оборачиваюсь, глядя на дверь. “Он точно знает, что мы не хотим возвращаться”. Во мне брезжит надежда.

- Вы повстанцы?

- Что? Нет. У вас там революция что ли? – похоже, он удивлен.

- Значит вы за Селесту? – в голосе Беаты проскальзывают ноты истерики.

- Нет. С ней мы дел не имеем это точно, но вам она, похоже, крепко насолила?

Я прищуриваюсь.

- Так кто вы?

- Ох, так я не представился! Я Йокус, а это мои бравые ребята, - парень слегка наклоняется, делая шаг назад, и изящно описывает кистью руки полукруг, указывая на “бравых ребят”, с мрачными лицами взирающих на все это. Мне становится смешно.

Йокус ухмыляется в ответ, а затем машет рукой своему сопровождению.

- Уберите уже оружие. Это не за нами, а к нам, - и те, опускают плазмлеты прицелом вниз.

Через несколько минут, мы уже бредем через джунгли. Йокус сумел убедить каждого из нас, что нам не только не причинят вреда, но и помогут. Я слишком устала, чтобы спорить, да и сам Йокус не вызывает у меня ощущения опасности. Как и у Беаты, раз уж она согласилась пойти. Правда, Дари продолжает смотреть на парня с неприязнью.

Я же расспрашиваю нового провожатого: кто они такие, что делают рядом с Полисом, и что насчет болезни? Но Йокус уходит от ответа, каждый раз, поясняя, что мы все узнаем позже и вообще, у него нет таких полномочий.

Единственный вопрос, на который он отвечает – это вопрос о камуфляже, правда и этот его ответ ничего для меня не проясняет: Йокус просто указывает на ярко-синее, без единого облачка небо.

Дари устает быстрее всех, он идет, с трудом передвигая ноги, так, будто каждое усилие для него с каждой секундой сложнее в тысячекратном размере. Парень тяжело дышит, и бисеринки пота стекают по бледному лицу. Мне тоже переход по джунглям дается нелегко: я все время спотыкаюсь, ветви, появляющиеся из неоткуда, хлещут меня по лицу и телу. Несколько раз я проваливаюсь в какие-то ямки и падаю. Как и Беата. Но ручаюсь, мы обе, выглядим намного лучше.

Я подхожу к Дари и стараюсь поддержать его как могу: помогая не упасть, когда он спотыкается или поймать ветвь до того, как она ударит его. Вблизи я слышу его надрывное, сиплое дыхание. Неужели он так сильно устал?

Мы идем все дальше. Вокруг шмыгают мелкие зверьки, которых я когда-то видела только на картинках: бойкие обезьянки скачут по ветвям, разглядывая нас, под ногами деловито снуют капибары, перебирая тоненькими лапками. Их несоответствующее лапкам грузное тело и тупоносые мордочки выглядят такими милым, что я протягиваю руку, чтобы погладить одну из них. Капибара принюхивается ко мне в поисках еды, а затем, с обидой фыркает и убегает. В ветвях мелькают яркие птицы, разноцветное оперение которых, красными, синими и желтыми пятнами нарушает зелень джунглей. Мы проходим мимо озера, в его водах, отражается оставшийся позади Полис – одна его сторона выходит прямиком к воде.



Юна Ги

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться