Город пойманных птиц

Размер шрифта: - +

Глава 25

Глава 25

 

Мы возвращаемся за оружием  в пещеру. Тихие шепотки слышны отовсюду: “сама призналась”, “теперь нас уже ничего не остановит”, - переговариваются люди. Но я не согласна с ними: до тех пор, пока в Полисе остались жители, Селеста может угрожать им. Сейчас они – заложники, хотя еще и не знают об этом. Во время атаки, они, не раздумывая ринутся в бой, по ее приказу и в большинстве своем погибнут. Стоит ли победа таких жертв?

Я думаю об этом, пока надеваю защитный костюм, пока засовывают плазмлет за пояс. Пока связываю волосы в тугой узел. Я знаю, что Полис обречен – мы победим, но готова ли я заплатить такую цену? А другие? Я спрашиваю об этом Анфу, и она качает головой:

- Нет, мы призваны защищать, а не уничтожать. Если Селеста выставит в бой жителей Полиса, она вынудит нас просто отступить.

- Мы ведь можем запросить подкрепление международной полиции, - растерянно произносит Эгис, но Анфа отвечает:

- Они тоже не смогут пойти на уничтожение гражданских. Нам придется выносить это на обсуждение Мирового совета.

- Получается, что вина Селесты и Аукте – неоспорима, но сделать никто ничего не может? – удивляется Беата и Анфа расстроено соглашается:

- Да. Пока будет идти обсуждение, пока будет вынесено решение, Селеста уничтожит весь Полис. Она успеет убить тысячи людей, которых мы уже не вернем к жизни. Мы не можем просить Адайю жертвовать собой и возвращаться в Полис, - тихо произносит она, - но если вы не сможете вывести хоть какую-то часть жителей, жертвы в этой войне все равно неизбежны.

Нам ничего не остается, как согласиться, поэтому, в Полис мы возвращаемся с твердым намерением вытащить как можно больше людей. Город встречает нас мрачным величием. Мы приходим небольшой группой, надеясь рассеяться внутри, но заходим вместе – через вход защитников.

Нас пускают внутрь, где уже знакомый капитан, тщетно путается переубедить нас, а мы его.

- Селеста, уже предусмотрела такой маневр, - поясняет он, - оба здания охраняются уже не месахами, а дульосами-слугами.

Он проводит нас в наблюдательный пункт. Никто из защитников не обращает на нас особенного внимание, но повсюду слышен шепот: все обсуждают нас. Даже проходя в отсек капитана, мы видим, как охрана, отчаянно стараясь сделать вид, что не замечет ничего – бросается перешептываться, как только мы минуем ее.

У капитана теперь появился громадный монитор, на котором он должен отслеживать перемещение каждого, кто попал на этажи катакомб.

- По всему городу, установили камеры, так, что видно каждый закоулок – чтобы никто больше не смог сбежать.

Мы на самом деле видим множество маленьких картинок на экране, на каждой из которых изображен человек с пустым взглядом и оружием в руках. Все они стоят неподвижно и лишь изредка поворачиваются в другую сторону, делают несколько шагов и вновь замирают.

- Каждому из них приказано стрелять, - произносит парень, - и расставлены они через один метр друг от друга. Пройти незамеченными, там невозможно. Как и убедить их покинуть город – дульосы не оспаривают приказы дореана и никогда не сомневаются в верности решения.

Они стоят там не только для предотвращения побегов, “зараженных” идеей Адайи жителей, но и, чтобы сама глава повстанцев не смогла пройти в Полис незамеченной, - он горестно смотрит на меня, - я должен сразу же схватить тебя, как только увижу, и доставить Селесте.

- Но ты решил этого не делать? – я радуюсь, что он на нашей стороне, но капитан лишь поясняет:

- Я должен буду, если попытаешься пройти внутрь. Если нет – конечно, не буду. Мы знали, что они там, на верхних этажах немного, как бы это сказать, странные. Все эти правила запрета выхода наружу, мэсахи, которых мы подкармливали, чтобы они не нападали на жителей из-за голода. Проблемы с пищей, из-за которых нам приходилось покупать ее снаружи, контрабандой, - он пожимает плечами, - но Совет хорошо платил нам за охрану и мы не задавали вопросов. Слухи, конечно, доходили – о казнях, о мятежниках, но это выглядело, как просто страшилки. Этот парень – Абидий, добавил сомнений, а теперь, вообще началась настоящее вооруженное столкновение.

Я бы не хотел кровопролития – ни здесь, ни где-либо еще. Я не убийца. Но если не остановлю вас, то дульосы-слуги остановят точно. Попасть в город в обход – нельзя.

- Можно, - произносит Дари, - старый подвесной мост, который мы обрушили во время побега.

- Там, в стене, остался вход, - вспоминаю я, - почти прямой выход в сектор распределения, - туда нам и нужно.

- Легким движением обойдете несколько охраняемых этажей, - восхищенно произносит командир, - да, Селеста, не просто так опасается вас, - он улыбается, - не буду вас задерживать.

Мы уходим, беспрепятственно, как и зашли. Защитники, отказывая в помощи, все же желают нам победы.

Мы обходим здание и обнаруживаем обломки моста, грудой они валяются, как и упали. Никто не пытался подобрать их. В стене до сих пор зияет прореха – неохраняемый вход. Но до этого лаза еще надо добраться.

Потоптавшись на месте и поняв, что просто так по стене не вскарабкаться, мы возвращаемся в пустое теперь поселение Анфы. Надеясь найти хоть что-то, что поможет нам взобраться, обыскиваем каждое строение сверху донизу. Анфа и ее люди забрали почти все – поселение пустует. Нет ни оружия, ни техники, ни обычных мелочей, которые появляются сами собой, когда человек долго живет на одном месте. Осталась мебель: столы и кровати, пустые шкафы и голые полки. Но нам она не поможет.

Мы продолжаем искать несколько часов, пока, наконец, не находим несколько прочных бечевок, которые привязываем к длинным железным шестам. Эти шесты мы, выстрелами плазмлетов, вырезаем из железных стоек под оборудование. Надеюсь, они достаточно прочные, чтобы выдержать вес каждого из нас.



Юна Ги

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться