Город пойманных птиц

Размер шрифта: - +

Глава 26

Глава 26

 

К городу я подхожу на рассвете. Стены озарены лучами восходящего солнца и выглядят почерневшими, обожженными, давно мертвыми скалами. Проверяю плазмлет за поясом – надеюсь, мне удастся сохранить его при себе до того, как приближусь к Селесте. Я похожу одна, как делала это и в прошлый раз, но сейчас, уже не чувствую себя одинокой. Позади – остались друзья, чья помощь и поддержка поможет мне в этом сражении. Есть ли у Селесты тот, кто поддержит ее?

Дует сильный ветер, но лишь развевает волосы, а не сбивает с ног. Птицы щебечут, почти что оглушающее, и чем ближе я подхожу, тем громче их пение. Я не чувствую ни страха, ни нервозности, будто, все эмоции оставили меня, но весь мир вокруг, наоборот: ветер, птицы и земля, словно бы сошли с ума. Эта земля - такая мягкая, я иду, будто утопая. Смотрю под ноги – нет, обычная дорога. Хрустит песок под ногами. Все громче и громче. Я глубоко вдыхаю – надо успокоиться, все же я сильно нервничаю, так, что уже не замечаю.

Оглядываю мир снаружи Полиса – прощаясь. Быть может, я в чем-то ошиблась, не учла, и не смогу вернутся. Этот мир, эта природа – они прекрасны, они свободны, они настоящие. Полис – пустой и холодный, прикрытый вуалью – подделка. Мой побег, поиски повстанцев, сопротивление Селесте – оно того стоило, все это дало мне знание о том, что снаружи есть мир, гораздо лучше, чем я привыкла думать.

Я уверенно стучу в неприметную дверь – несколько тихих ударов, как показывал Йокус. Стук в ответ и мне открывают.

- Адайа?

Капитана зовут сразу. Он встречает меня уже в длинном, полутемном коридоре и поспешно тянет в кабинет; захлопывает дверь и прижимается к ней спиной.

- Зачем ты вернулась?

Я рассказываю свой план, протягиваю взятку – несколько мешков с фруктами.

Парень некоторое время молчит, просто смотрит. На его лице сменяются страх и восхищение. И снова страх, а затем решительность. От взятки он отказывается.

- Я ведь просто сделаю свою работу – поймаю повстанку и приведу Селесте.

- Но забудешь обыскать.

- Мне никто не приказывал обыскивать, - он вдруг улыбается, - понимаешь? – и смеется.

И я и вправду понимаю и тоже смеюсь: все в порядке. Не важно, выиграю я или проиграю Селесте. Идея, родившись в умах жителей Полиса, теперь захватит их и свергнет Совет. Есть много способов бороться против системы и каждый из нас выбирает тот, который подходит именно ему. Потому что мы не дульосы, как хочет думать Селеста. Потому что мы можем выбирать.

По коридорам Полиса я вновь иду под конвоем, но на этот раз, каждый из защитников, считает своим долгом дружески хлопнуть меня по плечу. Мы используем внутренние полуразрушенные помещения, чтобы не привлекать излишнего внимания электов и хранителей. Алекса может неверно понять происходящее и нарушить план.

Здесь, в тенях ниш прячутся мэсахи – видно, лишь отблески их глаз и длинных когтей.

- Им приказано не трогать охотников с буковой “З” на груди, - поясняет капитан, - чтобы нам не приходилось тратить фоетуры во время кормежки.

Я смотрю в глаза чудовищам – они спокойны, даже серьезны. Некоторые из них, мне кажется, тоже отчаянно хотят сказать что-то дружеское и поддержать. Они еле заметно, но дружелюбно приподнимают лезвия когтей, глухо рыкают и не двигаются с мест.

- Они понимают, кто я и куда иду? – спрашиваю я.

- Может быть, - соглашается капитан, - они не разговаривают, но речь понимают и хорошо знают Селесту – боятся ее. И они видели последнее обращение, где тебя объявили главой повстанцев. Теперь, Полис разделился на тех, кто за тебя и тех, кто против.

- Здесь есть те, кто поверил бы мне?

- Да, например защитники.

- А внутри? – я спрашиваю, потому что хочу знать, - они покинут Полис?

- Может быть, - задумчиво говорит капитан, - Селеста отправила многих хранителей наружу, на тот случай, если ты не появишься здесь. А это, полностью разрушило все, во что они верили. Может, они окажутся на твоей стороне.

- Но может, и нет?

- Зависит от них.

Мы замолкаем. Тяжелый плазмлет оттягивает пояс, мешает при ходьбе. Но я представляю, как стреляю в Селесту и немного успокаиваюсь. Я все еще не уверена, смогу ли я нажать на кнопку, но думать о том, как побеждаю – приятно.

Капитан проводит меня одному ему известными, тайными ходами так, что мы попадаем прямиком к Селесте. Здесь, в просторном, светлом отсеке на стенах непривычная вуаль – просто белые обои и дорогие картины в тяжелых оправах. Все выглядят почти настоящим.

Селеста сидит за массивным столом. Рядом стоит понурый Лебрий.

- Мы привели разыскиваемую повстанку, - неожиданно равнодушным, почти монотонным голосом произносит капитан.

- Сама пришла? – довольно спрашивает Селеста, но ответа не ждет, - ты не выглядишь несчастной, - со злостью произносит она, а затем, тень понимания мелькает на холодном, холеном лице. – Лебрий, обыщи девчонку!

Я вздрагиваю. Она догадалась.

Лебрий огибает стол, подходит с извиняющимся видом и, чуть покраснев, опустив глаза, охлопывает мои бока, ноги, пояс. Он достает плазмлет, вытягивает из-за пояса медленно, неохотно, а достав, бросает испуганный взгляд на меня. Я стараюсь ничем не выдать своих чувств, и парень отходит, зажав мое оружие в руке. Что ж, выстрелить мне уже не удастся.

Селеста выглядит разочарованной.

- Я думала ты умнее.

- Вы меня не знаете, - отвечаю я.

- Ты – дульоска. Я знаю достаточно, - отрезает она, - резистентная, непредсказуемая дульоска. Все ваши мысли и желания, формируем мы – дореаны, а вы лишь продукт. Проблема резистентов в том, что они получаются недеформированными, бракованными.



Юна Ги

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться