Город пойманных птиц

Размер шрифта: - +

Глава 29

Глава 29

Спустя несколько месяцев, все действительно начало приходить в норму.

Я решилась занять место Селесты в совете, надеясь, что смогу править городом гораздо лучше, чем она. Моим первым указом, как советницы стало “открытие города” – оказалось, что в зданиях были огромные, во всю стену окна, закрытые металлическими ставнями. Стены и крышу площади чинить не стали, теперь мы проводим на ней праздники под открытым небом.

К нам начали часто приезжать представители мирового совета – проверяя, как мы уживаемся с городом по соседству, жители которого в прошлом, были нашими владельцами. Все было в порядке – жители не пытались вернуть свои “права на имущество”, ведь раньше они не задумывались, откуда Аукте и Селеста берут финансирование города. Или не желали признаваться себе в этом. После осуждения Совета, многие покинули город – под предлогом, что им неприятно здесь оставаться, зная всю правду. Но мне иногда кажется, что это из-за того, что они больше не могли жить здесь как в прошлом – лишь гуляя в садах и развлекаясь.

Осудив Аукте, Мировой совет все еще решает, что с ним теперь делать – часть голосует за казнь, как справедливое наказание, другая требует гуманного отношения (ведь мы не должны уподоблять преступникам). Третьи хотят заставить Аукте разрабатывать антидот для мэсахов и дульосов, чтобы вернуть их в обычное состояние. Я проголосовала за третьих – наказание для Аукте мне бы хотелось, но, думаю, помочь жителям моего города – гораздо важнее, чем отомстить.

Для Селесты все решилось быстрее – она была признана не осознающей последствий своих действий и отправлена на излечение вместе с остальными дульосами-слугами. Я думала, что этого недостаточно, но оказалось это разрушило для нее весь ее мир, все, во что она верила. Потеря положения дореана, понимание, что сама всегда являлась дульосом-слугой, предательство учителя Аукте – единственного человека, которому она доверяла – оказалось слишком тяжелым испытанием. Сейчас Селеста находится в психиатрической клинике, и врачи только разводят руками, не уверенные, придет ли она в норму когда-нибудь.

Эгис и Анфа свернули поселение и покинули озеро около Полиса. Они отправились наблюдать за следующим городом, что вызовет подозрения у организации. Анфа пояснила, что таких городов очень много и, поэтому, их всегда ждет работа. В этот раз Эгис наотрез отказался работать внутри города, пояснив, что больше не хочет жить вдали от Анфы и, она, слегка покраснев, с ним согласилась.

Таху так понравилось сражаться, что он отправился вместе с Эгисом и Анфой. Если в следующем городе он займет место Эгиса, думаю, все пройдет гораздо быстрее – Таху выглядит таким миролюбивым и послушным, что никто не побоится рассказать ему все. И доверить ключи от склада с оружием. А зря.

Мне, Дари и Беате, они тоже предложили присоединиться, если решим снова ввязаться в борьбу за справедливость. Мы обещали подумать.

Йокус перебрался жить к нам, заявив, что около военные организации не для него – слишком много правил. Теперь водит наш планер – привозит и увозит грузы, помогает на стройке, возит экскурсии для посетителей и постоянно требует то усовершенствовать машину, то купить новую. Пока нам удавалось находить оправдания и не растрачивать средства города, но, похоже, он скоро найдет способ перехитрить меня. Мое единственное “оружие” против него – Беата, которая осталась в городе хранителем. Но оно, похоже, скоро прекратит действовать. С того момента, как Йокус  перебрался к нам, они много времени проводят вместе и, мне кажется, между ними что-то намечается. Я пока не спрашивала об этом, но надеюсь, что все получится. В его присутствии, всегда жесткая и собранная Беата, становится чуть добрее и великодушнее. А Йокус, оказавшись рядом с хранительницей – становится спокойнее и собраннее.

Я все еще называю ее хранительницей, но организация уже переименовала себя – теперь они все защитники – защищают город и его жителей.

Мировой совет, долгое время искал для нас человека на место Аукте, что не устраивало нас – ведь неясно, можно ли ему будет доверять. Мы пытались выбрать кого-то из жителей города, но противился Совет – они утверждали, что нам нужен хоть кто-то, кто знает, как управлять городом. Спор разрешился неожиданно. Мэсахи, изменившиеся только внешне, почти все пожелали вернуться в город и потребовали собственного представителя в Совете. Им выбрали Дари, как частично месаха, частично человека. Совет оказался укомплектован, и мы решили, что глава нам не нужен – все будет решаться голосованием. Если возникнут сложности, нам поможет Алекса. Мировому совету осталось только согласиться. Они все равно часто посылают к нам своих представителей, удостоверится, что все в порядке, но теперь все реже и реже.

Алексу тоже хотели судить, наравне с Аукте и Селестой, но хранители, как и обычные жители города (с моей подачи) воспротивились, объявили, что не выдвигают обвинений командующей и Алексу оставили в покое.  

Резистенты, выбравшие сторону Селесты – такие как Аксель, были признаны виновными в пособничестве работорговле. Их отправили в закрытые поселения, учрежденные специально для преступивших закон. Те же, кто помогал нам – например, защитники и хранители, не обвинялись и  с удовольствием остались в городе – почти все.

Когда город окончательно оправился от потрясений, мы начали застройку новых территорий – к нам стало приходить больше и больше жителей. Самой стройкой занимаются мэсахи, под руководством Дари – оказалось, они прекрасные строители – сильные, выносливые, не боятся травм и очень спокойные. Мэсахи стали и местной достопримечательностью – чудовищные и в то же время добрые существа привлекают много туристов, поэтому, мы переименовали город Полисах и получаем хороший доход от туризма.



Юна Ги

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться