Город Теней. Страж Города

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1


Михаил Мерещев не любил гостиницы. Огромные безобразные здания советской постройки в большинстве городов необъятной России выводили немолодого бизнесмена из себя едва кортеж из Мерседеса и двух внедорожников охраны подъезжал к какому-нибудь обветшалому куску старого бетона с гордой и спесивой надписью «Hotel». Претендовавшее на громкое название здание и люди, населявшие горе-«хотель», очень резко контрастировали с рекламой, транслируемой по всем местным СМИ и, как это обычно и бывало, у Михаила в преддверии ночи на вялом матрасе с громким названием «Эльбрус» постепенно начинал гореть пищевод в спазмах отвратительной изжоги.
И вот снова Пермь… снова «Замок» и дряблые лица уборщиц, которых никакие Вудманы не захотели бы «отснимать» в интересных киношках. Казалось, будто место для туристов и усталых путников ещё твёрдо стояло в прошлом столетии, но отчаянно быстро надевало на шею и щуплое тело те новинки, что преподнёс миру двадцать первый век.  
Бизнесмен вяло поздоровался с обслугой и выскочившим из-за «ресепшена» управителем и целенаправленно зашагал к близкому лифту. Охранники муравьями-солдатами рассыпались по отелю, заглядывая во все углы, закоулки и тайные комнатки прислуги, откуда могла вырваться неумолимая смерть.
Мерещев устало отмахнулся от начальника охраны, задумавшего короткий отчёт о проделанной работе и распахнув двери, прости господи за бранное слово, «люкса», вошёл под своды «дома на ночь». Просторная комната, явно после евроремонта, приятно удивила постояльца. Белоснежные скатерти на двух столиках, занавески и постельное бельё не отдавали сухой стерильностью, но радовали уставший взор человека, потерявшего чувство удивления лет пятнадцать назад. Приятного цвета «кофе с молоком» паркет и обои подчёркивали уютную атмосферу, даруя гостю успокоение и толику удовольствия.
Быстро стянув подмоченный желтоватым потом деловой костюм, бизнесмен скомкал грязную одежду в бесформенный комок и приоткрыв дверь, выкинул прямиком в коридор. Изделие зарубежных кутюрье заботливо подхватила горничная, споро скрывшись в направлении ближайшей химчистки.
Сладко потягиваясь под потоками тёплого ветра, скользившего в номер через приоткрытое окно, мужчина подошёл к небольшой двери ванной комнаты. Михаил, начавший даже насвистывать незамысловатую песенку из далёкой юности, быстрым движением распахнул плотные занавеси, скрывшие ванну и душ от чужих глаз.
Две пули, в рот и в глаз, придали уборной алые оттенки в интерьере. Кровь красиво расплылась по пластику, а крупинки костей черепа, расколотых девятимиллиметровой пулей, придавали пейзажу толику сюрреализма.
Егор Войченко, наёмный убийца и просто юморной человек, осторожно переступил через край ванны, обошёл труп по дуге и быстро проник в комнату «люкса», лихорадочно выискивая сумку бизнесмена. Благо, та оказалась почти под рукой, нежно мерцая коричневым боком из-под кровати. Бывший десантник распахнул изделие из приятно выделанной кожи и быстро нашёл искомый объект. Флешка, в виде странного медальона округлой формы из чистого серебра размером с половину ладони взрослого мужчины, удобно устроилась в кармане джинсов парня.
Окинув напоследок цепким взглядом бездыханное тело старого наркоторговца и содомита, прибывшего в Пермь на очередной слёт какой-то странной секты, Егор приоткрыл окно и аккуратно притянул рукой верёвку, спущенную им же десять пять минут назад с крыши отеля. Обвязав синтетику вокруг талии, молодой человек ступил на подоконник и успел взяться за раму, дабы как вежливые люди, закрыть за собой, когда входная дверь «люкса» внезапно раскрылась с диким треском и шумом. В комнату ворвались двое крепких мужчин в необычных одеяниях, потрясая крепко зажатыми в руках длинными кинжалами с волнообразными лезвиями. Длинные чёрные плащи скрывали фигуры бойцов, а глубокие капюшоны возлежали на спинах, но вот походку матёрых убийц заметить не смог бы только ребёнок.
Егор молниеносно оттолкнулся от подоконника и выпрыгнул в окно, за которым мерцал разноцветными огнями вечерний город. Сердце десантника замерло, ноги и руки оледенели на треть секунды, покуда крепкое тело неслось вниз, к недавно уложенному асфальту, но сильный рывок верёвки и боль в районе поясницы взбодрили застывшего, будто муха на морозе, убийцу, побуждая к действию. А побудиться тут было к чему…
Двое «балахонников», как машинально окрестил неизвестных Войченко, старательно молотили кинжалами воздух, желая разрезать альпинистскую нить, на которой держалась жизнь киллера. Егор профессиональным движением выудил из кобуры на правом боку австрийский «Глок» с коротким глушителем и пару раз нажал на спусковой крючок. Свинцовая «конфетка» с лёгкостью пробила череп первого «кинжальника» точно под правой надбровной дугой, а вторая «карамелька» в пух и прах разнесла кости ладони у другого неизвестного.
Наёмный убийца быстро убрал оружие и зажав одной рукой верёвку, другой с силой вцепился в край выпуклого барельефа. Мышцы сократились, парень оттолкнулся от бетона, быстро-быстро перебирая ногами, уходя левее и уводя верёвку подальше от раненого «балахонника», что наверняка попытается «дорезать» своё чёрное дело.
Удача отвернулась от Войченко в тот момент, когда левая рука внезапно провалилась в темноту и сквозь громкое буханье сердца и крики внизу киллер услышал совсем рядом треск оконного стекла. В кожу впилось нечто острое и холодное. Молодой человек отдёрнул руку, попытался ухватиться за край оконного проёма, но не успел. Неумолимая сила потянула тело назад в обратный полёт, плечо ударилось в твёрдое и выпуклое, по инерции разворачивая беднягу, будто юлу. Время сгустилось до состояния желе, боль в рассечённой руке притихла, а откуда-то с севера подул приятный прохладный ветер.
Егор так и не понял, в какой момент всё пошло не так. Чётко выверенное задание проходило, как по маслу: охрана проморгала крышу и окно, наркоторговец не заметил остывающие следы на подоконнике, а секьюрити подтвердили собственный идиотизм отправившись вниз, в бар, разгонять кровь крепким алкоголем после многочасового путешествия из Салехарда.
Откуда взялись эти любители «плаща и кинжала»? Кто они? И… почему натяжение верёвки изменилось и появилось ощущение невесомости?
Войченко запрокинул голову, сжав зубы в бессилии, и ненавидяще уставился на оскалившегося в улыбке раненого «балахонника», одним движением разрезавшегося синтетический трос. Егор в ужасе завертел в воздухе руками, и внезапно пораненную кисть ожгло, будто раскалённым металлом. И только теперь десантник ощутил, как медленно запекается в собственном соку правое бедро. Впрочем, додумать что-либо молодой человек не успел. Невидимые сильные руки и подхватили тело киллера подмышки и швырнули в сторону, в непроглядную тьму ночи. В грудь вонзились мелкие ветки, щёки застонали под ударами молодой хвои, а финальным аккордом падения в небытие стал ствол столетней сосны, поприветствовавшей гостя дружелюбным «хлопком» по спине. А точнее, не слабой такой затрещиной.
Из глаз несчастного брызнули искры, зубы больно прикусили язык, когда нижняя челюсть с лязгом ударилась о мягкую землю, и ночной мир в сию же секунду канул в необъятное озеро беспамятства, унося на волнах амнезии боль и страх жестокого убийцы…



Алексей Каменский

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться