Город в Глубинах

Размер шрифта: - +

Город в Глубинах

1

Надвигалась буря. Хайон обмотал лицо лоскутом ткани и надел капюшон, чтобы защититься от пыли и песка, вихрями кружащихся в воздухе. Жаркое солнце нещадно палило землю, и его в том числе, и казалось, что песок плавится под ногами. При взгляде вдаль, горизонт размывался зыбким маревом, создавая иллюзию, будто пустыня испаряется в небо. Хайон буквально чувствовал жар, исходящий от песков, вдыхая его с каждым вдохом, обжигая нутро, но его это мало заботило. Он родился и вырос в похожих местах, в бескрайних песках Тлалока на дальнем юге, и привыкшее к жаркому сухому климату тело не особо реагировало на температуру.

Хайон пробирался по пескам уже не первый час в поисках хоть какого-нибудь знака, который бы указал верное направление. Резко задул ветер, поднимая в воздух крупицы песка и сильно усложняя поиски. Прошло уже много времени, но ветер и не думал утихать, только усиливался. начиналась песчаная буря. Хайон принял решение укрыться в пещере, которую заметил вдали еще до того, как мир вокруг погрузился в песчаное безумие. Добравшись до укрытия, он наконец снял с себя пыльную потрёпанную накидку некогда черного цвета, стряхнув с нее изрядное количество песка. Достал из ножен за спиной два меча и положил возле себя. Потом устроился поудобнее, прислонившись спиной к теплому камню. Пещера была небольшой, в обычное время сюда явно просачивался свет снаружи, но сейчас здесь царил полумрак, в которой виднелись лишь очертания окружающих каменных сводов и стен. Оставалось лишь ждать окончания бури, когда разбушевавшаяся песчаная стихия наконец иссякнет и небо прояснится. Сидя в полной темноте под звуки бушующего снаружи ветра, ворочающего тоннами песка в воздухе, Хайон невольно задремал, провалившись в тревожный сон.

2

Солнце нависло над пустыней, освещая своим безжалостно ярким светом красные пески. Одинокая фигура, еле передвигая ноги, шла через пустыню, в сторону города, до которого было еще много миль. Лицо человека скрывала маска, но, когда порыв сухого ветра сорвал капюшон с головы путника, стало ясно, что это девушка. В свете солнца блеснули зеленые очки-гогглы. Она сдвинула их на лоб и прищурила такие же зеленые глаза, защищаясь от песка. Впереди виднелся далекий оазис, раскинувший свой уголок зелени посреди красных песков. Один из тех немногих островков пустыни, что давали надежду путникам добраться живыми до населенных пунктов. Девушку звали Мальта и сейчас она стояла, глядя издали на приятную глазам листву и уже представляла журчание ручья в тени деревьев. Вдохнув горячий воздух, едва не закашлявшись, она вернула очки на место и, поправив огненно-рыжие волосы, накинула капюшон обратно на голову. Оазис вполне мог оказаться очередным миражом на пустынной тропе.

Она уверенно шагала в сторону далекого города. Маскойн был пунктом назначения, туда вел ее след поисков механического человека, о котором говорили на просторах пустынных городов и за их пределами. Его упоминали под именем Рэйвен, хотя ей было известно и его прежнее имя. Она знала его еще до крушения того дирижабля. И теперь была как никогда близка к тому, чтобы встретиться с ним снова. Тот человек в минеральных шахтах Балгора рассказал ей о Рэйвене и как он много сделал для механического человека прежде, чем был схвачен властями и брошен в темных шахтах. Он сумел поведать девушке, где стоило начать поиски. Слухи о наемнике с механическими протезами разносятся быстрее ветра в пустыне. Она была на правильном пути. Нужно было лишь добраться до города сквозь раскаленные пески пустыни.

Взобравшись на высокий холм неподалеку от оазиса, Мальта наконец увидела вдали Маскойн. Его здания узкой полоской виднелись на линии горизонта. Она справилась с переходом через пустыню. Переход этот был едва ли не на пределе ее выносливости, ведь она выросла в северных землях. Мальта из Нордена, как ее прозвали, из города вечной зимы и холодов. Пустынная жара этих земель была для нее тяжелым испытанием, которое она все же сумела пройти, сохранив силы. Осталось всего лишь пройти десяток миль до города, где она сможет отдохнуть и поесть, и заняться поисками Рэйвена.

3

- Хайон! – кто-то звал его из темноты нежным женским голосом.

Затем минута тишины и вновь этот голос, ставший громче, позвал его. Он направился, как ему показалось, на звук голоса, но ничего не обнаружил кроме темноты. Внезапно сердце сковал лед тревоги, будто холодный морской бриз задул в сторону берега и Хайона вдруг охватила дикая ярость, моментально заставив руки сжаться в кулаки. Они сжимались будто сами собой, без его участия, но он не испугался и не удивился этому, а просто позволил потокам ярости пройти сквозь себя. Женский голос усилился, теперь к нему будто бы присоединились еще голоса, десятки, а может и сотни голосов. И каждый из них то с чувством великой радости, то с глубокой печалью, а некоторые даже с отвращением повторяли лишь одно слово - Хайон. Ярость кипела в нем, высвобождаясь мощными волнами, кулаки рассекали окружавшую его тьму удар за ударом, но все это не имело смысла. Он сражался с пустотой самой бездны. Голоса стихли, уступив место ледяному смеху, звучавшему так, будто он принадлежал не человеку, а кому-то не из этого мира.

 

Хайон резко открыл глаза и схватился за один из мечей, лежавших перед ним, быстрее ветра встал в боевую позицию и прислушался. Ни звука. Все, что он увидел - это голые каменные стены пещеры и тишина снаружи – буря наконец стихла. Глубоко вдохнув затхлый пещерный воздух, он испытал некоторое облегчение. Всего лишь сон. Убрав мечи обратно в ножны за спиной и набросив поверх накидку, Хайон вышел из пещеры и продолжил свой путь в сторону города, в котором бывал последний раз много лет назад. По его подсчетам идти оставалось недолго, и он жаждал скорее услышать голоса реальных людей, так как уже долгое время собеседником ему являлся он сам. Вдруг Хайон услышал неподалеку слабый голос, будто бы ребенка, и ускорив шаг направился именно туда, размышляя, не отголоски ли это его тревожного сна.



Дмитрий Авдеев

Отредактировано: 13.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться