Город, в котором умирают ангелы

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 10

Вспыльчивый человек возбуждает раздор, а терпеливый утишает распрю.

(Притч., 15:18)

 

Наши дни

 

Пятница прошла с ощущением чужого взгляда на затылке.

Все началось с утренней пробежки. Где-то на середине маршрута я поймала себя на желании обернуться и проверить, нет ли кого сзади. Потом еще раз. И еще – через несколько минут. В округе не было ни души, но интуиция упорно утверждала – за мной кто-то следил. Сдержавшись, чтобы в очередной раз не выхватить стилет из ножен и занять атакующую позицию – припомнив все последние случаи, я поняла, что у меня оказались серьезные проблемы на этот счет, я все же закончила тренировку в нарочито размеренном темпе. Не удержавшись, однако, и периодически осматриваясь кругом.

Рабочее время я посвятила разъездам по «столице». Часть архивных дел требовали подписанных актов об оказании услуг – юридической точки. Договорившись с бывшими клиентами, я заехала с утра в офис, предупредила Люсю и отправилась по составленному списку. И снова время от времени меня преследовал чужой взгляд. Он – то появлялся, когда я останавливалась, выходила из такси и подписывала бумаги, то – пропадал, когда снова вызвала такси и ехала к следующему месту встречи. Преследователь находил меня то раньше, то позже, при этом я сама так и не обнаружила его, сколь ни пыталась подловить. Это выматывало и нервировало, затягивая встречи и съедая время. В итоге освободилась я только вечером. Преследователь к этому времени удивительным образом меня отпустил, так и не решившись встретиться лицом к лицу.

Убедив себя в излишней подозрительности и необоснованной паранойи, я заехала напоследок в стейк-бар по дороге, заказала ужин «с собой», и закончила свой день за барной стойкой в Мишиной квартире в компании электронных документов. Во второй половине дня мне на почту написала Барби – секретарь отца. Девушка прислала документы по «Бристолю» и передала настоятельную просьбу отца взглянуть на них свежим взглядом. Но прежде меня свалило падение.

 

Городской «столичный» морг официально относился к бюро судебно-медицинской экспертизы и был местом большим, недавно отремонтированным и весьма комфортным как для тех, кто в нем работал, так и для тех, кто сюда приходил и кого привозили. Поразительно, но факт. Лет эдак десять назад мэр «столицы» был уличен в серьезном коррупционном скандале и чтобы как-то отбелить свое имя, с избытком выделил бюджетные средства на развитие медицинской отрасли. Мэра это не спасло от отставки и кажется уголовного срока, а городу – сыграло на руку. За исключением специфического запаха здесь теперь почти приятно было находиться.

К собственному неудовольствию внутреннее расположение морга я знала ничуть не хуже его сотрудников. Четыре секционных, столько же холодильных комнат – по две пары на каждый этаж, гримерная, большой архив, приемная, кабинеты врачей, лаборатории, помещения для персонала – столовая, места отдыха, раздевалки, душевые – все было соединено друг с другом круговым коридором. Захочешь, не заблудишься.

В этот вечер – я обратила внимание на темное небо за окном и появившиеся первые звезды среди густых туч, Сила привела меня к помещению, дверная табличка которого никого из посетителей не оставляла равнодушным: «Главная секционная. 1 этаж». Не то, чтобы их туда и в самом деле пускали или водили на экскурсии.

Мысленно приоткрыв дверь, я вошла, тем не менее, перешагнув через порог и сквозь стену.

Секционная – огромная по площади комната, снизу доверху облицованная бежевой глянцевой плиткой. Три окна. Пять столов, два из которых были заняты телами, с огромными лампами над каждым. Три слива в полу и внушительный лабиринт воздуховодов с мощными вытяжками на потолке.

В разных углах комнаты и на разных горизонтальных поверхностях расположились семеро.

Юра Грачев – в уже приевшемся даже моему взгляду бежевом двубортном плаще, стоял, скрестив руки на груди, вполоборота у самого правого окна. Вид мужчина имел более чем цветущий - если бы не знала, и не предположила бы, что два дня назад он отравился опасным отваром и едва не умер. Впрочем, умер ли? Отравился? Это были только мои предположения, близкие к реальности, но не доказанные наверняка.

Рядом, между двух секционных столов, как раз занятых телами мальчиков, застыли изваяниями мужчина и женщина в медицинских костюмах. Он – в светло-зеленом, она – в насыщенно-бордовом. Эксперт с места преступления - Обухов и моя подруга детства - Зо. Мужчина сверлил взглядом дыру в затылке начальника, женщина – внимательно рассматривала тела погибших.

Справа от входа на каталке, скрестив ноги и улыбаясь во все тридцать два зуба неприлично широко для подобного места и столь щекотливой встречи, сидел Леонид. Внимание его было сосредоточенно на фигуре Зо. Взглядом мужчина ласкал мою подругу то спереди, то сзади – будто не мог решить, что нравится ему больше – третий размер или результат сотен приседаний и выпадов в спортзале.

Слева, словно подперев своими плечами стенку, сгорбился Андрей. Весь вид его выражал то ли недовольство происходящим, то ли скуку. Смотрел он в упор на тела мальчиков, однако, я сомневалась, что в действительности мужчина видел именно то, что находилось перед глазами. Взгляд его казался остекленевшим.



Юлия Аллисон

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться