Город, в котором умирают ангелы

Размер шрифта: - +

1.04.2019

В «Астрэйе» снова испекли круассаны с ванилью на завтрак. Я заказала сразу четыре порции.

Новый день принес похмельный синдром после эмоционального запоя накануне. Голова казалось ватной; будущее виделось сплошной чернотой без малейшего просвета надежды; с долей обреченности я готовилась к свежему витку сплетней в университете после скандала с Алиной в аудитории накануне. Думать о том, как поступить с Надей или как справиться в итоге с мыслеобразами и «падениями» было невыносимо.

- Привет, - у моего столика остановился Сэм. Выглядел мужчина изрядно помятым и немного растерянным, словно переживая из-за нашего последнего разговора, не спал полночи. – Можно?

- Если опять собираешься пригласить на свидание только потому, что переживаешь, обидев отказом?! – меланхолично уточнила, раздумывая над третьей порцией круассанов. Первые две я умяла залпом с жадностью некормленого неделю человека. Пропустив накануне не только обед в университетской столовой, но и ужин, с утра поднялась с кровати с дикой голодной болью: из-за чужих социальных игр я рисковала заполучить язву желудка. – Не стоит.

- Я хотел предложить мир и дружбу, - Сэма мой настрой не смутил. Мужчина занял привычное место напротив. Без напрасного пиетета и вежливых расшаркиваний. Безукоризненный тон и без того подчеркивал в мужчине укоренившегося джентльмена. - А еще признаться, что поступил вчера как настоящий осел. Надо же, столько лет живу, а просить прощения у женщины, по всей видимости, не научился.

- Ты серьезно? – я подняла голову.

- Более чем. Оксана… Ксана, я был не прав, когда позвал на свидание и предложил притвориться, будто мне это - интересно. В свою защиту могу сказать только - я не хотел тебя потерять, испугавшись, что после моего откровения ты больше не появишься в «Астрэйе».

- У вас хорошо готовят.

- Ну… не заговоришь со мной.

- И как в таком случае, ты представляешь, я смогу что-нибудь заказать?

- Ксана…

- Сэм…

- Дружба – это другое. Иногда мы принимаем человеческую приязнь за нечто большее. Например, притяжение между мужчиной и женщиной. Я знаю разницу, а ты - просто обманываешь себя. Нечестно было бы этим воспользоваться.

Мужчина вновь от волнения принялся перекручивать на пальце ободок кольца. Уставившись поверх моей головы, будто заглядывал в этот момент вглубь себя, он продолжил:

- Уже много лет я не водил ни с кем дружбу. Стечение обстоятельств. Какое-то время думал, что должен быть один, потому что все равно потерял любовь своей жизни; потом – что это куда проще мимолетных романов с купившимися на красивые черты лица женщинами, а после – привык быть один. Настолько, что когда встретил в другом человеке искреннюю нужду быть услышанным – впервые за очень долгое время и сам почувствовал себя нужным.

Сэм, одернув себя, оставил кольцо в покое, придвинул к себе нетронутую третью порцию круассанов. Используя чистые столовые приборы – официантка по привычке с заказом принесла две пары, мужчина ловко разделал выпечку на куски и с аппетитом приступил к завтраку.

Кем Сэм меня видел? Удивительный, привлекательный, умный и притягивающий внутренним обаянием мужчина, не побоявшийся, что встреченная гостья в его кафе в первый же день знакомства призналась в убийстве человека?

Я привыкла, что окружающие складывали свое стереотипное мнение, стоило только заикнуться о самоубийстве матери, проблемах с прикосновениями, одеться в привычную немаркую одежду и большую часть разговора помалкивать. Однако Сэм смотрел по-другому.

Распознал что-то настоящее? Или представил меня девой в беде? Романтичной натурой, униженной несправедливостью и жестокостью сверстников?

Внутри снова нечто злобно усмехнулось и прыснуло ядом, вынуждая ранить окружающих до такой же критической степени интоксикации:

- Я не знаю, к каким выводам ты пришел, и какой образ в голове себе нарисовал, но полагаю, фантазий в нем и иллюзий - на порядок больше правды. Я не требую спасения, не строю из себя недотрогу, и нескладывающиеся отношения с окружающим миром меня не определяют. Я – циник и стратег, жонглирующий жизнями. И если наша дружба держится лишь на чувстве благородства, толкающего тебя на спасение страждущего… Сэм, ты - ошибся адресом!

Мужчина едва не подавился куском выпечки. Я мрачно добавила:

- Я – ведьма. Сегодня, например, разрушила жизнь мужчины – отобрала у талантливого хирурга жену, детей, имущество и репутацию. А несколько дней назад из-за прихоти и научного любопытства – отправила девчонку под колеса автомобиля. В больнице сказали, что если она выйдет из комы после случившегося, то обязательно «обрадуется» параличу.

- Вот как.

- Я вижу будущее. Знаю его. Хочешь, - я стянула с ладоней перчатки, нарочито медленно заостряя внимание на каждом пальце. Губы украсила зловещая и одновременно предвкушающая улыбка, - я раскрою твое будущее. День, когда и как умрешь, например?

- Неужели?! - мужчина спокойно отложил приборы и отодвинул тарелку с недоеденными круассанами в сторону.



Юлия Аллисон

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться