Город, в котором умирают ангелы

Размер шрифта: - +

7.10.2019

Миша обиделся. И отец, кажется, тоже.

Я сделала этот вывод после десятка проигнорированных звонков, сотни не отвеченных сообщений – одному и другому и двух весьма нелицеприятных разговоров с Верой Васильевной – секретарем Миши, и Барби – секретарем отца. Все, что в итоге удалось узнать к пятнице – дело с «Бристолем» обросло новыми осложнениями и большая часть юридического отдела во главе с Красновой, оставшейся за главную в мое отсутствие, вылетело в Москву.

До меня самой подчиненные дозвониться, чтобы ввести в курс дела, не смогли. Правда, я сделала вывод, что не очень-то и пытались. Что Барби, что Вера Васильевна, что Краснова.

Зато из отпуска вернули Ивана – моего секретаря, которого едва ли не в тот же день с пачкой всех документов-наработок по «Бристолю» из моего сейфа отправили вслед в столицу.

Фирма отца стояла на ушах; подобное оживление я наблюдала впервые за всю профессиональную деятельность. И не на шутку переживала, оставаясь за бортом.

 

С переменным успехом отговаривая себя от идеи сорваться в Москву немедля, к отцу и Мише, я закончила с делами только к половине седьмого. Однако с решением так и не определилась.

Где сейчас я нужна была больше? В «столице»? Или в суде в Москве?

Леонид и Татьяна уже ушли, Люся – под незатейливый пересвист популярной песни еще только собиралась. В приемной вовсю командовала приходящая уборщица – колоритная бабуля лет семидесяти с жестким категоричным взглядом и твердой железной хваткой, орудовавшая веником и шваброй, точно шпагой и дагой.

- Андрей дал в понедельник выходной! Майские праздники, как-никак, - с энтузиазмом сообщила Люся. Ее кудряшки подпрыгнули, словно в такт ее экзальтированному нетерпению. – Что планируете делать? Я вот собралась на свидание вслепую! Ну, точнее, не вслепую, я его уже видела. На фото. Мы познакомились сегодня в социальной сети. Он прокомментировал мою фотографию, а я лайкнула его!

- Высокие отношения.

- Любовь с первого взгляда – единственная и на всю жизнь! Это точно она! Я такие вещи быстро угадываю: пересмотрела четыре раза все серии «Секса в большом городе» подряд. Это - мой «Мужчина Мечты». Тем более, он признался, что живет в Сретенском квартале, а это почти также круто как в Цветочном! Ну, если исключить, конечно, квартал Искусств, Московский…

- Людочка!

- А, да, простите… Я опять…

- Хороших выходных!

- Постойте! Оксана Викторовна, Андрей передал, чтобы вы зашли к нему перед уходом. И… пожалуйста, не сердитесь на него… У Андрея выдалась тяжелая неделя… Он так переживал из-за… - Люся, едва заметно сконфуженно скривившись, покрутила пальцем в воздухе, указывая на мои посветлевшие гематомы. С каждым днем тональный крем скрывал их все лучше, угадывались синяки на лице под плотным слоем косметики все слабее. – Он за всех нас всегда так волнуется! Что случится – буквально места себе не находит от тревоги!

Иногда рыжеволосая девушка-секретарь казалась мне особенным средоточием простодушной доверчивости и сердобольной наивности суждений. До абсурда. И судя по грубоватому едва различимому: «Курица слепая!» со стороны уборщицы, не мне одной.

 

В кабинет Андрея я вошла без стука, на негнущихся ногах и с дрожью в руках, владея собой в достаточной степени, чтобы мое состояние невозможно было определить с первого взгляда.

- Сколько здесь работаю, каждый день узнаю о тебе что-нибудь новое. Благотворительность, сострадание, коллективизм. Сегодня, например, ты в глазах подчиненных – чувствительный мученик-эмпат, радеющий за благополучие каждого сотрудника, - выпалила я, уже почти привычно заняв место на диване, узком велюровом и неудобном. Воспоминания о прошлой встрече и некоторой ее горизонтальной наклонности, здесь же, на диване, полезли в голову непрошено и некстати. Правда, в тот раз эргономическая несостоятельность мебели и общий ее дискомфорт волновали меня в меньшей степени. – Хвалю, лучше научился притворяться!

- Беру пример с тебя! – резко отчеканил Андрей в ответ.

Мужчина сидел в своем начальничьем кресле, скрестив ноги и закинув их на стол, сверлил мрачным взглядом початую бутылку виски перед собой и время от времени посматривал в сторону пустого стакана рядом. Моя персона его будто бы и не интересовала вовсе.

- Алкоголь? Помню, ты говорил, что он тебя не берет?!

- Соврал. Смотря сколько выпить. Ящик виски и я – пьян, почти как нормальный человек после бутылки. Правда, трезвею быстро. Полчаса после, и я – чист как стеклышко. Мой организм и любой другой яд может переработать быстрее. Наверное. Не то чтобы я лично и намеренно проверял на практике. Как думаешь, стоит? Купить мышьяка, например, и по-настоящему расслабиться сегодня вечером? – Андрей, наконец, поднял голову и посмотрел на меня в упор, не мигая, - по предыдущему опыту добавить в виски, для пикантности?!

Бэль ему рассказала. Или сам догадался, расспросив Ромчика. Или попросту сложил все факты воедино.

Интуиция молчала, передавая абсолютное главенство разуму. Последний, в свою очередь, лихорадочно искал, как бы оправдаться.



Юлия Аллисон

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться