Город, в котором умирают ангелы

Размер шрифта: - +

21.10.2019

Я почувствовала себя выброшенной на берег рыбой. Только и смогла, что открыть рот и вздохнуть. Как ошеломленная в понедельник Люся.

Идея Андрея казалась абсурдной: последнее, о чем я мечтала – мужчина-ведающий, потомственный, рядом. Как будто своего потенциала и личных способностей мне было мало! Как будто подобно половине родовитых ведающих «столицы» я стремилась только лишь к власти и могуществу! Как будто сам Андрей благополучно выкинул из головы мои слова-обвинения, брошенные ему в лицо четыре года назад!

- Говори! – наседал мужчина. – Откуда бы еще ты взяла рецепт?! А высокий потенциал, необходимый для создания отвара? После истории с отцом рода Комаровых на дружескую взаимопомощь со стороны могущественных родов «столицы» глупо рассчитывать. Да и к Феликсу с таким вопросом ты не явилась бы. Опасно и дорого. А Катерине Азарковской я не поленился позвонить и спросить: в последний раз вы общались года четыре с половиной назад.

- Высокий потенциал, сложности в рецептуре… Сам-то ты откуда узнал об отваре?

- Записи матери. Или ты забыла, что до встречи с моим отцом она была «самой талантливой ведающей нынешнего тысячелетия»?! – я не разобралась, был ли его голос полон сарказма или мужчина всего-навсего цитировал слова отца.

- Погоди, ты... хочешь сказать, намекаешь, что «Яд души»… этот отвар придумала… твоя мать?! Ее личные способности… она же умела, кажется, сочинять обращения…

- Нет. Авторство принадлежало какому-то идиоту, тысячелетия три тому назад решившему, что дражайшая супруга продала душу в обмен на умение вкусно жарить мясо, - Андрей неожиданно сделал шаг назад. – Отвар-насмешка, притча из Учения о Силе. Абсолютно бесполезное ядовитое варево: готовиться крайне долго, включает в себя более трехсот ингредиентов. Ведающему без очень высокого потенциала к нему не подступиться. Да и зачем?! «Яд души» - это яд для людей, животных, растений, ведающих – едва ли не всего живого, лишь бы только выпить его оно было способно. Но нож, пистолет, обращение к смерти, тот же мышьяк – куда проще и эффективнее!

- Только если… - я с ужасом подхватила мысль Андрея и процитировала, пробубнила себе под нос едва слышно, слова Астры, - «…в теле еще теплится душа, сколь малой частицей она могла бы оказаться, как если бы ее не было вовсе…»

- Да! – мрачно подытожил Андрей, уперев руки в бока. Мои слова он расслышал, тем не менее, отчетливо. Мужчина снова превратился в палача, только теперь, как я чувствовала, занесшего топор над головой приговоренного. – Только у сильного, могущественного, родовитого ведающего могли быть записи об этом отваре: в родовой книге с повествованием Учения о Силе. Но только ты смогла бы придумать, КАК использовать отвар и только твой любовник с очень высоким потенциалом был способен приготовить его!

Мужчина отвернулся. Следующие слова он произнес ровно и безэмоционально:

- Забавно, что моя мать, видимо, также планировала напоить меня им… этим отваром… только сразу после рождения. То ли убить хотела, то ли и сама додумалась… проверить… Она этой гадости впрок наварила…

У меня внутри все оборвалось от лавины противоречивых эмоций.

Из рассказов Андрея я помнила, что мать его была давно и благополучно мертва – погибла чуть ли не сразу после родов, успев лишь мельком взглянуть на сына и дать ему имя. Подробностей он не знал. Относился мужчина к матери всегда ровно, с некоторым чувством вины, на степень которой только был способен.

Женщина встретила отца Андрея будучи школьницей, лет в пятнадцать, кажется, и то ли влюбилась, то ли соблазнилась взрослым мужчиной, но убежала за ним вслед из дома безоговорочно и по-видимому с охотой. А через год умерла, родив сына.

Я встала и сделала шаг к Андрею, оказавшись вполоборота за его плечом. Мужчина как никогда напоминал статую – высокую, идеальную, каменную. В этот момент можно было засомневаться и в наличии у него дыхания, сердцебиения, настолько бездвижно Андрей стоял, замерев на месте. Наклонившись и уткнувшись лбом в его плечо, мне показалось даже, что температура его тела упала, я едва слышно прошептала в пустоту:

- Ты… ездил… в Убежище?

Андрей не ответил. Ни через минуту, ни чрез пять. Через пятнадцать, не добившись ни слова, ни звука, я сама подняла голову и сделала шаг назад. Мужчина остался на месте.

Подобрав с дивана оставленную ранее на нем сумку, я задержала взгляд на добрых полминуты на вывернутом вбок столе, перекатывающейся под ним почти пустой бутылке из-под виски с янтарно-золотистой лужицей у горлышка, наконец, на затылке самого Андрея, после – поспешила убраться вон.

Однако напоследок у двери все же услышала злое и шипящее:

- Если твой сильный, могущественный и родовитый еще раз тебя ударит, я разрублю его на куски «раскаленным пламенем». И плевать на последствия…

 

Водитель такси и бровью не повел, когда я назвала адрес. Колоритный мужчина – широкий и крепкий во всех местах от пальцев рук до кончиков волос, с мрачным насупленным лицом лишь серьезно кивнул и завел двигатель.



Юлия Аллисон

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться