Город, в котором умирают ангелы

Размер шрифта: - +

18.11.2019

Подруга стояла перед зеркалом в незнакомой ванной комнате, обернутая в полотенце, и с решительным видом поспешно припудривала лицо, завершая свой гримирующий макияж.

За небольшим окном справа властвовала поздняя весна, светило яркое солнце, перебирая своими лучами пряди темных волос женщины, с ветки на ветку прыгали чирикающие птицы.

Юра Грачев с шальной улыбкой и заговорщицким взглядом, полностью обнаженный, подкрался сзади и, обняв подругу, звонко чмокнул ее в шею.

- Эй!

- Только не говори, что ты из тех, кто обожает косметику до той степени, что красится даже перед сном?!

- Как раз из тех самых, - не сдержала улыбку и Зо. Закинув пудру в косметичку, подруга обернулась и, обхватив лицо мужчины руками, нежно прошептала, перед тем как поцеловать: - но сейчас я не собираюсь на боковую. Доброе утро!

Стараясь не пялиться, я мельком взглянула на по-настоящему мужской интерьер ванной комнаты – полностью серый от плитки на полу, стенах и потолке до ворсистого коврика перед душем и жалюзи на окне, а когда поцелуй из невинно-нежного превратился в обжигающе-страстный, смущенная интимностью момента, поспешила выйти, оставив пару наедине.

Квартира, в которую привело падение, была малогабаритной уютной студией. В общей комнате напротив друг друга разместились кровать с примыкающим обеденно-письменным столом и кухонные шкафы под окном практически во всю противоположную стену. На одной прикроватной тумбе я нашла телефон мужчины, пачку сигарет, удостоверение следователя СК, зачитанный до потертости роман-детектив и виниловую пластинку с автографом авторства советской рок-группы, на другой – приметила телефон Зо с зарядным устройством и с десяток упаковок из-под презервативов. Одежда валялась на полу наравне с обувью, автомобильными ключами - я определила по брелокам на связках, и коробками из-под пиццы; кухонная мойка была заполнена грязной посудой; на столе стояли два высоких бокала не первой свежести и чистости, бутылка с остатками шампанского.

Исключая легкий беспорядок, который, я была уверена, устроило присутствие подруги, квартира, по-видимому, Юры Грачева мне понравилась: бюджетный бездизайнерский ремонт выглядел более чем прилично, несмотря на пятилетнюю или более давность, а вид за окном – во внутренний двор с озелененной детской площадкой навевал приятные размышления о тривиальности мирного бытия.

Дожидаясь увлекшихся страстью любовников, я нашла из любопытного - семейную фотографию в рамке на верхней полке платяного шкафа, коллекцию виниловых пластинок все той же советской рок-группы, явно доставшийся по наследству граммофон, том уголовно-процессуального кодекса, пять штук однотипных бежевых плащей стиля Коломбо и собрание сочинений Агаты Кристи.

Юра Грачев был поклонником классического английского детектива, увлекался авторской песней с военным уклоном, помнил и чтил с уважением детскую увлеченность любимым сериалом и периодически, как мне представилось, почитывал на сон грядущий законы Российской Федерации. Внешне мужчина был едва ли не точной копией отца в молодости, взяв от матери светло-голубой цвет глаз, ямочку на подбородке и манеру улыбаться.

Настойчивый звонок в дверь отвлек меня от созерцания фотографии родителей мужчины, и заставил прерваться с громким нелицеприятным вскриком Зо и Юру.

Подруга в полотенце выбежала из ванной комнаты первая:

- Я открою! Наверняка, это - наша пицца!

- Должен признать, помимо твоей страсти к косметике, - громко ответил мужчина вслед, задержавшись из-за необходимости одеться, – меня настораживает также твое абсолютное неумение готовить! Возьми деньги в бумажнике, в правом кармане брюк.

- Ну вот, уже бухтишь так, будто мы с тобой женаты и живем вместе лет двадцать: будто надоели друг другу до печеночных колик.

- Из нас двоих – кому-то нужно быть серьезным!

- Эй! Я – вскрываю трупы. Серьезнее некуда! И поверь, на работе мне хватает всех этих – помой, отрежь, нарежь, взвесь…

Отыскав, наконец, в ворохе разбросанной одежды брюки, Зо, как была в полотенце, только теперь с частью мужского гардероба в руках открыла дверь и явно озадачила своим внешним видом курьера.

- Привет! – протараторил молодой человек с засаленной челкой, проблемам переходного возраста на коже лица и металлическими скобами на зубах. – Улица Швейная? Дом пять? Квартира сорок два? Ткацкий квартал?!

- А-а-а, наверное… - протянула Зо. – Я плохо ориентируюсь во всех этих народных районных названиях. Не местная.

- Да. Что вы хотели? – к разговору присоединился Юра в домашних однотонных штанах.

- Оплаченная доставка. Велено было привести по этому адресу в… - молодой человек достал из кармана простой кнопочный телефон и, сверившись, закивал головой, – десять пятнадцать утра. Сегодня. И вручить в руки лично, - снова мельком взглянул в экран телефона, - Родионовой Зое Николаевне!

Командирские часы на моем левом запястье подтвердили: курьер расстарался выполнить работу в срок.

- Это – розыгрыш?! – нахмурился мужчина. – Кто отправитель?

- Не знаю. Но к коробке прилагается карточка. Вот.



Юлия Аллисон

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться