Городская Ромашка

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ромашка шла знакомой улицей мимо больницы скорой помощи. Раньше девушка недоумевала: почему крест на вывеске зеленый, а не красный? Словно дальтоники рисовали... "Они там не людей лечат, а зеленых человечков, – шутил брат. – Вот и крест зеленый нарисовали, потому что кровь у них не красная, как у людей, а зеленая".

Девушка давно перестала удивляться зеленым крестам, но сегодня давние размышления о дальтониках вновь пришли на ум. И, похоже, не только ей. Человек, который вышел, а вернее – выпал из дверей больницы, тоже с недоумением покосился на вывеску. И устало привалился к перилам крыльца. Выглядел он, мягко говоря, неважно: лицо, наполовину заросшее светлой бородой, покрыто ссадинами и кровоподтеками, волосы обрезаны неаккуратно чуть выше плеч, одежда порвана. Левую руку он прижимал к груди, и под пальцами расплывалось бурое пятно.

Вцепившись в перила, незнакомец стал неуверенно спускаться по ступенькам, и сердце Ромашки болезненно сжалось. Она доподлинно знала, что человека этого не пустят даже на порог. Ведь перестал же доктор приходить к маме, когда в семье закончились деньги! А по незнакомцу видно было, что платить ему нечем. И оказаться он мог кем угодно, даже опасным преступником: к чему, в таком случае, еще и неприятности с полицией? Однако что-то в этом человеке, а может в ней самой, заставило девушку остановиться в двух шагах от крыльца.

Незнакомец опустился на нижнюю ступеньку, поднял голову и еще раз оглянулся на дверь. Потом на вывеску и снова на дверь. На лице его была почти детская обида, искреннее непонимание происходящего. Некоторое время он смотрел перед собой, растерянно моргая, потом заметил подошедшую Ромашку.

– Девушка, – она услышала слабый, срывающийся голос, – скажи, пожалуйста, это больница?

– Больница, – выдохнула Ромашка.

Что произойдет в ближайшие несколько минут, она знала наверняка: сначала из-за белоснежной двери выглянет охранник и настоятельно попросит незнакомца убраться с крыльца и не пачкать ступени, потом вызовут полицию... Неожиданно для самой себя девушка подошла еще ближе.

– Вы сможете встать? Давайте я вам помогу.

Незнакомец удивленно встрепенулся, но от помощи не отказался. Поднялся, поддерживаемый девушкой, оперся о ее плечо. Хорошо, что до дома было недалеко.

– Делайте вид, что вы не больны, что все хорошо, – бубнила Ромашка по дороге. – Вы же не хотите попасть в тюрьму, правда?

Девушка сочла поистине чудом то, что удалось беспрепятственно добраться до подъезда и войти в квартиру. Закрыв за собой дверь, она усадила незнакомца на диван и запоздало подумала, что поступает опрометчиво, приводя чужого человека с внешностью бродяги домой... Но, взявшись помочь, отступиться уже не могла.

– Покажите, что у вас там...

Под старой вязаной кофтой с чужого плеча на нем была полотняная рубаха. Отодвинув пропитанную кровью ткань, Ромашка поняла, что дело серьезно.

– Подождите минутку. У меня подруга – медсестра, я ей позвоню.

 

Дельфина влетела в распахнувшуюся дверь и тут же уперлась взглядом в незнакомца.

– Где ты его подобрала?

– На улице. Он пытался в больницу зайти.

– А-а-а...

По мнению Дельфины, подруга зря притащила в дом не пойми кого. Но минуту спустя они с Ромашкой уже помогали раненому лечь на стол – теперь он был всего лишь пациентом, а молодая медсестра почувствовала себя настоящим врачом и быстро освоилась в этой роли.

Рану промыли, и теперь на отощавшем теле был хорошо виден разрез с левой стороны груди, пониже сердца. "Похоже, не глубокий", – сказала Дельфина. Когда пришло время зашивать рану, медсестра предупредила своего пациента, что обезболивающего у нее нет. Тот едва заметно кивнул и вцепился пальцами в край столешницы.

– Удивляюсь я тебе, подруга! – шепотом сказала Дельфина, когда дело было сделано, и незнакомец, как следует перевязанный, лежал на столе с закрытыми глазами, приходя в себя. – Притащила домой неизвестно кого! Да разве так можно? А вдруг это какой-нибудь преступник?

Ромашка пожала плечами. Она и сама не могла объяснить, почему поступила именно так, почему не прошла мимо. Почему не только сама решилась на риск, но и вынудила единственную подругу рисковать карьерой, оказывая помощь непонятно кому в неположенном месте, без разрешения начальства.

На улице завыла сирена.

– Этого следовало ждать, – голос Дельфины дрогнул.

Незнакомец обернулся, и Ромашка поняла, почему не побоялась привести его домой: в смотревших на нее светло-серых глазах было нечто такое, что сразу вызывало доверие. И сочувствие.

Он с трудом поднялся и сел. Девушки запоздало подскочили к нему, когда раненый уже пытался встать на ноги.

– Вы еще слишком слабы, – неуверенно произнесла Дельфина. Она-то прекрасно понимала, что для ее пациента сейчас лучшее – уносить ноги. Даже если он действительно не преступник.

– Ничего, я как-нибудь... Не хочу, чтобы у вас были неприятности из-за меня.



Ольга Кай

Отредактировано: 17.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться