Городская Ромашка

Размер шрифта: - +

Глава 11

Мирослав изредка уходил, но всегда ненадолго. В первые двое суток, которые Ромашка отмеряла при помощи электронного будильника, ее единственным гостем был директор музея. Тогда-то он и рассказал, как много лет назад обустроил в хранилище, за потайной дверью, пригодный для жизни уголок. Анатолий Вергаров думал, что однажды ему самому придется прятаться от власти, теперь же убежище служило его новым друзьям.

У дряхлеющего старика и молодой девушки нашлись и другие темы для разговоров. Из рассказов экскурсовода Ромашка знала многое о картинах и статуях, выставленных в залах музея, о творцах древности. Девушка заметила, что возле некоторых картин нет табличек с названиями и именами авторов. Считалось, что информация утеряна во время Каменного Дождя, когда на планете происходили страшнейшие катаклизмы, а большая часть городов были стерты с лица Земли. Но Анатолий Вергаров признался, что таблички его заставила убрать инспекция. Видимо, было что-то в произведениях, а, может, в биографиях их творцов, чего жителям города знать не стоило. А так – попробуй найти в базе информацию, чаще всего закрытую, о человеке, ни имени, ни названия работ которого ты не знаешь!

Многие экспонаты вообще запретили выставлять. Статуи, так поразившие Ромашку, десятилетиями были спрятаны от посетителей, и подняли их по решению властей. В последнее время смертность среди молодых женщин, сидящих на таблетках для похудения, выросла настолько, что с ней решили бороться, в том числе и показывая красоту нестандартных фигур. Правда, реклама чудо-таблеток никуда не исчезла, а смотреть на статуи приходили единицы, и, чаще всего, находили их уродливыми.

 

На третий день явились инспектора. Стоя в полной темноте вместе с Мирославом, Ромашка боялась лишний раз вздохнуть, а за стеной ходили люди. Ходили недолго, но девушке показалось – целую вечность.

Ближе к вечеру Мирослав ушел. Не было его около получаса, а потом неприметная дверь, ведущая в ход под город, открылась, и, вслед за чужаком, появились еще пять человек. Хмурый, с черными волосами до плеч, высокий – прилично выше Мирослава – и невероятно худой Артур, который, как уже знала Ромашка, был среди парней за главного, остановился посреди комнаты со сложенными на груди руками, безразлично глядя на Ромашку, пока Мирослав наскоро представлял девушке остальных. Курносый, с добродушным лицом, Алек весело улыбнулся Ромашке и привычным движением поправил лямку объемистой наплечной сумки. Третий имел очень хитрый вид и звался Кот. Еще двое – Влад и Сергей – были братьями.

Пришедшие расселись на полу, Алек вытащил из сумки переносной компьютер, и все склонились к экрану. Видимо, они успели многое обсудить раньше, и Ромашка мало что понимала а разговоре, но заглядывала через плечи и прислушивалась. А потом Сергей достал блокнот – что-то записать, заметил, что темно, и Мирослав включил потолочные лампы. Свет показался Ромашке слишком ярким и резким – до сих пор они сидели в полутьме. Щурясь, девушка еще пыталась разглядеть схемы на экране Аликова компьютера, но Мирослав сел перед нею, и девушка уперлась взглядом в его спину: волосы чужака, раньше светло-русые, теперь сильно отливали серебром.

 

А в это самое время Ромашку показывали по телевизору. В другой раз и при других обстоятельствах девушку это, может, и обрадовало бы, но не сегодня. Во-первых, она об этом не знала, а во-вторых, показывали Ромашку в уголовной хронике. Наверное, девушка очень удивилась бы, узнав, что стала жертвой того самого ужасного преступника, из-за которого была поднята на ноги вся полиция города, и который в это время сидел спиной к Ромашке, обсуждая с новыми товарищами план побега.

У пожилого университетского преподавателя давно вошло в привычку смотреть новости. Когда на экране появились фотографии девушки, преподаватель, встревожившись, нашел номер ее телефона и позвонил Ромашке домой. На звонок, естественно, никто не ответил.

Целый вечер преподаватель не мог прийти в себя от потрясения, пил лекарства, звонил еще несколько раз – все без толку. Но когда Ромашку показали в новостях на следующее утро, а потом днем и вечером, решил, что это неспроста. И хотя с девушкой могло случиться все, что угодно, пожилой преподаватель, глядя в окно, на куцый лоскут неба, зажатый между крыш, подумал, что, на самом деле, все должно быть не так уж плохо, и от Ромашки стоит еще ждать сюрпризов.

 

Проводив Артура и остальных, Мирослав запер за ними потайную дверь и обернулся к Ромашке:

– Как тебе обувь? Удобная?

Кроссовки для нее пришлось брать наугад, но с размером, на удивление, угадали. Девушка кивнула и поинтересовалась:

– А почему ты спрашиваешь?

– Идти придется долго.

– Куда?

– Как это "куда"? Нам придется идти пешком большую часть пути, поэтому...

– Так ты берешь меня с собой?

Радость на лице Ромашки смешалась с недоверием, и Мирослав улыбнулся.

– А как ты думала? У меня, да и у тебя просто нет другого выхода. Не можешь же ты постоянно сидеть здесь! А на улицу тебе нельзя.

– Ой!

Ромашка опустилась на кушетку. Теперь, когда она осознала, что Мирослав действительно заберет ее с собой, в душу закрался страх. Шутка ли – покинуть город, где прожила всю жизнь! Девушке отчаянно захотелось еще хотя бы раз побывать дома, посидеть на подоконнике, посмотреть закат, перебрать старые рисунки... Впрочем, ее рисунков, наверняка, не окажется в ящике письменного стола. Ромашка тяжело вздохнула и призналась:



Ольга Кай

Отредактировано: 17.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться