Городская Ромашка

Размер шрифта: - +

Глава 28

На следующий день мороз усилился, пошел снег. Еще до полудня войско перешло Рубежный, и Ромашка уже с перевала угадала вдалеке на северо-западе очертания круглых холмов за пеленой снегопада. Эти холмы видели они с Мирославом, когда перелетели городскую стену на параплане. От холмов до города было рукой подать – немного пройти через редколесье да луг, а там – мертвая земля до самой стены.

Вьюга усиливалась, идти становилось труднее. Ромашка измучилась и устала. Девушка знала, что может сесть в сани, и никто не посмотрит на нее косо, но шла, как все, низко наклонив голову, спрятав лицо за поднятым воротником. Такой злой метели Ромашка еще не видела, и ей было немного страшно – неспроста, видать, природа разгневалась. Может, не пускает войско к городу?

– Это наши мудрейшие метель наслали и морозы, – успокоил ее Тур.

– Зачем? – растерялась Ромашка. – Ведь еле идем...

– Там военная база у холмов. За вьюгой они не увидели, как мы с гор спускались.

К вечеру ветер немного стих, но снег все падал и падал. Костров не жгли, чтобы с базы не приметили дыма. Тур с Ромашкой и Мирославом устроились в тихом месте, где ветви пушистых сосен прикрывали от падающего снега. Лес вокруг был не таким пышным, как в межгорье, деревья не вырастали высокими. Ромашка уже знала, что это – от близости городов. Девушка вспомнила, какие жалкие деревца росли в центральном парке, и вздохнула – меньше чем за полгода в Вестовом она научилась смотреть на мир совершенно по-другому, она увидела столько, сколько не видела за двадцать два года жизни в городе, а узнала еще больше и стольких друзей нашла! Девушка вспомнила о Дельфине и пожалела, что подруга не увидела всего того, что увидела Ромашка, не побывала вместе с нею в Долине Ручьев, в Родне, в Вестовом, не погуляла по лесу, не поплавала в реке...

Девушка сидела, глядя вдаль, где над горизонтом стоял серый туман. Там, она знала, находился город. Город, которому суждено было вскоре превратиться в руины. А вот над лесом небо было морозно-голубым, ярким. Чистым.

– Патрулей не видно, – удивилась Ромашка.

– Слишком сильный мороз, – объяснил Мирослав. – Электроника выходит из строя, так что в ближайшие дни, пока в городе не придумают, как избежать поломок и аварий, патрулей не будет.

– А в городе сейчас тоже так холодно?

– Нет. Только здесь и до мертвой земли. Над нею воздух насыщен испарениями и по мере приближения к городу становится все теплее.

Ромашка кивнула и стала думать о мертвой земле, о рве под стеной, о заводах на краю города, которые сливали в этот ров ядовитые отходы.

– А у вас что, вообще нет заводов? – спросила девушка.

– Вообще.

– Как же вы так живете?

– Много тысячелетий люди жили – и мы живем.

– Но почему?

– Ты знаешь, Ромашка, – Мирослав прищурился задумчиво, – сейчас мы просто не можем позволить себе жить иначе. Мы противостоим городам с их вооружением и новейшими технологиями только потому, что живем на природе, черпаем из нее силу, получаем ее поддержку. Если б мы жили в городах и строили заводы, нам понадобилось бы очень много времени, чтобы устроить такую жизнь в согласии с природой. А ваши города не дали бы нам этого времени – просто стерли с лица земли. Поэтому, пока вы развиваете технологии вооружения, мы развиваем наши природные способности, и лишь благодаря этому мы еще живы, благодаря этому ваши города не смогли завоевать наши земли, уничтожить наши леса и отравить реки.

Ромашка задумалась над его словами, но потом вспомнила кое-что.

– А откуда аккумуляторы на твоем параплане? А камера откуда?

Мирослав улыбнулся:

– Не все города, Ромашка, воюют с нами. Некоторые, наоборот, сотрудничают, но тайно от других. Вот оттуда мы и берем иногда такие вещи, но лишь по необходимости.

– Жаль, что мой город не захотел с вами сотрудничать, – Ромашка вздохнула и посмотрела в глаза Мирославу: – Когда?

Он понял и ответил коротко:

– Послезавтра.

 

Следующий день Ромашка провела в болезненном ожидании. Мирослав попросил девушку показать ему тетю Полиану, и трудом, но Ромашке удалось мысленно передать Мирославу картинку: курносое в обрамлении рыжих кудряшек лицо тети.

Вечером девушке долго не спалось. Она ворочалась с боку на бок, то открывала, то закрывала глаза, а потом разбудила уже задремавшего Тура.

– А что с базой? – спросила она. – Тут же военная база рядом, у холмов. А если они на вас нападут?

– Это мы на них нападем, – сонно ответил Тур.

– Как? Когда?

– Да перед тем, как на город идти... Не хватало еще, чтобы нам в спину ударили.

И только тут Ромашка вдруг поняла, что назавтра войску роднянского воеводы предстоит настоящая битва.



Ольга Кай

Отредактировано: 17.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться