Горящие

Пролог.

Ее сердце разлетелось на осколки. На тысячи, миллионы маленьких кусочков блестящего хрусталя, со звоном падающих, словно капли дождя, на землю. Она ещё на поняла, что случилось, & вместо сердца в её груди зияла дыра.

Она на слышала треска, взрыва, хоть чего-нибудь. А должна бы. Иначе, как же тогда её сердце превратилось в жалкие черепки , рассыпавшиеся вокруг?

Ее душа разорвалась в клочья и разлетелась по вселенной настолько далеко, сальто уже, кажется, и не соберёшь в ладони. Теперь у нее нет души, там гербе она былатеперь пустота. Чёрная дыра поглощающая свет тёплого весеннего дня.

Её глаза устремленны вдаль. Вникуда.

Словно прорвав плотину, полились немые слезы. О том что было,о том, что могло бы быть.

Под весом сожаления, под тяжестью осознания, эта пустая оболочка все что осталось от человека рухнула на колени, раздавив с хрустом осколки сердца. Она была в прострации.

Немой вой несся из дыры в её груди. Неслышимый, он заставлял дрожать стекла, напугал немногих животных, пробегавших в близшайшей лесополосе. Души людей, услышавшие,этот вопль немого отчаяния и боли, содрогнулись, и сами люди вздрогнули.

А пустота у неё в груди все кричала. Кричала... Ничто на могло заглушить отчаяние в ней. Никого нн было рядом. Поэтому она просто продолжила выплёскивать боль в исступленном вопле.

Затем она поняла. От этого голова взорвалась болью тысячи раскаленных нервов, горящих и искрящихся. Боль усилилась, и Она схватилась за голову ,закричав-на этот раз в голос. От ее крика закладывало уши и пробирала дрожь. Она кричала, пока не сорвала голос. Теперь она не скажет ни слова ещё много дней или жизней...

Она опустила глаза, опухшие и покрасневшие от слез. И увидела их. Осколки, блестящие на солнце среди вечерней росы. Словно безумная, рыдая в голос , она стала сгребать их в ладони, раздирая пальцы в кровь, вонзая осколки в кожу. В припадке она не замечала, что хватает вовсе не неосязаемые осколки сердца, а обычные черепки от пивных бутылок, брошенных здесь гуляками.

Позади завибрировал телефон,возвещавший о том, что это все таки реальность. Жаль.

Её сознание игнорировало звонок. Рана в груди стала затягиваться

и она в панике стала бросать в фантомную дыру в груди все подряд: осколки жёсткости, ростки отчаяния, безразличие и пыль осколков сердца, пахнущую утратой.

Лишь бы чем-нибудь заполнить

этику саднящуюю пустоту. Хоть чем-нибудь...

Она не почувствовала себя лучше, но пыль внутрилучше, чем пульсирующая пустота.

В груди образовался уродливые шрам. Жаль. Боже‚как жаль,что она не

поняла,чего ей не хватает... Что пропало…

Душа.

Как смешно. У неё нет друзей. У нее нет компании. Ей ничего не принадлежит. Словно В назидание за ее убогость у нее выжгли душу. Судьба вдоволь насмеялась над ее переживаниями, а когда ей надоела эта заезженная пластинка,она плюнула ей в лицо настоящие беды.

Но думать об этом сейчас невозможно, невыносимо.

Сейчас она просто кричит и плачет,закрыв глаза и искусав губы в кровь даже не заметив этого.

Она поднялась на ноги. Время утекло сквозь пальцы как песок. Сколько времени прошло? Наверное, если бы измеряли песчинками‚то тут была бы пустыня.

Ее слезы высохли, на лице остались лишь сухие дорожки от них.

Больше она не вернется в это место, где стены заброшенных зданий клонятся друг к другу ‚ железа остатками стёкол; где вытоптанная подростками трава стала горькой от ее слез, & внутренний мир взорвался, потерявшись среди разбитых бутылок; где глухой старый дуб умирает вместе с ней. Здесь умерло ее детство когда-то, а теперь и юность. Юность ли..?

Телефон продолжал настойчиво зудеть в траве, раздражая слух. Она, наконец ‚подняла холодное устройство, брошенное ею же едва она пришла сюда. От ее пальцев на экране оставались бурые следы, сенсор был в шоке.

-Ева? Ева?! Алло! Алло?-громогласно ревела в трубку отец с волнением в голосе.

-Да,-безвольно прошептала она.

-Господи! Слава Богу! Где ты наверняка до смерти перепугался за свою, теперь уже единственную, дочь,Все в порядке?

"Нет!"-хотелось закричать ей и разрыдаться вновь. Упасть и кричать,что не хочется жить. Все равно она-ничто без... неважно...

-Угу‚-вот на что хватило душевных сил. Нужно собраться‚ведь отцу сейчас тоже тяжело. В морге он рыдает над телом младшей дочери. Инна. Иннамладшая сестра Евы. Младшая на пару минут.

Ева не знала как быть дальше. С сестрой умерло что то и в самой Еве.

Разбита...

Одна...

Отец что-то кричал, затем успокаивал.  Ева легла на траву. Одна.

 

 

 



Елевитанова

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться