Горынычам вход воспрещен

Глава 4

— Ты хорошо подумала? — в сотый раз спрашивал у меня дедушка, требовательно вперив в меня взгляд темных карих глаз.

Я поджала губы и стрельнула взглядом в окно. Там, в вечерних сумерках, советник Кащея холил и лелеял своего коня. Парень выглядел вполне себе довольным моим согласием, и потому сейчас ласково улыбался и разговаривал со своим четвероногим товарищем. Что-то мне подсказывало, что Клавдий не такой уж и козел, каким я посчитала его при первой встрече там, в Доргонии. Его глаза светились добротой, и если он был жестким, то исключительно по приказу Кащея. По крайней мере, мне хотелось в это верить.

Хорошо ли я подумала? Не знаю. Никакой уверенности в предстоящем предприятии не было. И страшно перед неизвестностью, и нет гарантий, что господин Бессмертный не подразумевал никакой тайной цели в приглашении меня. То, что рассказал Клавдий, звучало довольно правдоподобно, а уж то, что он от лица правителя Доргонии пообещал мне, было моей несбыточной мечтой. С одной стороны, да, страшно, но с другой… Это же самая настоящая жизнь, с её приключениями и опасностями. А разве здесь, на краю страны, в Нейтральной земле, жизнь? Я только и делаю, что навожу порядок да готовлю кушать. Я — маг, причем не самый слабый. Да я внучка самого Лешего, в конце концов!

— Думаю, да, — в итоге кивнула я дедушке, который все еще ждал моего ответа. — Надо рискнуть. Никто не исключает, что у нас все получится.

— Ты просто сгинешь там, — хмуро отозвался Леший. — Дебри Горыныча страшны.

— Они страшны тем, что никто о них ничего не знает, — уже чуть бодрее парировала я. — А вдруг там чудеса чудные?

— Ир-р-рка, Горыныч тебе голову откусит, — вдруг подал голос с печки Родька. Вытянувшись, кот положил голову на передние лапки. — Потом плеваться, конечно, будет, ты же ядовитая.

— Ты тоже против? — уперла руки в бока я, не ожидавшая от друга такого заявления.

— Родион, может, вместе мы её отговорим, — встрял дед, почуяв, что кот, кажется, на его стороне.

Я вопросительно воззрилась на Родьку. Казалось бы, в нем часть моей души, стало быть, он должен мыслить примерно как я, но нет. У этого пушистого гада, оказывается, было свое мнение. Никто из них даже не подумал, что, возможно, эта авантюра обернется для меня восстановлением в Академии. О чем они думают вообще?

— Кащей знает, на что давить, — изрек Родион после недолго раздумья. — Ирка же хочет магом стать настоящим, вот он её и подкупает. Не знаю, мне не нравится эта затея. Слишком все хорошо звучит.

Ой, ну и всё. Сидите тогда в своих дремучих лесах. Одна пойду. Ну, с Клавдием, конечно, но изначально я надеялась, что Родька пойдет со мной. Друг, как никак, да и в чужих землях у меня было бы хоть что-то родное. А с другой стороны, пусть лучше дома остается. За дедушкой присмотрит, а то совсем зачахнет без меня Леший. Им вдвоем все повеселее будет.

Немного разочарованная разговором с домашними, я накинула на плечи теплый платок и вышла на улицу. Вечерело, спустилась прохлада, с запада дул нехороший пронизывающий ветер. Я вздрогнула, плотнее закутываясь в платок, и спустилась с крыльца к Клавдию. Парень, напевая себе под нос, деревянным гребнем расчесывал густую гриву своего коня. Увидев меня, Ростов улыбнулся и вопросительно кивнул.

— Мои мужчины против вашей авантюры, — произнесла я, подходя ближе и заглядывая в темные глаза гнедого жеребца. — Боятся.

— Я сам немного опасаюсь, чего скрывать, — пожал плечами советник. — В чужие земли с малознакомым человеком. Волей-неволей напрягаешься. Но я стараюсь смотреть на все с положительной стороны. Мы можем сослужить неплохую службу его величеству, я получу повышение, ты — шанс доучиться в Академии. Кто знает, может, мы с тобой станем друзьями, а то и больше, — Клавдий заигрывающе подмигнул, и я заулыбалась.

— Господин советник, превышаете полномочия, — усмехнулась в ответ, после чего достала из кармана кусочек сахара и протянула коню.

— Да я же шучу, — отозвался Ростов, наблюдая за тем, как недоверчиво на меня фыркает жеребец. — А то ты такая грустная вышла, хотел развеселить.

— У вас получилось, — благодарно улыбнулась ему я, после чего кивнула на недоверчивого коня. — Как его зовут?

— Пепел, — ответил Клавдий, ласково поглаживая своего друга по упитанному гнедому боку. — Мы, можно сказать, выросли вместе. Доверяет он мало кому, а в седло только меня пускает, остальных скидывает. Вредный, ужас, — помотал головой парень, после чего обратился к коню. — Ешь давай, чудо.

Я улыбнулась, наблюдая за тем, как под рукой хозяина Пепел коснулся моей ладони мягкими губами, а после захрустел сахаром. Мне всегда нравились лошади. Удивительные животные. Мало кто из представителей фауны способен так понимать людей. Меня вон даже родной кот не понимает. Казалось бы, самая что ни на есть домашняя скотина. А лошади другие. В них есть что-то душевное, мягкое. И кажется, будто глаза их светятся какой-то внутренней добротой. Даже Пепел, который мало кому доверяет, смотрит не волком, а как-то осознанно, с пониманием. Удивительно.

— Ирина, — позвал меня советник, отвлекая от мыслительного процесса, — мне нужно обсудить с тобой еще кое-что.

— Что? — вынырнула из чертогов разума я и посмотрела на Клавдия.

— Понимаешь, то, что ты согласилась… Это правда здорово. Когда я увидел твоего деда, — тут советник почесал затылок, — мой шок вообще не передать словами. Я даже подумать не мог, что он жив. Никто никогда не объявлял, что он умер, но и как о живом о нем не говорят.

— Нам даже это на руку, — пожала я плечами. — Никто не беспокоит, мстить не собирается. Тихо, спокойно.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться