Горынычам вход воспрещен

Глава 5

Моё утро было бы необычным, если бы началось с едва слышного шелеста деревьев и прочего, а не с дикого крика Родиона. Резко усевшись на полу, где спала, я протерла глаза и посмотрела на дедушку, который тоже проснулся и теперь пытался понять, что происходит. Не сразу, но через пару секунд я вспомнила, что оставила любимого кота наедине с советником Кащея. Что этот прихвостень господина Бессмертного делает с моим пушистиком, что тот так орет?

Вскочив на ноги, я кинулась в горницу, где и застала поразившую своим идиотизмом картину. Эти двое, не поделив печь, теперь сидели по разным углам теплого спального места и обиженно поглядывали друг на друга. По тому, как Родион старательно вылизывал свой хвост, я поняла, что Клавдий придавил коту его драгоценный отросток. Не смогла удержать смешок, увидев три кроваво-красных царапины, украшающих правую щеку и скулу Ростова. Не дал единственный мужчина моей жизни себя в обиду какому-то советнику, умница.

— Ирка, преврати его в жабу, пожалуйста, — завидев меня, тут же жалобно запищал Родька. — Огромную такую, зеленую, противную, с борода-а-авками!

Глаза Клавдия расширились от ужаса, парень вопросительно уставился на меня. Кот, махнув хвостом, спрыгнул с печи прямо мне на руки. Я, наглаживая пострадавшего от притязаний советника друга, с усмешкой кивнула Ростову.

— Чего так смотришь? Превращу, еще как. В следующий раз — обязательно.

— А как я документы подписывать буду? — прошелестел Клавдий.

— Перепонками, — выплюнул Родька, вызвав у меня приступ хохота.

С горем пополам примирив советника и кота, мы уселись завтракать. Дедушка, готовый до последнего стоять на своем, пытался пару раз начать разговор о предстоящем нам с Клавдием мероприятии, но я быстро пресекала его ворчание. В самом деле, мне и так непросто далось решение отправиться к Горынычу в лапы, я всю ночь не спала почти, сомневалась. Вдруг меня обманывают? Разводят, подсунув в качестве награды самое желаемое? Эти размышления грызли меня, не давали покоя. Утихомирить внутренние противоречия мне удалось только тогда, когда осознала, что я уже согласилась. Договор подписан. Клавдий внушал мне доверие, и я была готова сотрудничать с ним.

Что брать с собой в «поход», я не подозревала совершенно. Вещей у меня и так немного, но нужно ведь взять самое необходимое. А что необходимо в походе на Горыныча? Огнетушитель. Хе-хе. Смешно. Было бы смешно, если бы не так боязно и неопределенно. Отчаявшись собрать рюкзак самостоятельно, я попросила о помощи Клавдия. Парень, хохотнув, сказал взять пару комплектов одежды и котелок для приготовления пищи. На мой вопрос «Это всё?» советник пожал плечами: «Остальное у меня есть». Интересно, где? Телеги за Пеплом я не заметила, мешками конь увешан не был, у советника даже рюкзака с собой не было.

Нехитрые пожитки во главе с маленьким котелком уже украшали лавку у входной двери, а я все никак не решалась покинуть родную избушку. Здесь все было моим, я знала каждый уголок, каждую паутинку, каждую трещинку в дощатом полу. Я выросла здесь. Остаётся надеяться, что я ещё вернусь сюда. К дедушке, Родьке. Леший мой… Почему-то мне показалось, что он с прошлого вечера ещё больше постарел и осунулся. Как я могу его бросить? Греет душу то, что он остаётся не один. У него есть Родион. Пушистик мой хвостатый… Болтун, каких свет ни видывал, но самый любимый болтун.

Сейчас они сидят вдвоем и наблюдают за тем, как я зашнуровываю высокие ботинки. Идти придется далеко и долго, простые сапожки явно не подойдут. Клавдий уже на улице, пытается уговорить Пепла принять ещё одного седока. Конь отчаянно мотает головой и фыркает. Упрямое животное. Но советник пообещал, что справится и пешком я не пойду. Представила картину, как Ростов гордо восседает на своем гнедом жеребце, а я, закинув язык на плечо, бегу следом. Посмеялась. Настроение как-то надо поддерживать, а то скисну совсем и вообще никуда не пойду.

В неловкой тишине обитатели нашей избушки вышли на улицу. Ростов уже ожидающе облокотился на Пепла, и, увидев нас, подошёл ко мне и забрал мои вещи. Леший стоял рядом со мной, опираясь на свою тросточку, и исподлобья смотрел на советника.

— Чтоб Ирку вернул мне, слышишь, кащеев прихвостень? — не совсем миролюбиво потребовал дедушка.

— Как получится, — неопределенно пожал плечами Клавдий, на что дедушка проворчал что-то не совсем цензурное. — Давай, — это уже мне, — прощайся да трогаться будем.

Ни я, ни дедушка не были щедры на эмоции. В душе мы обожали друг друга, но демонстрировать это… Мы не умели. Поэтому просто обнялись, сухо чмокнув друг друга в щеку. А вот Родион вел себя так, будто я на войну ухожу.

— Ирка моя-я-я! — голосил кот, повиснув на мне и вцепившись когтями в мою куртку. — На кого ж ты нас с Лешим оставляе-е-ешь?

— На тебя, дурак, — я ласково гладила друга по серой спине. — Вдвоем не пропадете.

— Ты пропаде-е-ешь! — с новой силой запричитал Родька. — Не убережёт тебя советник, сгинешь у Горыныча в пасти!

— Перестань, — хмуро отозвался Клавдий, которого задело, что в нем усомнились. — Все хорошо будет. Вернётся ваша Ирина живой и здоровой. — Парень поправил седло и призывно кивнул мне. — Давай, запрыгивай.

Я силой отодрала от себя Родьку, передала его Лешему и, подойдя к Пеплу, заглянула в темные глаза коня. Он явно был против, но выбора у него не было: хозяин приказал, а против не попрешь. Взявшись за луку седла, поставила левую ногу в стремя и, перекинув правую через спину жеребца, уселась в седле. В Академии у нашего курса была месячная дисциплина верховой езды, но я, особо не увлекавшаяся спортом, сходила только на два первых занятия. Поэтому, собственно, всё, что я умею, — запрыгнуть в седло. Однако Клавдий и этим остался недоволен.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться