Горынычам вход воспрещен

Глава 8

Рука Клавдия под нашими пристальными взглядами медленно погружалась в полупрозрачную дымку. Казалось, будто советник сейчас потеряет сознание от перенапряжения, так бледно было его лицо, но ничего не произошло. Никто не оторвал ростовскую конечность, и она с тем же успехом вернулась обратно, на нашу сторону.

— Я пойду первым, — потирая внезапно ставшую дорогой руку, вынес вердикт Ростов. — Если всё хорошо и я не ору от ужаса, ты идешь следом и ведешь за собой Пепла.

Мы с конем переглянулись, но выбора не было, и я взялась за поводья. Клавдий, окинув пристальным взглядом медленно трепещущий, как живой, дым перед нами, кивнул сам себе для убедительности и шагнул вперед, исчезая с моих глаз. Сердце отчего-то бешено заколотилось прямо в ушах, стало страшно до стука зубов, но я смогла сдержать себя в руках и, крепче сжав поводья Пепла, пошла вперед. Конь был умнее нас обоих, поэтому шел за мной достаточно смело. Зажмурившись, маленькими шажками я прошла сквозь дымовую завесу. Она была неестественно прохладной, захотелось обнять себя руками, чтобы чуть согреться. Осознав, что таинственная преграда позади, я осмелилась открыть глаза.

Кажется, о солнце здесь никто и никогда не слышал. Небо было подернуто тучами, под одежду лез противный холодный ветер. Пасмурная погода вкупе с относительно серым пейзажем вынудили лишь разочарованно поджать губы. Наша бригада «Ух» топталась на огромном каменном плато, и впереди на несколько километров не было видно ничего, кроме этой безжизненной серой пустыни. Сказать, что я была разочарована, это ничего не сказать. И вот это здесь прячет Горыныч? Камни? Серьёзно?

Видимо, Ростова мучали похожие мысли, потому что его физиономия тоже не выражала особой радости при виде загадочного царства трехглавого любителя серого цвета. Советник убедительности ради даже присел и пощупал камень, которым тут было покрыто буквально все. Мы с Пеплом единогласно фыркнули.

— Не расслабляться, — подал голос Клавдий, поднимаясь на ноги и отряхивая ладони. — Мы на территории врага. Нужно быть осторожными.

Вот тут-то я и не выдержала.

— Ты серьёзно? — начала я заводиться. — Тебя не смущает, что на границе нет охраны? Твоего Кащея вышвырнули отсюда, едва он нос за дымовую завесу сунул, а нас пустили без проблем. Не стыкуется, не находишь?

Мои слова заставили Ростова призадуматься. Не, ну серьёзно. Что за безалаберность? Или это было сделано осознанно? Вдруг нас здесь ждут? Теперь предостережение Клавдия уже не казалось мне пустым звуком, и я даже сбавила громкость голоса, после чего высказала свои предположения советнику. Парень моргнул, осознавая сказанное, и тяжело вздохнул.

— Ладно, — он даже макушку почесал, — бежать нам с тобой некуда. Только вперед. Так что предлагаю осторожно двигаться от этой дымовой завесы, потому как именно здесь на нас может наткнуться какой-нибудь охранный патруль.

С этими словами Ростов забрал у меня уздечку Пепла, которую я, забывшись, все еще сжимала в руке, и пошел вперед, ведя за собой коня. Я, пытаясь донести до своего мозга, что мы теперь в постоянной опасности, поспешила за ними.

С самого момента проникновения на недружественную территорию меня не покидало чувство, будто что-то плохое обязательно должно случиться. Я пару раз намекнула на это Клавдию, но парень, упрямо поджав губы, осторожно продвигался вперёд. Все мои рецепторы буквально кричали об опасности, и когда их состояние было уже близко к истерике, в звенящей тишине каменной пустыни раздался пронзительный свист.

Обернувшись в надежде найти источник противного звука, мы обнаружили, что участок дымовой завесы, сквозь который мы прошли, переливался всеми цветами радуги, и создавалось впечатление, что свист исходит именно от него. В полнейшей растерянности мы с советником переглянулись, не зная, что делать.

— Если это такая охранная система, то нам лучше уносить отсюда ноги, — котелок Клавдия варил определенно оперативнее, нежели мой. — В седло, живо!

Напуганная перспективой быть пойманной горынычевскими прихвостянями, я влетела в седло так быстро, как никогда этого не делала. Ростов тут же оказался за моей спиной и, под моими руками схватив уздечку, хлестнул ею. Пепел сорвался с места, в мгновения переходя на галоп. Я уже было успокоилась, даже заулыбалась, насколько это было возможно при хлещущем в лицо ветре, но чёрт меня дернул оглянуться…

Внутри всё похолодело. Позади нас, верхом на матерых жеребцах, во всю прыть мчались три всадника: двое с мечами наголо, а вот третий, отпустив поводья, сосредоточенно водил перед собой руками. Колдует, сволочь!

— Ростов, — цепенея от ужаса, я потрясла парня за руку, и тот обернулся.

Непечатно выругавшись сквозь зубы, советник резко рванул узду на себя, останавливая Пепла.

— Ты чего творишь?! — уже паникуя, вопрошала я, то и дело оглядываясь на преследователей, которые с каждой секундой становились все ближе.

— Не истери, — шикнул на меня Клавдий и спрыгнул на каменистую почву.

С ужасом цепляясь за гриву коня, который нетерпеливо гарцевал на месте, я наблюдала за тем, как между ладоней Ростова появился небольшой сгусток энергии. Приглядевшись, поняла, что советник призвал на помощь магию воздуха, и теперь клубящийся вихрь стремительно рос в руках парня. Резко замахнувшись, Клавдий метнул заклинание в наших преследователей. С громким хлопком оно врезалось во всадников, а я во все глаза смотрела за тем, что из этого получится. Никогда прежде мне не приходилось видеть боевую магию в действии, вне тренировочного зала.

Огромной силы поток воздуха выбил из седел мечников, заставив их коней упасть на колени. Но маг оказался сообразительнее и успел закрыть себя простейшим силовым щитом. Расстояние между нами стремительно сокращалось, как и мое сердцебиение. Я, намереваясь вылезти из седла и помочь спутнику, уже перекинула ногу через спину коня, когда Клавдий оказался рядом.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться