Горынычам вход воспрещен

Глава 13

— Ира, вставай!

Закрыв голову подушкой в ответ на призыв, я снова хотела погрузиться в царство сна, но не тут-то было. Ростов оказался упорнее и, не дождавшись моего приглашения в комнату или хотя бы согласия на его визит, вошел в мои покои.

— Клавонька, ну вот какого Лешего? — заныла я, когда парень уселся на край моей кровати и требовательно потряс меня за плечо. — Сплю сладко, никого не трогаю, и тут ты!

— Зная твою «любовь» к ранним подъемам, ни за что бы не рискнул тебя тревожить, — усмехнулся советник. — Вот только не по своей прихоти пришел. Доргачевский передал, что Его Высочество желает нас видеть после завтрака у себя в кабинете.

— А когда завтрак? — при упоминании о еде я даже один глаз приоткрыла.

— Собственно, правитель и Арсений уже позавтракали, остались мы с тобой.

Разочарованно вздохнув, села на кровати, силясь открыть оба глаза, в чем преуспела далеко не сразу. Кровать в моей комнате была поистине шикарной, хоть и ощущалось, что покои предназначены для гостей не самого высоко слоя общества. Нам, привыкшим спать на печи, и эта перина — рай, поэтому так отчаянно не хотелось просыпаться.

Под мерное ворчание Клавдия на пасмурную погоду и прочие мелкие неприятности жизни я умылась, привела себя в порядок и проследовала за советником к малой зале, где нам накрыли к завтраку. Поглощая нехитрую пищу в виде вареных яиц и салата из зелени и помидор, получила шанс понаблюдать за местными слугами. В коридоре нам встретились снующие туда-сюда как девушки, так и юноши, хотя последние были все же в меньшинстве. И одежда у всех интересная: цвета не серые или черные, присущие прислуге, а зеленые либо коричневые. В зале присутствовали исключительно девушки, все, как на подбор: скромные, тихие, но хорошо знающие свое дело. Ни одного лишнего движения, всё как по нотам, аж завидно. С другой стороны, под диктатурой Горыныча вряд ли можно жить по-другому.

При мысли о предстоящей встрече с местным правителем отчего-то стало не по себе. Напрягает он меня, тревожит чем-то. Конечно, после пары часов общения судить о человеке трудно, но не зря ведь говорится, что первое впечатление — самое верное. А первое впечатление — стрела в плече, так что…

Кстати, рана почти не беспокоила, за что нужно будет при встрече еще раз поблагодарить Арсения. Удружил министр, правда. Не представляю, как бы морщилась сейчас при любом движении, а то и вовсе слегла с температурой и заражением крови. Бр-р. Даже думать неприятно. Может, напрямую ранение и не беспокоило, но силы мои высосало порядочно. Даже завтрак не помог окончательно взбодриться.

— Как думаешь, о чем хочет поговорить с нами правитель? — смачно жуя яблоко, поинтересовался Ростов уже по пути к кабинету Горыныча.

— Надеюсь, не о том, что он подумал и решил, что нечего нам делать в его землях, — ответила я, разглядывая коридоры, по которым нас любезно вел один из слуг.

Парнишка, с которым нам пришлось преодолеть не один лестничный пролет, наконец, замер перед тяжелой дубовой дверью, почтительно склонив голову. Переглянувшись со мной, Клавдий, как самый смелый среди нас двоих, постучал в дверь. Когда оттуда раздалось приглашение войти, Ростов открыл дверь и «любезно» пропустил меня вперед. Сделав шаг за порог, я замерла, поглощенная осмотром помещения. Вдоль серых каменных стен — стеллажи с книгами; на центральной, традиционно, огромное полотно с гербом княжества; под ним — камин в человеческий рост. Под ногами глушил шаги багрового цвета ковер, и хотелось верить, что это его настоящий цвет, а не приобретенный. А посреди этой комнаты возвышался массивный стол из черного камня, за ним — обитое черным бархатом кресло, а в нем — знаменитый охотник на леших собственной персоной. Склонив голову над какой-то книгой, Ярослав поманил нас движением пальцев, даже взгляда не поднял. Неуважительно как-то.

Подойдя ближе, я, не веря своим глазам, уставилась на стол. Точнее, мое внимание привлек камень, из которого он был выточен. Чёрный оникс, безумно дорогой и редкий, во всей Доргонии есть только два месторождения этого камня, и те находятся под строжайшей охраной. У нас черный оникс используется для изготовления ценных ювелирных изделий, которые по карману далеко не всем. А здесь — целый стол! Кажется, я начинаю понимать, почему Аргрос изолирован от других княжеств. И сдается мне, месторождение черного оникса — далеко не последнее его сокровище.

Заметив мой ошалелый взгляд, Ростов обратил внимание на стол и тоже в удивлении вытянул лицо. Так и стояли мы, как два истукана, ожидая, пока Горыныч закончит сверлить глазами книгу, что держал в руках. В полнейшей тишине прошло несколько минут, и когда я уже хотела начать нервно постукивать по полу носком ботинка, Ярослав с тяжелым вздохом отложил книгу. Правитель откинулся в кресле и, сцепив пальцы, сложил руки на ремне брюк, внимательно воззрившись на нас.

— Доброе утро, — достаточно вежливо поздоровался он, даже удосужившись кивнуть.

— Доброе, — единогласно ответили мы с Клавдием.

— Вчера я пообещал обсудить с вами интересные места своих владений. У меня было достаточно времени, чтобы подумать, что же можно вам показать, и я выделил несколько объектов. Один из них вы сможете посетить прямо сегодня, поскольку он находится не так уж далеко. Арсений будет вас сопровождать. Сам бы с радостью присоединился, да государственные дела требуют моего вмешательства.

— А что это за объект, Ваше Величество? — поинтересовался Клавдий.

— Дуб Здравия в лесу Аргроса. Мой министр расскажет вам всё, что знает о нём, если останутся вопросы, после зададите их мне. Отправляетесь после обеда, — мерно вещал Змей, бесцельно перелистывая страницы лежащей на столе книги. — Как мне доложили, Клавдий, у вас есть конь. Я распоряжусь подготовить еще одного, для Ирины.

— Какого коня для Ирины? — у меня чуть не пропал дар речи. — А можно не надо?

При мысли о том, что мне придется уживаться с новым четвероногим, стало не по себе. Мы с Пеплом только привыкли друг к другу, и тут опять! Еще и мои навыки верховой езды, оставляющие желать лучшего… Не хочется как-то стать посмешищем в глазах Арсения, рухнув из седла. Понимаю, учиться надо, как показывает жизнь, зря я не посещала уроки верховой езды в Академии, но сейчас покорять встающую на дыбы вершину я не собираюсь.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться