Горынычам вход воспрещен

Глава 14

Ступив под тень деревьев, ощутила благодать родной стихии, и едва сдержала желание кинуться к ближайшему стволу, так хотелось прикоснуться к шершавой коре, провести кончиками пальцев по прожилкам листьев. Ростов, очевидно, угадав мои намерения, осторожно взял меня за локоть и задвинул себе за спину, чтобы не рванула вперед. Оставалось лишь вздохнуть. Ну, ничего. Урву ещё момент, почерпну сил!

Не прошли мы и пары шагов по лесу, как я вновь почувствовала, что он «обшаривает» мой разум, проверяя, с чем я пришла к нему. Судя по нахмуренной физиономии Клавдия, он ощущал то же самое. А вот Арсений, то и дело толкая плечом своего неугомонного коня, выглядел вполне спокойным. Хотя, может, лес уже привык к нему, и зеленому великану нет нужды проводить обыск среди мыслей министра.

Меня не покидало странное чувство тревоги. В лесу царило нешуточное напряжение, что-то было не так. Сердце учащенно забилось, отвечая инстинктам, и я обеспокоенно огляделась. Мужчины, ведя коней под уздцы, шли на пару шагов впереди меня, и я не знала, стоит ли говорить о том, что чувствую что-то плохое. Если Клавдий и поймет меня, то Арсений начнет задавать вопросы. Мучаясь с выбором, не выдержала и, тихо шагнув с тропы, прислонилась всем телом к ближайшему дереву, приобнимая его.

Закрыв глаза, мысленно потянулась к лесу, осторожно спрашивая, что случилось и могу ли я помочь. Собеседник отнесся ко мне настороженно, и я поспешила заверить его, что не причиню вреда, что это против моей природы.

И тогда он показал мне. В голове замелькали образы, всё было расплывчато, но одно я видела ясно. Кровь. Много крови на зеленой траве. Увиденное заставило меня в ужасе отшатнуться от ствола дерева, и видение пропало.

Осталось только возрастающее чувство паники, и я, пытаясь отдышаться, огляделась в поисках Клавдия и Арсения. Первый неожиданно вырос передо мной, а министр остался стоять на тропе в паре десятков шагов, держа обоих коней под уздцы и обеспокоенно следя за нами. Ростов взял меня под руку и обеспокоенно заглянул в глаза.

— Ира? — позвал он, ловя мой взгляд. — Что такое? Тебе стало плохо?

— Беда, — прошептала я, стрельнув взглядом в Доргачевского. — Что-то случилось в лесу. Он показал мне кровь.

Клавдий поджал губы и, приобнимая меня, вывел на тропинку. На вопрос Арсения о том, что произошло, сказала что-то про головокружение. Парень понимающе кивнул.

— Со мной тоже было пару раз. Здесь другой воздух, вот организм и не выдерживает иногда.

Мы с Клавдием лишь кивнули в ответ. Разом пропало хорошее настроение, в голове была лишь одна мысль, один вопрос: что случилось в лесу? Впервые за долгое время я чувствовала себя до предела напряженной, обеспокоенной. Разрывалась между двумя противоречивыми желаниями: хотелось узнать, что произошло, и одновременно что-то так и подмывало меня уйти, сбежать отсюда, подальше от этого тяжелого видения.

— Почти пришли, — воодушевленно произнес Арсений, ускоряя шаг, и мы последовали его примеру.

Перед нами выросла зеленая стена — кусты в два человеческих роста, и в ответ на мой вопросительный взгляд Доргачевский только поиграл бровями, раздвигая ветки и пропуская нас за природное ограждение. Хотела пройти первой, но Клавдий, осторожно рукой задвинув меня себе за спину, шагнул вперед. Парень был напряжен, видимо, мои слова об опасности возымели действие.

Но никакой опасности не было. Был только огромный, необъятный дуб посреди зеленеющей полянки, огороженной кустарной стеной. Дерево предстало перед нами настоящим исполином, его крона отбрасывала тень почти на всю поляну, а от мощного ствола, кора которого была в бороздах трещин, веяло необыкновенной силой. Она манила, притягивала к себе, и я сделала несколько шагов к дубу, когда голос Арсения заставил меня остановиться.

— Предлагаю остановиться тут ненадолго, перекусить и отдохнуть. Можете сделать необходимые записи, даже зарисовать Дуб, — пожал плечами министр, запрокинув голову и рассматривая местную достопримечательность. — И листочек на память сорвать.

— А можно? — вздернул брови Клавдий, окидывая взглядом зеленую крону исполинского дуба.

— Ярослав разрешил, — усмехнулся его бывший однокурсник.

Дальнейший разговор парней остался где-то позади меня: ладонь скользнула по шершавой коре Дуба, казалось, я сердцем чувствую невероятную пульсирующую силу там, внутри дерева. Осторожно прислонилась лбом к дубу, медленно вдыхая и выдыхая воздух, мысленно прося помочь, одолжить малую толику мощи волшебного древа. Секунды ожидания, и по телу разлилось приятное тепло: природная магия, скользящая по кольцам жизни лесного великана, заструилась по моим венам, наполняя каждую частичку меня. Ресницы увлажнились, по губам скользнула легкая благодарная улыбка: я не ожидала такого поистине сердечного отклика на свой призыв о помощи, не рассчитывала на столь ощутимую подпитку.

— Только скажи, и я помогу, — прошептала одними губами, обращаясь к Дубу, и тот в ответ по-доброму зашелестел листвой.

Процедура не заняла и двух минут, и парни, стоящие неподалеку, не заметили нашего разговора. Сделав ради приличия несколько записей в книжке, сорвала пару листочков с нижней ветки, по моей молчаливой просьбе незаметно склонившейся ко мне. Занимаясь всем этим, осторожно наблюдала за своими спутниками. Арсений, по-хозяйски расстелив на земле небольшое покрывало, достал из седельной сумки хлеб, вяленое мясо и фляжку с водой, после чего пригласил нас перекусить.

— М-м, — вдруг опомнилась я посреди нашей «трапезы» и повернулась к Доргачевскому, — а почему это волшебное место, которое, судя по вашим рассказам, так дорого правящему семейству, никак не защищено от нападок местных жителей?

— А чем они могут навредить такому источнику волшебной силы? — с усмешкой приподнял брови парень. — Срубить его невозможно, пробовали уже. Ну, если только желудь сорвать, так это не великая беда. Его Высочество не считает нужным прятать волшебство от своего народа, ведь большая часть населения Аргроса не имеет способностей к магии. Пусть хоть так приобщаются.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться