Горынычам вход воспрещен

Глава 15

Оказавшись в стенах замка, я смогла выдохнуть спокойно. Конечно, не самое хорошее место, но здесь я чувствовала себя в гораздо большей безопасности, чем в лесу. Клавдий, только по прибытии в обитель Горыныча отпустивший меня от себя, выглядел уставшим, но довольно сосредоточенным. А вот Арсений, казалось, был в ярости. Я впервые видела проявление отрицательных эмоций этого парня, и это было непривычно. Всегда улыбающийся министр вдруг рычит на всех, отдает приказы едва ли не хлеще самого Змея, который, как оказалось, до сих пор не вернулся.

Решив не мешаться под ногами, мы с Клавдием ретировались в мою комнату, договорившись обсудить произошедшее наедине. Сменив дорожную одежду на более обыденную, устроились кто где: я на постели, Ростов занял оборону в кресле. Листая записную книжку, парень собирался с мыслями, но я решила начать разговор первая.

— Назревает что-то нехорошее, — задумчиво произнесла я. — Если это нечисть, то какая-то слишком агрессивная, а это очень плохо. Не могу знать, как живут местные оборотни, но вряд ли они сильно отличаются от тех, что живут в нашем лесу.

— С чего ты взяла, что это оборотень? — приподнял брови Ростов.

— Ну, как же, — пожала я плечами, — Платон ведь сказал о человеке в зверином облике.

— Не факт, что это именно оборотень, — почесывая макушку, отозвался Клавдий. — Зверем можно стать и при помощи магии. Кстати, о магии. Ты успела восстановить силы?

— Да, — с улыбкой кивнула я. — Дуб отнесся ко мне очень благосклонно, обновив мой резерв полностью. Не знаю, с чего такая щедрость.

— Не каждый день к нему приходит кто-то, кто может с ним поговорить, — многозначительно изрёк советник. — Как я смог понять из слов Арсения, Змей тоже может общаться с Дубом и лесом, только я не совсем понимаю, как. Вряд ли он обладает той же силой, то и ты. Той же природой сил, точнее.

— Доргачевский упоминал, что княжеская династия обладает очень большой силой.

Договорить нам не дали. Раздался вежливый стук в дверь, и в проёме показалось веснушчатое лицо служанки, сообщившей, что Его Высочество и первый министр ожидают нас в кабинете князя. Переглянувшись, мы с Клавдием последовали за девушкой.

Спустился вечер, и знакомое убранство рабочего места Горыныча значительно преобразилось. Если при свете солнца утром он показался мне вполне колоритным помещением, то теперь свечи, зажженные по всему кабинету, придавали ему какой-то мрачности, мистики. А в свете последних событий всё то, что окутано мраком и загадкой, ничего хорошего нести не может. Оттого мне стало жутко, едва я переступила порог кабинета Змея.

Сам его хозяин сидел в своем кожаном кресле, задумчиво подперев подбородок рукой, Арсения в помещении не было. Стоило нам зайти в кабинет, Горыныч, поерзав на месте, предложил нам присесть на один из кожаных диванов, что стояли вдоль стеллажей с книгами. Ростов воспользовался предложением, даже откинулся на спинку, а я присела на самый край. Так я смогу быстрее убежать в случае чего.

Прошло несколько минут, и в кабинет без стука влетел Арсений. Парень был не на шутку взбудоражен, глаза лихорадочно блестели, и по тому, насколько вопросительным взглядом его встретил правитель, я поняла: Змей еще ничего не знает о том, что произошло. И это тоже не сулило ничего хорошего.

— Что такого могло случиться, что ты весь в мыле? — смоляная бровь правителя Аргроса взметнулась вверх, но больше он ничем не выдал своего напряжения.

— Ваше Высочество, — выдохнул Доргачевский, переведя, наконец, дыхание, — в нашем лесу творится что-то страшное.

Мы с Клавдием сидели между двух огней, поворачивая головы то к одному мужчине, то к другому, словно представление смотрели. После слов министра Змей медленно поднялся со своего места, обошел стол и замер в паре метров от Арсения, сверху вниз пристально смотря ему в глаза. Взгляд правителя скользнул с Доргачевского в нашу сторону, и я невольно поежилась.

— И что же там творится? — приглушенно поинтересовался Ярослав, скрещивая руки на груди.

Тогда его министр, собравшись с мыслями, в подробностях рассказал Змею о нашей поездке. Первая часть повествования, касающаяся нашего визита к Дубу Здравия, не вызвала у правителя никаких эмоций. Дальше по ходу рассказа он всё больше хмурился, то и дело кидая на нас с Клавдием вопрошающие взгляды. В один момент он прервал Арсения жестом, когда тот уже начал говорить излишне эмоционально, и попросил Клавдия продолжить. Мой советник сначала замялся, но после с помощью Доргачевского завершил рассказ.

— Значит, — протянул Змей после продолжительного раздумья, — в моем лесу завелась какая-то неведомая тварь, сожравшая моих дозорных?

Мы втроем единогласно кивнули, на что Горыныч, поджав губы, отвернулся к своему столу, уперся в него руками, сжав столешницу пальцами, и замер. В кабинете повисла тяжелая тишина. Я не сводила взгляда с напряженного Арсения, который, закусив нижнюю губу, ждал хоть слова от своего правителя. Клавдий заинтересованно переводил взгляд с бывшего друга на Змея, желая понять, что же будет дальше.

Это «дальше» не заставило себя долго ждать. Резким движением скинув какие-то книги со стола, Ярослав обернулся к нам. От испуга я вскочила на ноги, Клавдий просто поднялся следом, не сводя ошарашенного взгляда с Горыныча. А тот за считанные минуты изменился до неузнаваемости: тонкие губы исказились в оскале, всё тело было напряжено до предела, даже черные волосы, казалось, и те вздыбились.

— Найти тварь! — взревел Змей, сжимая руки в кулаки. — Бросить к моим ногам, живой или мёртвой!

— Уже делается, Ваше Высочество, — покорно склонил голову Арсений.

— А вы, — правитель вдруг оказался прямо передо мной, и мне пришлось поднять голову, чтобы посмотреть на него, — ни ногой за ворота замка! Только трупов исследователей мне не хватало!

— Но… — попробовала возразить я.

— Никаких «но», — прорычал Ярослав, склоняясь ниже, к самому моему лицу, чем ввел в состояние неконтролируемой паники. — Будешь противиться — запру на засов.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться