Горынычам вход воспрещен

Глава 16

— Твой ход, — я откинулась на спинку стула, внимательно наблюдая за сидевшим напротив Клавдием.

Парень почесал макушку, подумал, после чего нерешительно передвинул свою пешку на клетку по диагонали. Злобно хохотнув, я быстро, пока он не успел понять, «съела» две его шашки и торжествующе хлопнула в ладоши.

— И остался мой дорогой советник с носом!

Обиженно насупившись, Клавдий зыркнул на меня из-под бровей. А чего он хотел? Я столько лет прожила бок о бок с дедушкой, естественно, я превосходно умею играть в шашки!

Сегодняшний день, как и вчерашний, проходил необычайно тоскливо. Выход за пределы замка был под запретом, а побродить по коридорам, как мне того хотелось, пока не представилось возможным: из-за объявленного чрезвычайного положения в княжестве буквально каждые десять метров по коридорам стояли стражники, круглые сутки. Чтобы мы с Клавдием не мешали местной власти проводить мероприятия по поимке опасного зверя, а точнее — не путались под ногами, нам позволили посещать оранжерею замка, где мы сидели почти сутки напролет, развлекая себя бесконечными партиями в шашки да рассказами о бурной академической молодости.

Только вот сегодня что-то должно было произойти. Это «что-то» я почуяла еще за завтраком, когда увидела необычайно украшенную трапезную, а в коридорах на подоконниках — вазы с цветами. День рождения что ли у кого-то сегодня? Странно, что Арсений не обмолвился об этом. У слуг что-то спрашивать было бесполезно: молчали, преданные, как рыбы, лишь мило улыбались в ответ. Вот это воспитание, а!

К слову, об Арсении. На следующий день после вечера откровений министр, оставшись ненадолго со мной наедине, извинился за свою излишнюю болтливость и искренне попросил не давать Ростову понять, что я что-то знаю об их ссоре. Ясное дело, что я не собиралась лезть к Клавдию с расспросами и разговорами, пусть сами разбираются, в конце концов, им под тридцать лет, пора самим разбираться в своих проблемах.

Весь день я мучала Ростова вопросами и размышлениями по поводу назревающего события, к которому идет подготовка, на что парень только пожимал плечами. Конечно, я рассказала советнику о подслушанном разговоре, но и он не смог сделать каких-то определенных выводов из слов Ярослава и Арсения. Оставалось только ждать и гадать.

Ни правителя, ни Арсения сегодня мы не видели. Мужчины забаррикадировались в кабинете Горыныча, в который то и дело заходили разные люди, а после — выбегали, подгоняемые гневной тирадой Змея. Впечатляет меня такая политика, честно. У такого правителя просто не может быть проблем в княжестве, тут ведь железная дисциплина! Значит, этот случай с непонятным оборотнем — из ряда вон? Интересно…

Ближе к вечеру мы с Клавдием стояли неподалеку от кабинета князя, рассматривая висящий на стене огромный портрет. Надпись внизу гласила: «Жестокий Змей Александр Второй». Мужчина на полотне был изображен полубоком, сжимал в руках черный блестящий посох и смотрел… По-звериному. Даже в осанке было что-то животное, как-будто он был готов сорваться и броситься прочь.

— Похож, кстати, — задумчиво произнес Клавдий и кивнул в сторону кабинета нынешнего правителя Аргроса.

— Чем? — приподняв в удивлении бровь, хмыкнула я, не находя ничего общего в облике мужчины на портрете с Ярославом.

— Усмешка такая же, — отозвался Ростов. — Хищная.

Переведя взгляд на нижнюю часть лица Змея Александра, едва заметно кивнула. И правда, было что-то общее в искривлении губ предка Ярослава и его самого. Только эта усмешка придает лицу мужчины на портрете выражение
злое, дикое, а на губах Ярослава играет совершенно по-другому. Он так усмехается, когда смотрит на тебя сверху вниз с чувством собственного превосходства. Надменно.

Грохот внезапно распахнувшейся двери позади заставил нас с советником вздрогнуть и обернуться. На пороге собственного кабинета стоял Змей, держа за шиворот кожаного доспеха очередного бедолагу-воина. В силу разницы в росте ноги парня болтались над полом.

— Проследить! И что, что там горы?! С вами лучшие маги княжества, которые идут по следу зверя, что, они не могут вам помочь?! — глядя прямо в испуганные глаза подчиненного, шипел Горыныч.

— Могут, наверное, — проблеял парень, забавно болтая ногами в попытке нащупать пол.

— Хоть сам седлай коня и рыщи по лесам! — в сердцах воскликнул князь, отшвыривая от себя гонца и шумно переводя дыхание в попытке успокоиться.

Сама не понимая, почему, я пыталась поймать его взгляд, чтобы увидеть… Но зрачки Ярослава ничем не отличались от моих собственных, что даже разочаровало. Заметив нас, замерших в ожидании, князь провел рукой по темным волосам, взъерошивая их, и подошел ближе.

— Проклятье какое-то на мою голову… Прошу прощения за эту эмоциональную сцену, — вполне искренне извинился Ярослав, а во взгляде зеленых глаз не было и следа злобы. — Поймаем тварь — лично наизнанку выверну.

— Охотно верю, — не удержалась от усмешки я, за что получила тычок в бок от Клавдия.

— Да бросьте, господин Ростов, — махнул рукой Змей. — Я уже смирился с тем, что в общении с Ириной мне не избежать подобных колкостей.

Не успела я ответить, как на лестнице показался неудавшийся гонец, несколько минут назад прогнанный правителем. Заискивающе глядя на князя, парень подошел ближе, и тогда Горыныч заметил его, вновь ощетинившись.

— Ну, чего тебе еще? — рыкнул он, вмиг меняясь в облике.

— Там, это, — тихо произнес гонец, вмиг теряясь в словах.

— Которое? — напряженно поинтересовался Змей, нависая над несчастным.

— Приехали… — выдохнул тот.

Внизу уже слышался гомон, грохот и заливистый (женский?) смех. Ярослав на миг потерялся, стоял, нахмурившись, а после хмыкнул, машинально поправляя черную рубашку. Мы с Ростовым переглянулись, на ментальном уровне обменявшись недоумением.

— Прошу, уважаемые, — уже несся с лестницы сладкий голос Арсения, — наш правитель уже ожидает вас.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться