Горынычам вход воспрещен

Глава 19

Ступив под своды темной пещеры, почувствовала, как внутри все сжалось: хозяева не отходили от нас ни на шаг, сочились вдоль стен, сверкая своими красными глазами и с любопытством разглядывая пришедших. В полумраке сложно было что-то рассмотреть, но постепенно глаза привыкли к темноте, и я начала различать бесов. Те, что повыше и покрепче, с уплотненными рогами на головах — особи мужского пола, те, что поменьше и, что удивительно, пофигуристее — дамы. Последних здесь было мало, потомства я не увидела вообще.

— А где бесенята? — шепотом поинтересовалась я у Клавдия, забыв, что он тоже здесь впервые.

— Чёрт их знает, — отозвался советник, во все глаза рассматривая коридоры, по которым мы шли.

Лично я ничего особого в стенах не увидела, тогда как внимание Ростова было просто приковано к ним. Решив потом расспросить парня, отвлеклась на разговор Ярослава и Лихого, шедших впереди. Старый бес опирался на деревянный сук, шел тяжело, поэтому наша процессия продвигалась медленно.

— Чем живет твое княжество, Змей? — поинтересовался старейшина, подняв голову, чтобы посмотреть на своего гостя.

— Всем понемногу, — прозвучал ответ. — А ты давно перестал интересоваться жизнью Аргроса, раз такие вопросы задаешь?

— Я не выходил из пещеры уже очень давно, — как-то грустно произнес Лихой.

— Почему? — насторожился Горыныч.

Тем временем мы вышли из длинного коридора, оказавшись в обширном помещении, тускло освещенном несколькими факелами на стенах. На полу, беспорядочно, вповалку лежали маленькие тела. Бесенята. Вокруг них суетились взрослые особи, поднося воду и кусочки мяса. Выглядели малыши до ужаса плохо: шерсть спуталась, местами вообще повылазила, дышали тяжело, разговаривали очень тихо, не разобрать. Что-то заскребло внутри при виде изнеможденных бесенят, а стоило встретиться взглядом с одной из «мам», слезы навернулись мне на глаза.

— Что происходит? — озвучил за всех вопрос Ярослав, в зеленых глазах которого плескалось искреннее сочувствие.

— Знали бы мы, — тихо отозвался Лихой. — Видели углубления в стенах коридора, по которому шли сюда?

Я повернулась к Клавдию, который кивнул в ответ на вопрос старейшины. Вот что он там видел! А я внимания не обратила… Что же это за углубления такие?

— Это детские могилки, — голос старого беса прозвучал глухо, словно ему что-то давило на грудь. — На нашем кладбище закончились места, приходится хоронить так.

Повисла тишина, нарушаемая лишь стонами бесенят и беспокойным бормотанием их родителей. Почувствовав прикосновение к ноге, посмотрела вниз и едва не ойкнула. Маленький худой бесенок, смотря на меня бледно-красными глазами, тянул мою штанину, словно просил чего-то. Я присела на корточки около него, обмирая внутри.

— Помогите мне, — прошелестел малыш, прикрывая глаза. — Очень больно.

Оглянулась через плечо на своих спутников: Ярослав о чем-то тихо разговаривал с Лихим, Клавдий просто молча осматривал пещеру, гримаса боли исказила лицо советника. Что же, им не до меня. Осторожно положила ладонь на тощее тельце бесенка и прикрыла глаза, сосредотачиваясь. Мне нужно узнать, что происходит с организмом, что не дает ему жить. Здесь, в недрах земли, моя сила была способна на многое.

Слабые импульсы еще бьющейся жизни я обошла стороной, надеясь найти источник так называемой заразы. Что-то отравляло организм бесенка, тянуло из него жизненные силы, и это «что-то» находилось в брюшной полости.

Но почему только дети?..

— Чем вы их кормили? — мой голос звучал глухо, я старалась быть одновременно и в трансе, и в реальности.

— Что? — отозвался Лихой, и мне пришлось напрячься, чтобы повторить вопрос. — А-а… Тем кормили, что сами едим.

Знала, что сейчас на меня смотрят все. Чувствовала. Раз уж начала, надо продолжать. Про магию можно наврать многое, потом и буду выкручиваться. Не могу я смотреть, как мучаются дети, даже если это грозит мне тотальным разоблачением. Толчок энергии под рукой заставил обратиться в транс полностью. Я что-то нашла. Сосредоточилась и прислушалась к себе. В голове шумело, раздавался плеск…

— Воду откуда пьете? — снова «вынырнув» на грань, задала вопрос я.

— Из источника, — как прописную истину произнес один из бесов, замерших в паре шагов от меня. — Всегда оттуда брали.

— Источник один? — собственный голос отдавался в голове набатом.

— Да, — ответили мне несколько бесов.

И снова тупик. Обратилась к бесенку, лежащему рядом, анализировала его энергию по крупице, и когда уже совсем отчаялась, раздался его тихий шепот.

— Источника два.

— Чего? — тут же началось вокруг. — Как два? Не может быть! Один, между Древних Камней, и нет больше…

Гул вокруг мешал сосредоточиться, мои руки затряслись. Как будто на себе ощутила, что крохотному существу под моими ладонями стало хуже, он почти потерял сознание. Почувствовав, что теряю связь с малышом, выругалась сквозь зубы, но прикрикнуть на толпу не хватало сил — всё уходило на контакт с бесенком. И тут кто-то сел рядом со мной, поверх моих рук оказались чужие.

— Тишина! — раздался властный голос над ухом, и, с трудом переведя взгляд на сидящего рядом, узнала яркие зеленые глаза правителя Аргроса. — Имя? Как зовут бесенка? Истинное имя!

— Щип, — был ответ.

Повторив сказанное шепотом, Змей глубоко вдохнул, и незнакомая энергия мощным потоком хлынула сквозь мои ладони в тело маленького едва живого существа. Не сразу, но я поняла, зачем правитель потребовал имя бесенка. Только зная истинное имя можно вторгнуться в чужую ауру и воздействовать на неё. Вылечить, просто поделиться силами или же убить, это уже на выбор.

Мне подобные условности были не нужны. Силы, которыми обладали я и Леший, были дарованы самой природой. Они сами - природа. Один этот факт — что я смогла воздействовать на жизненную силу Щипа без знания его имени — мог подвести меня, сдать с потрохами, но бездействовать я тоже не могла. Поймала взгляд Клавдия, прекрасно понимавшего мои мысли, но не увидела в глазах советника укора или неодобрения. Будь Ростов на моем месте, тоже не прошел бы мимо. Значит, и выбираться из этой ситуации будем вместе.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться