Горынычам вход воспрещен

Глава 20

Приподнявшись на локтях, силилась рассмотреть источник бушующего огня, а когда мне это удалось, почувствовала, как стынет в жилах кровь. Посреди поля боя, осторожно переступая мощными когтистыми лапами, изрыгал пламя огромный трехголовый… Змей! Черная с переливами красного чешуя, длинные шеи с высокими перепончатыми гребнями, сходящимися в один у основания шей, массивный хвост, сейчас яростно бьющий по бокам Змея… Три струи огня целенаправленно пожирали орущих и визжащих упырей.

От такого зрелища я потеряла дар речи. Тело сковал первобытный ужас. Какой же он огромный! Мечущиеся перед Горынычем упыри казались мышами под лапами упитанного кота. Мой персональный упырь в страхе перед пышущей огнем махиной сполз с меня, и я, не теряя времени и не отводя взгляда от огромного Змея, отползла к стене, подальше от всепожирающего пламени.

Вот тебе и правитель Аргроса…

Когда инквизиция закончилась, пещера была затянута дымом, разглядеть что-либо пока не представлялось возможным. Закашлявшись, осторожно поднялась на ноги и только тогда поняла, что все это время судорожно сжимала в руках кинжал. Ладони были в крови, но это показалось мне пустяком. Безмолвие, повисшее в воздухе, пугало.

— Ростов… — осторожно позвала я, надеясь, что он где-то рядом и услышит. — Клавдий!

Ответом была густая тишина, только изредка с разных сторон раздавались невнятные стоны. Поползла на звук, но, пару раз наткнувшись на догорающих упырей, решила не продолжать. Встала на ноги, вглядываясь в дым, который ел глаза.

— Клавдий! — голос постепенно окреп, и я почувствовала себя увереннее. — Ваше Высочество! Нюх! Коготь! Эхо!

Вдруг кто-то схватил меня за локоть. Замахнувшись кинжалом, уже была готова ударить, но увидела перед собой знакомую клыкасто-красноглазую рогатую морду. Шерсть на теле беса в некоторых местах тлела, но в целом он был невредим.

— Нюх, тьфу ты, — в сердцах выругалась я, — напугал, чёрт.

— Такой страшный? — попытался отшутиться Нюх, и я невольно улыбнулась.

Чего мне сейчас не хватало, так это хоть крохи позитива. Объединив наши усилия и то и дело подавая голос, мы с бесом вскоре нашли его сородичей. Эхо и Коготь оказались потрепаны чуть больше Нюха, но ничего серьезного не было. Покоя мне не давало то, что мои спутники отчаянно отказывались отзываться на наши голоса.

Живы ли они? Ну, насчет Ярослава бояться было глупо, а вот Ростов… Вдруг Змей зацепил пламенем и его? А сам князь? Обернулся ли он человеком?

— Клавдий! — снова в отчаянии позвала я. — Ваше Высочество!

Тишина, повисшая в ответ, добивала. Села на пол, скрестив ноги. Как мы можем их найти в таком дыму? Бесы топтались рядом, не в силах сделать что-либо. А что, если князь и советник уже надышались дымом и угорели? Даже если они еще живы, каждая минута промедления опасна…

— Ярослав! — что есть силы крикнула я, наплевав на формальности.

— Ирина… — раздалось тихо откуда-то справа, и я, вскочив на ноги, бросилась туда.

Споткнувшись о чью-то ногу, рухнула на колени аккурат перед телом своего советника. Рука Клавдия оказалась обожжена, но в остальном, за исключением пары ссадин, он был цел. Припав к его груди, поймала слабый ритм сердцебиения и смогла спокойно выдохнуть. Жив. Уже легче. Положив ладони на грудь советника, сосредоточилась и, резко выдохнув, пропустила через себя силовой импульс. Пульс Клавдия стал четче. Пошлепав парня по щекам, попыталась привести его в чувство. Тут подоспели бесы, и я, оставив Ростова на их попечение, поползла на поиски Змея.

— Ваше Высочество! — снова позвала я, и когда мне в ответ прокашляли совсем рядом, прошла еще пару шагов.

Ярослав лежал на боку в позе эмбриона, тело князя било крупной дрожью, хотя в пещере было жарко. Факт того, что Горыныч был обнажен по самое не могу, вогнал меня в ступор. На коже рук, спины и ног были ожоги, самый страшный открывал плоть на плече. Собравшись с духом, присела рядом.

— Ваше Высочество, — позвала я, осторожно касаясь князя, чтобы осмотреть его раны. — Вы меня слышите?

— Слышу, — прохрипел Змей и чуть повернул голову, чтобы посмотреть на меня. — Ты цела?

— Не о том надо переживать, — шикнула я на князя, соображая, как нам доставить его хотя бы к выходу из пещеры. — Шевелиться можете?

В ответ Горыныч осторожно приподнял и опустил руку, и пусть он не выдал и толики эмоций, я своей кожей ощутила, как ему больно.

— Ростов! — решительно позвала я, поднимаясь на ноги. — Ты очухался?

— Ты сама любезность, — раздалось из дыма, и вскоре мой советник стоял рядом, разглядывая изувеченного правителя Аргроса. — Вот это да…

— Жутковато, а, Клавдий? — хрипло усмехнулся Ярослав. — Помоги мне сесть.

Ростов склонился над князем, помог ему и прикрыл своим плащом. От меня не укрылся восхищенный взгляд, коим мой советник одарил правителя Аргроса. О своих впечатлениях я подумаю потом. Сейчас важнее другое. Снова села рядом с Горынычем, внимательно осматривая и ощупывая его плечо. Поймав на себе насмешливый взгляд правителя, смутилась.

— Что не так?

— Так переживаешь, — отозвался он, смотря убийственно спокойным взглядом зеленых глаз. — А это что? — выразительные брови Ярослава сошлись на переносице, когда он, поймав мою руку, повернул её ладонью вверх. — Ты поранилась?

— У вас кожа на плече отсутствует, Ваше Высочество, — ответила я упрямо, снова склоняясь к его ране, давая понять, что мои порезы по сравнению с его ожогами — ерунда.

— Может, я просто её сбросил, — едко произнес Ярослав, смотря на меня с хитрым прищуром.

Шутку оценили все, даже хмурые бесы оскалились в улыбках. Змей… Перед глазами встал образ огромного беснующегося существа, и снова восхищение на пару с ужасом пробрали меня, заставив толпу мурашек выступить на коже. Сейчас же передо мной сидел обожженный мужчина с яркими нереальными зелеными глазами, и собрать воедино Змея и человека у меня пока не получалось.



Татьяна Михалёва

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться