Господин Фортуна

Размер шрифта: - +

Пролог

Мужчина закинул ногу на ногу, подцепляя двумя пальцами полупустую чашку с чаем.

— Я внимательно слушаю вас, лорд Огнев. Вы ведь оправдаете мои надежды? Мне так интересно, я сгораю от любопытства! — сдержанно улыбнулся мужчина одним краешком губ, слегка задирая его, так что обнажились две глубокие морщины. 

— Ох, что в наше время любопытство, — вторил мужчине сидящий подле старик, помешивая в чашке пару листиков, случайно попавших из заварного чайника. — Родион! Переделать! — вскрикнул старик, со звоном ставя чашку на столик.

Из-за угла появился немолодой мужчина лет сорока в белой, плохо накрахмаленной рубашке, с характерным бордовым жилетом, что носят дворецкие и старшая прислуга в поместьях. 

— Родион, что за вид? Где твой фрак? Все за тебя делать прикажешь? — возмутился старик, поправив на себе воротник, мол, вот как надо.

— Что за глупости говорите, господин, как я могу вам приказывать? — нахмурился дворецкий, вставая за спинкой стула старика. 

— Ты должен был просто извиниться, — тяжело вздохнул старик. — Налей чая и исчезни.

— Вы звали меня ради чая? На что вам прислуга? — удивился дворецкий.

— Родион! — возмутился старик. — Не позорь меня! Чай и принеси мне письмо, то что в синем конверте. 

— А, то, что якобы с дикой земли, что у них даже бумага синяя? — глаза дворецкого сверкнули смешинкой. Мужчина за столом попытался спрятать усмешку.

— Именно, — прорычал старик. — Просто принеси его, и я не буду бить тебя плетью! 

— О, — выдал совсем неприличное для воспитанного человека дворецкий и, быстро закивав, почти выбежал из зала.

— А чай? — обреченно спросил старик, когда дверь захлопнулась. — И за что держу его только? Гостей принять стыдно, а ему весело! — досадливо выкрикнул старик. 

— Ну-ну, виконт Мандигор, не переживайте, в вашем возрасте это вредно, — в кружке спрятал улыбку третий собеседник. 

Это был молодой парень. Увидев его впервые, ему можно дать не более семнадцати, а то и все шестнадцать. Длинное худое, болезненное лицо, с резкими чертами, острыми скулами и глубоко посаженными поразительно синими раскосыми глазами. На плечи, странного кроя черного фрака, падали слегка красноватые, рыжие волосы. 

Юный лорд, молчавший до этого, вступил в странную беседу.

— А по мне, ваш слуга весьма интересен. Он напоминает вам о доме? Не дает зачахнуть в одиночестве? По нему видно, что он ваш хороший друг, вы даже позволяете ему так общаться с вами, — сделав глоток после сказанного, лорд отставил чашку, глядя в глаза слегка растерянного виконта.

— О, да-да, — на губах старика расцвела улыбка, — он поразителен, мы с ним с моего принятия титула, почти ровесники. Он, к сожалению, младше, но обещал, что меня не переживет, — хохотнул старик. 

— Поразительно, — одобрил сказанное виконтом мужчина.

— Я бы не сказал... Не считаете ли глупым держать друзей так близко к себе? По-моему, это малодушие — делать друзей и хороших товарищей прислугой, почти рабами. А не иметь в себе сил отпустить — трусость и глупость, я повторяюсь, но это так. 

Старик медленно повернул голову в сторону юноши, не зная, что сказать. Хотелось возмутиться, но хотелось и сохранить свою гордость, ведь малец ничего не понимал в том, что говорит! 

— Я понимаю, — усмехнулся юный лорд. — Боевой товарищ, возможно, служили вместе, а возможно, у вашего дворецкого отняли титул, потому что он все еще загибает на себе воротник «бабочкой», так делают в парадном фраке. Но не считаете ли вы, что возраст — это причина иметь товарищей под боком? Прислуга должна вас слушаться, а не думать: «да он простит мне все, мы друзья!». Это унизительно для любого человека из знати. 

«Высокомерный щенок» — с улыбкой думалось мужчине. 

Юный лорд отвечал ему той же двуличной улыбкой.

— Так что вы хотели, граф Дарос? Я уверен, это что-то до невозможности важное, раз вы вытащили меня из поместья пятнадцатью требовательными письмами, — не скрывая того, юный лорд насмехался над нетерпеливостью графа, позволяя и старику виконту хохотнуть над этим. 

— Сэр Нортон, раз вы тут, — лорд Огнев скрыл смешок после этой фразы графа в кашле. Граф сделал вид, что не заметил, — то оставим все предлоги за дверьми зала, — попросил он и кивнул головой старику, мол, можно.

Виконт все понял.

— Родион! 

После крика господина Мандигора в комнату, так и не постучавшись и без фрака, вошел дворецкий. Старик пробормотал что-то себе под нос, но ничего не сказал вслух, приняв из рук синий конверт с письмом. 

— Родион, прошу вас никого не пускать, пока мы не позволим, — попросил господин Дарос, и дворецкий кивнул головой на его просьбу.

Как только за дворецким захлопнулась дверь, на пару минут в кабинете стало тихо, и все внимание было обращено на конверт со странной алой сургучной печатью.

— Прошу, лорд, — получая в руки переданный виконтом конверт, граф протянул его юноше, — посмотрите, изучите. Но не вскрывайте. 

Юный лорд лишь кивнул. Его взгляд приковался к странно окрашенной бумаге и выделяющейся на нем кровавой печати с замысловатым гербом с щитом, в центре которого большой волк поднял голову вверх, но молчит, закрыв пасть, стоя на странной куче, которая лишь позже начала напоминать человеческие кости. 

— Ну и герб, — вздохнул лорд, пытаясь сдержать нервную усмешку. — Волк никогда не пользовался популярностью в нашем королевстве, у нас распространены лошади и птицы, так что сделаю вывод, что это не наши земли, но императорские, потому что только наше содружество ставит эти «Э» в углу конверта. 

— Считаете? Не думаете, что ловушка? — нахмурился мужчина, и старик покивал головой на слова графа.

— Империя Эфлара пользуется лучшими чернилами с южных берегов империи, и факт того, что они не растекаются — знают все. А конверт явно намочили, потому что слишком много разводов на титульной стороне, где нет печати, — лорд развернул конверт лицом к графу, указывая на пятна, где синяя бумага была почти белой. 

— Кораблем доставили, значит? — задумчиво уточнил виконт.

— Нет. Привезли оттуда, где слишком много снега, — усмехнулся юный лорд. — От воды спасти на корабле можно, а вот кибитку от снега в тундре — нет. И разводы крупные от того, что письмо просто упало в снег. А в теплоте размякло и намокло. 

— Значит, север? — уточнил граф.

— Волки, медведи и барсы — это знаки северных семей. Тем более волк никогда не был в почете у геральдики. Кровожадное, агрессивное животное, но готовое на все ради семьи, — лорд откинул письмо на стол. — Так вы позвали меня сюда ради того, чтобы поговорить о письме? — бровь лорда насмешливо дернулась вверх, и граф с виконтом переглянулись. — Или вы боитесь того, что в конверте угроза или яд? Я слышал о тех, что передаются в закрытых конвертах. Стоит только коснуться бумаги письма, как яд проникает в кожу и человек медленно умирает…

— И вы говорите об этом так спокойно?! — напуганный старик едва ли не кричал от злости, ерзая на месте. 

— О, поверьте, если это северяне, то мне и не стоит беспокоиться о сохранности своей жизни. Я не экспортирую свою продукцию в третий мир империи, это не выгодно по налогам и продаже. А вот вы, граф, — лорд впился взглядом в миг принявшего равнодушное выражение лица графа, — специализируетесь на поставках рыбы, уверен, у вас есть товар с севера. Были бы осторожнее.

— Обязательно, — сухо кинул граф, не глядя на юного выскочку и поправляя тонкие белые перчатки на руках. 

— И вы, виконт… Насколько знаю, на севере у вас целый завод по производству одежды для нижних слоев общества. Вдруг ваш конкурент слишком зол на вас? — выразительно стрельнув синими глазами в сторону старика, лорд взял свою чашку в руки, делая глоток остывшего чая, потерявшего свой приятный вкус. 

— Вы-вы… — заторопился старик, — так думаете? 

— Возможно, — уклончиво произнес лорд. — Граф Дарос, вы часто ставите императорские печати на конверты? 

— Вы думаете, хотят подставить Императора? — почему-то шепотом просил старик.

— Вовсе нет, — закачал головой лорд. — Это письмо из службы безопасности Империи. Императорские печати на письмах внутри империи ставят только они и сам император с его приближенными и палатой. Так что да — это письмо из службы безопасности, — довольный собой улыбнулся юный лорд, довольствуясь растерянностью на лице собеседников.

Граф не смолчал, высказался первым.

— Вы все это время водили нас за нос?! — мужчина, обычно такой спокойный и равнодушный к чужим выходкам, вскочил на месте.

— Вы так мило пытались скрыть свой страх — я не удержался, — спокойно сообщил парень, разводя руки, мол, чего не бывает, случилось так случилось, — да и тем более, знай, что этот конверт опасен, я бы его даже в руки не взял.

Старик снова что-то буркнул.

— То есть, тут письмо от службы безопасности Империи? — уточнил старик, подхватывая письмо. — С севера? Что-то там случилось? 

— Ваши экспортеры, вам и знать, — лишь пожал плечами лорд. — Присаживайтесь, не стойте, Господин Дарос. 

Граф что-то глухо рыкнул и сел обратно, зло вырывая конверт из рук старика.

— Я все пытался понять, почему волк, господа. Я не помню ни одного офицера с таким родовым знаком из полков, где служили мои дядюшки и отец, так что я полагаю, что это новый член гильдии, — говорил лорд, когда граф начал вскрывать конверт, забыв о всех нормах, ибо делал это кухонным ножом для торта. 

Из конверта выпало белоснежное письмо, и лорд схватил за руку графа прежде, чем он бы схватил бумагу и начал читать.

— Сэр Нортон, — прорычал разъяренный граф Дарос, вырывая руку. — Я прочту его, и мне плевать, кому оно пришло.

— Не роняйте свое достоинство еще ниже, граф, — тонко заметил лорд, откидываясь назад на спинку кресла, с полуулыбкой наблюдая за злеющим графом. 

— Я зачитаю… С вашего позволения, — делая одолжения лорду, попросил граф, выдавливая скупую улыбку виконту. Тот ничего не ответил.

Письмо раскрылось в руках графа. 
 



Кто-то с Чем-то

Отредактировано: 07.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться